Смертельные двери РЖД. Vgudok.com разбирает участившиеся летальные случаи зажатия пассажиров дверями

Опубликовано 28 февраля 2021

Не успели мы проводить високосный 2020-й год с его коронавирусом, как новый 2021-й начал свою смертельную жатву. И не только по коронавирусу. 11 января стало последним днём в жизни 38-летнего жителя подмосковного Солнечногорска. Жизнь его оборвалась в 22:50 от травм, полученных при протаскивании по платформе «Берёзки-Дачные». Мужчина оказался зажатым за щиколотки автодверями последнего тамбура, электричка поехала… Представили? В одной солнечногорской группе в соцсетях проскочила информация, что пострадавший был пьян и, возможно, перебегал из вагона в вагон от контролёров. Пусть и так, но, согласитесь: смертная казнь за такие «грехи» — это перебор.

Помощник машиниста моторвагонного депо Крюково взят под стражу, затем выпущен под подписку. Формальные условия для этого в нормативных документах есть, ибо он (в составе локомотивной бригады) отвечает за безопасность посадки-высадки. Даже беспристрастный Следственный комитет на своём сайте говорит, что случай произошёл «в результате ненадлежащего визуального контроля подозреваемого [помощника машиниста] за посадкой и высадкой пассажиров, ненадлежащем контроле за работой автоматических дверей и сигнальной лампы».

Чуть раньше, в ноябре 2020-го года на платформе «Рижская» таким же «способом» была травмирована шестнадцатилетняя пассажирка. И тоже со смертельным исходом.

Такие случаи могли произойти в абсолютно любом месте нашей необъятной, поэтому ни на депо, ни на конкретных платформах мы зацикливаться не будем. Проблему зажатия пассажиров автодверями мы уже разбирали как в общих чертах, так и на примере случая по станции Мытищи. Естественно, встаёт вопрос: а делать-то что? То, что предлагает руководство всех уровней, мы видим из телеграмм, но проблема почему-то не исчезает. Что не так? С этим вопросом мы обратились к Владимиру Александровичу Дмитриеву, в недавнем прошлом — машинисту электропоезда из Санкт-Петербурга. Первый класс, 38 лет стажа на электричках.

«Нет повести печальнее на свете, чем повесть о зажатии в дверях. Каждый машинист электропоезда, скорее всего, с содроганием может вспомнить случай зажатия и даже протаскивания в автодверях. Проблема есть, но решить её пытаются, как и всё на ж/д — как угодно, чем угодно, только без финансирования. Принимаются какие-нибудь полумеры, ничего не решающие, пишется отчёт и… до следующего случая. Смею утверждать: ВСЕРЬЁЗ руководство всех уровней эту задачу не решает! То есть самоустраняется от решения. Руководителю-то срок не грозит, рассказал ветеран отрасли. — Это сейчас Витебский ход (наш собеседник всю жизнь проработал на Витебском направлении Октябрьской ж/д, — прим. авт.) не пропускает и 50-ти пар поездов в сутки, а в былые времена этот показатель по выходным доходил до 112-ти. В такой потогонной системе эти случаи и появились.

Как бы ты ни бдил, какой бы ни был помощник, десять тысяч раз ты всё увидишь, а на десять тысяч первый кто-то или что-то отвлечёт — и всё, попал!

В Ленинград-Финляндском депо пошли по пути наименьшего сопротивления и загнали помощника в тёмное время суток и при движении по участку с кривыми платформами на хвост. Наш зам сказал: "НЕТ. Бригада проходит комиссию для работы в два лица, поэтому так и будет работать, пока я здесь руковожу. Потому что один проезд может привести к гораздо более тяжёлым последствиям, чем протаскивание одного пассажира".

Получается тот же Тришкин кафтан. Тянем во все стороны, лишь бы не финансировать, но никак не хватает. Например, на Московской дороге придумали после закрытия дверей стоять десять секунд. Ну что ж, тоже мероприятие. Кое-где есть ещё и требование к помощнику при прибытии на остановочный пункт выйти на платформу и ОТОЙТИ на метр от вагона. Это не всегда полезно. На станциях разветвления часть пассажиров одного направления заходит в вагоны, а часть, иногда большая, остаётся ждать поезд другого направления. Часто очень близко к краю платформы и в таком случае полностью перекроет обзор помощнику. Кто придумывал такое требование, он работал на электричке? Бывал на таких станциях? Или опять нужно просто что-то придумать и отчитаться?


