Женщина на корабле РЖД — к беде? Причина проезда в Раменском: Девушка в кабине, или Выматывающие инструкции

Опубликовано 14 ноября 2021

Рядовой проезд электропоездом запрещающего показания маневрового сигнала по станции Раменское буквально взорвал соцсети, в которых общаются железнодорожники. Причина проста: помощник машиниста — девушка. Vgudok разобрался в ситуации. Спойлер: без сексизма и дискриминации.

«21 октября 202г. в 06 часов 24 минуты при выезде из моторвагонного депо Раменское электропоезда ЭД4М-0478 приписки моторвагонного депо Раменское под пригородный поезд № 7103 сообщением Раменское — Москва-Пассажирская-Казанская, под управлением локомотивной бригады этого же депо в составе машиниста электропоезда Алышева А.С. (1 класс квалификации, 1 группа профотбора, стаж работы в должности с 2007 года) и помощника машиниста электропоезда Душковой Ю.И. (не имеет свидетельства на право управления, 1 группа профотбора, стаж работы в должности с 2021 года) допущен проезд маневрового светофора M 17 с запрещающим показанием с последующим взрезом стрелочного перевода № 17» — выдержка из официальной хронологии события, подписанной начальником моторвагонного депо Раменское.

Дальше ТЧ сообщает, что бригада заступила на работу после ночного отдыха в 04:55, а движение из тупика до предельного столбика начала в 06:11. Чем занималась бригада один час и 16 минут? Сначала — медицина. Давление, пульс, алкотест. Всё это — на компьютере, тут спешка может обернуться перемером, а это — десять минут ожидания. Дальше — к дежурному по депо и на машину. О том, как приводятся в рабочее состояние электрички, можно писать оды, но к более-менее новой ЭД4М-0478 это не относится.

Мы не знаем, каков порядок приёмки составов в Раменском, будем отталкиваться от общепринятого по сети. Сначала — обход помощника машиниста вокруг состава на предмет его осмотра. Затем — включение аккумуляторных батарей по составу. На одиннадцативагонке их шесть. После этого машинист поднимает токоприёмники, заряжает напорную и тормозную магистрали. Всё, можно запрашиваться? Нет. С вводом в действие нынешних Правил технического обслуживания тормозного оборудования и управления тормозами железнодорожного подвижного состава (2014-й год) обязательным стало полное опробование тормозов

Раньше как-то обходились сокращённым, таким же, как выполняется при обычной смене кабины, и ничего — без тормозов никто не уехал. Каковы были предпосылки такой новации, теперь уже никто не скажет, хотя, как объясняли в тот период в депо, имела место обычная опечатка.

Позднее продолжительность периода отстоя без бригады отдали на откуп владельцам инфраструктуры, но изменений, насколько мы знаем, не внёс никто.

Полное опробование (или проба, как говорят в этой среде) проводится путём проверки плотности тормозной магистрали по приборам (забота машиниста), а затем действия тормозов у каждого вагона на торможение и отпуск. Сначала электропневматических (ЭПТ), затем — автоматических (ПТ). Тормозные цилиндры, по штокам которых можно определить, сработали тормоза или нет, расположены по бокам рам тележек и с противоположной стороны не видны. Значит, идти надо с двух сторон. Считаем: тормознули на ЭПТ — прошёл помощник туда-обратно, проверил срабатывание. 11 вагонов — это 236,5 метра. Туда-сюда — уже 473. Отпустили ЭПТ — ещё 473. Тормознули ПТ — 473. Отпустили ПТ — 473. Четыре прохода — 1892 метра. По щебёнке с фонариком. Ширина кузова не учитывалась, простите за погрешность.

В кабине — РПЛ (регистратор переговоров локомотивный). Он фиксирует все разговоры при следовании на запрещающий сигнал, сразу после остановки и ещё в некоторых случаях. В отдельных депо при выполнении регламента переговоров его заставляют включать принудительно. Одно неточно сказанное слово — минус часть премии. Поэтому на светодиодик РПЛ бригады смотрят куда внимательнее, чем на светофоры.

В 06:16 машинист запросил у дежурного по депо разрешение на выезд из тупика и следования до сигнала М-17. Дежурный такое разрешение дал, а дежурной по станции Раменское передал ошибочную информацию о том, что состав будет выезжать от М-19.