Сейчас машинист закроет двери, помощник вернётся в кабину. Если дальше первого вагона кто-то разожмёт створки, а концевик сигнализации окажется закороченным – беды не миновать.

Все неприятности с автодверями связаны с их классической раздвижной конструкцией — привод расположен вверху, большинство зажатий происходит внизу. Из-за очень большого рычага при малейшем препятствии в "кармане" (элемент кузова вагона, расположенный ниже уровня пола, в который при открывании «уходит» створка, — прим. авт.) дверь не закрывается, а сигнализация указывает на закрытое положение. Электрички производились на разных заводах, но привод оставался прежним до появления прислонных дверей, появлением которых мы, наверное, обязаны появлению компании "Аэроэкспресс". Она заказала составы под свои стандарты, и после выполнения их заказа завод в Демихове стал ставить такие двери на обычные поезда. Всё-таки прислонная дверь не имеет карманов, не требует такого регулярного ухода и в совокупности с хорошим пневмоприводом покажет себя достаточно надёжно.

На последних номерах ЭД4М и ЭТ4А повсеместно установлено видеонаблюдение. Установлено на заводе-изготовителе, но также повсеместно уже не работает. И почему-то никого из руководителей это не трогает. Случись опять беда — они будут хмурить бровки, топать ножкой и применять ненормативную лексику. Хотя, если они не используют УЖЕ ИМЕЮЩИЙСЯ ресурс, на них лежит такая же вина, как и на бригаде. Точно такая же!

В общем, как и в других вопросах на ж/д, налицо создание видимости каких-то действий при полном отсутствии серьёзной работы и, как следствие, результатов.


Хотя это вопрос жизни и смерти буквально. И он требует решения НАСТОЯЩЕГО, а не очередных полумер. Первое — полный запрет на строительство платформ в кривых участках пути. Участок в 200 м недалеко от кривых платформ есть почти всегда. Второе — видеонаблюдение. Так как проводники на хвост уже не вернутся, нужно видеонаблюдение хотя бы с хвоста в сторону головы. Там, где оно есть, должно БЕЗУСЛОВНО работать. Где нет — можно провести модернизацию. Несколько дешёвых китайских камер и пара ч/б мониторов на состав — невелика нагрузка на РЖД, жизнь дороже. Третье — строжайший контроль за работой дверей и системы сигнализации их закрытого состояния. Двери зимой необходимо регулярно обслуживать, а для этого необходимо закладывать обороты (интервал времени от прибытия с одним поездом до отправления со следующим, — прим. авт.). При существующих ради повышения производительности труда оборотах по десять минут двери будут гарантированно забиты снегом.

Идут годы, а решение этой проблемы руководство РЖД, похоже, считает чем-то необъятным. И, соответственно, руководствуется афоризмом Козьмы Пруткова —"Нельзя объять необъятное". Поэтому видит только один способ решения, самый любимый и привычный — лишение премии.

Эта проблема, мне кажется, может быть решена полностью ТОЛЬКО технически. Абсолютно надёжная работа автодверей в любых погодных условиях и включение блокировки системы контроля закрытого положения автодверей в схему тяги — это четвёртое условие обеспечения безопасности пассажиров».

Очень надеемся, что к мнению, высказанному опытнейшим железнодорожником, прислушаются в ОАО «РЖД». Речь-то о жизни и смерти. Нужно что-то делать, а не писать в инструктаж, чтобы помощник выходил на отправку до открытия дверей — это ещё одно «мероприятие» на памяти автора.

Ну а мы тем временем глянем на результаты опроса, который по нашей просьбе провела самая массовая группа железнодорожников в соцсетях.

Мы спрашивали подписчиков, в чём причина травмирования по «Берёзкам-Дачным». Так как мы просили принять участие только моторвагонников, то предполагали, что лидировать будет пункт о том, что виноват сам пассажир. Так и вышло — 29%. Возможно, такое решение и лежит на поверхности, но оно не откроет путей для поиска решений, исключающих подобные случаи в дальнейшем. Поэтому принимаем безбашенных пассажиров как данность и идём дальше.

22% принявших участие в опросе возложили ответственность на помощника машиниста. Пресловутый человеческий фактор. Если человек может чего-то не заметить, рано или поздно он этого не заметит. Наказывать и привлекать к уголовной ответственности помощников можно бесконечно, но это тупиковый путь.

14% респондентов высказались за возвращение на хвост проводников. «Два глаза хорошо, а четыре лучше»? Этот способ всем хорош, кроме того, что он наиболее затратный. Проводникам нужно платить — это неминуемо отразится на стоимости проезда, да и с оптимизацией такой вариант плохо стыкуется. Кроме того, во времена, когда проводники ещё были, помощник машиниста на отправки не ходил, оставаясь в кабине. Снова один человек на отправке? Снова человеческий фактор?

Машиниста считают ответственным 12% пользователей. По нашему мнению, его ответственность обусловлена тем же, что и помощника — человеческим фактором. Крайне ненадёжная составляющая в обеспечении безопасности.

С разницей в 1% (13 и 14%) железнодорожники возложили вину на конструкцию автодверей и отсутствие блокировки тяги при их незакрытом положении. На наш взгляд, именно здесь стоит поработать конструкторам предприятий-изготовителей электропоездов.

Именно техника должна подставить своё железное наноплечо там, где человек может ошибиться.

9% участников опроса возлагают вину на слесарей и их ошибки в регулировке концевиков системы контроля. От себя добавим: закороченные концевики — на их же совести. Только ни один до сих пор не признался, что это именно он закоротил неисправный вместо его замены. Справедливости ради отметим, что шаблонная регулировка на брусок 50 мм стопроцентной гарантии не даёт: и запястье/щиколотка ребёнка у́же, и про возможный перекос створок мы уже говорили.

Столько же (9%) не относят ответственность вообще ни на кого. Не свезло, да и всё тут. Самый удобный подход предсказуемо оказался в меньшинстве.

В одном из наших предыдущих материалов мы отмечали, что прислонно-сдвижные автодвери на машинах ЭД4М (Демиховский машиностроительный завод, «Трансмашхолдинг») с функцией обеспечения безопасности справляются лучше. На ЭП2Д производитель пошёл ещё дальше: напротив незакрывшейся двери включится видеокамера, сигнал от которой выведен в кабину. Неужели решение найдено? Увы, работающие на этих машинах поправляют: если включится.

Сейчас мы рискуем показаться ретроградами, но тем не менее рискнём дать совет производителю, ищущему решение. Он не по фен-шую, не в тренде, но это будет работать. Дополните отличную прислонно-сдвижную кинематику простым пневмоприводом, как на обычных дверях. Полностью исключите отказоёмкую электронику. Питание видеокамер в тамбуре заведите на вторую пару блок-контактов классического концевика автодвери. Дверь открыта — камеры запитаны. Дверь закрылась — блокировка разомкнулась, камеры выключились. По количеству картинок на мониторе локомотивная бригада будет знать, сколько дверей не закрылось. По самим картинкам — почему не закрылось. У нашего предложения один существенный минус: такое решение существенно снизит стоимость конечного изделия. На другой чаше весов — жизни зазевавшихся пассажиров. Решитесь?

Безопасности вам, пассажиры!

P. S. Когда материал готовился к публикации, стало известно ещё об одном случае протаскивания. 11 февраля на платформе Вялки Казанского направления Московской ж/д автодверями был зажат пассажир. Помощник машиниста под домашним арестом, пассажир погиб.

P. P. S. К слову, о дверях-убийцах. Вот такое видео нам прислала читательница Евгения К. с описанием: «С одной стороны двери не закрываются, а с другой не открывались. Через соседний вагон выходила. Горьковское направление, 17 февраля. Электричка Москва-Крутое в 10:01 от Нижегородской». Как говорится, комментарии излишни... 

Транспортные новости российских мегаполисов и мировых столиц ищите в нашем разделе ГОРОД и в Telegram-канале @Vgudok

Сергей Вершинин, в прошлом — машинист электропоезда,
имеющий «в активе» одно протаскивание