В 06:19 машинист запросился у ДСП Раменское от М-17. Дежурная по станции запрос подтвердила, но сигнал назвала М-19 – тот, о котором ей сообщил дежурный по депо. Точность формулировок регламента для ДСП точно так же, как и для бригады, важнее его содержания. Даже наличие помощника в кабине подтвердила. Только машинист говорит об М 17, а дежурная — об М 19. Послушайте:

Добавим к этому спешку. Проходящие электрички на Москву (по двум разным путям) — 06:08, 06:14, 06:20, 06:28, потом наш «Спутник» на 06:30, потом 06:38… Машинист, больше думающий о том, как ему не «намазать» под отправление, чем о точности повтора его доклада со стороны ДСП, не заметил ошибки дежурной.

Как специалист с минимальным стажем попал на экспрессы «Спутник»?


Не заметила этой ошибки и помощник Юлиана Душкова. Она едва отдышалась после полной пробы. Несомненно, нужной и технологически оправданной. Когда все поняли, в чём были их ошибки, было поздно. Запрещающее показание сигнала и взрезанная стрелка остались в двухстах семидесяти метрах позади.

РЖД получили этот проезд, потому что не могли его не получить. На месте несчастной девушки-помощника мог оказаться любой её коллега-мужчина. Не думаем, что это обстоятельство сильно на что-то повлияло бы.

К слову, организация работы помощника машиниста Юлианы Душковой всё-таки вызывает вопросы. Которые нужно задавать руководству депо. Как специалист с минимальным стажем попал на экспрессы «Спутник»? Абсолютно во всех депо, в которых есть обычные электрички и экспрессы, идёт борьба за право работать на экспрессах. Остановок меньше — меньше шансов кого-то зажать-протащить и оказаться в тюрьме. Машины новее, меньше беготни по вагонам во время движения. Право работать в таких условиях — своеобразное поощрение. Чем так успела отличиться помощник машиниста Душкова, что обошла в этой очереди коллег-мужчин, годами работающих без замечаний?

В одном из наших интервью единственная в России женщина-машинист Елена Лысенко-Салтыкова говорила, что отбор на более комфортный подвижной состав должен быть по профессиональным качествам, а не принадлежности к полу. Даже сами носительницы профессии это понимают, но почему этого не понимают в депо Раменское?

Наши читатели припоминают и Анастасию Каткову, снявшуюся в ролике у слишком креативного режиссёра, и Алёну Наместникову, у которой был случай со странным поведением.

«Не принимает РЖД женщин-помощников, третий звоночек, может, стоит задуматься?» — спрашивают читатели.

Зачем устраивать прослушку записей регистраторов что по радиосвязи, что внутри кабины, если ничего не случилось?

Ответим: задуматься стоит. Только не о гендерной принадлежности, а о выполнимости и технологической обоснованности различных инструкций. Сколько неисправностей тормозного оборудования выявлено при выполнении полного опробования тормозов на электричках после отстоя без бригады? Ни одной телеграммы не припомним.

Или методы контроля не те, или проблемы не существует. Исходя из того, что по отсутствию тормозов ни одна электричка никуда не улетела, вывод: «проблемы не существует». Зачем устраивать прослушку записей регистраторов, что по радиосвязи, что внутри кабины, если ничего не случилось?

Неужели в ОАО «РЖД» не понимают, что всё внимание в созданных условиях направлено на наговаривание правильного регламента, а не на осознание сути произносимых фраз?

Предполагаем, что у начальника депо Раменское Олега Сергеева головных болей, связанных с безопасностью движения, хватает. Может, именно поэтому он решил последовать примеру своих коллег из моторвагонного депо Санкт-Петербург-Финляндский и попытался скрыть этот случай?

Подчинённые характеризуют своего шефа, как правдоруба:

«Всё у него должно быть по инструкции, никаких отклонений, соблюдение инструкций, а тут — бац! — проезд, но его нужно срочно скрыть! Получается, по инструкции должны работать только бригады, а начальникам можно всё?»

В Питере после того сокрытия последовали обмены креслами среди руководителей. Посмотрим, что будет в работающем по инструкциям Раменском.

Что же касается ситуации в моторвагонном комплексе в целом, то, как следует из оперативного приказа начальника Центральной моторвагонной дирекции Андрея Казакова, перемен ожидать не стоит.

«Организовать проверки выполнения регламента, пересмотреть инструкции, провести техзанятия, предоставить отчёт», — это вкратце из резолютивной части документа, часть скрина которого мы привели выше (о сокрытии события).

Ждём следующего проезда.

Больше лёгкого чтива для тяжёлых будней ищите в нашем разделе LIGHT и в Telegram-канале @Vgudok

Владимир Максимов