РЖД и Сбер — братья навек. Крупнейший госбанк навязывает сервисы своей «экосистемы» ЖД-монополии

Опубликовано 01 февраля 2021

Российский финансовый конгломерат «Сбер» (в недавнем прошлом «Сбербанк») намеревается наладить тесное сотрудничество с ОАО «РЖД». Для этого он собирается продать холдингу сразу 13 цифровых продуктов и сервисов своей экосистемы. Речь идёт о современных небанковских услугах, которые разработаны на единой цифровой платформе и позволяют решать самые разные задачи. Это если говорить языком красивых презентаций «зелёных» банкиров. На деле до конца понять, что именно предлагает финансовый гигант гиганту железнодорожному, не представляется возможным. Как и то, как нанопроекты «Сбера», адресованные РЖД, сочетаются с вечным лозунгом: «Идите туда, где карту получали». 

Определённое соглашение между «Сбербанком» (простите, пока не отвыкли от старого названия — прим. ред.) и РЖД уже существует. И вроде бы, если верить нашим источникам, в холдинге даже понимают, о каких 13 продуктах идёт речь. С декабря этого года по март следующего банкиры и перевозчики  изучат возможность внедрения новых программ, оценят эффекты, а в некоторых случаях и проведут пилотные проекты по использованию небанковских цифровых продуктов и сервисов, разработанных в структурах экосистемы «Сбера».

Сама экосистема, по сути, представляет собой новый пакет услуг, который предоставляет «Сбер» своим клиентам. Она состоит из разветвлённой сети программ/организаций/сервисов, связанных единой цифровой платформой. 

«Сейчас крупные компании идут курсом на создание экосистем. Глобальные корпорации понимают, что мир меняется, и ключевым активом будут клиенты. Поэтому они собирают под собой другие более мелкие компании для оказания как можно более широкого комплекса услуг, — рассказал vgudok.com технический директор Linagora RUS Алексей. — Например, ВТБ заходит в транспорт, покупает страховые компании. «Сбербанк» делает то же самое. Он хочет предоставлять набор услуг, который нужно каким-то образом капитализировать. В идеале сделать так, чтобы эти услуги ещё и зарабатывали.

Основная задача — охватить как можно больше людей, задача вторая — самоокупаемость составных элементов системы (пусть и частичная).

Мы все станем клиентами экосистем в будущем. Будут, условно, «люди Тинькова», «люди ВТБ», «люди Сбера» и так далее. Сейчас компании ворвались на рынок и завоевывают клиентов, предоставляя пакеты услуг, которые привлекают как разнообразием, так и интеграциями внутри пакета (такси и доставка, к примеру). Приходишь к нам, условно, в «Яндекс.Еду» — получи ещё и музыку, и такси и так далее. То же самое хочет сделать «Сбер».

Что касается предложений, выдвинутых финансовым госгигантом РЖД, речь идёт о 13 программах, которые должны будут помогать монополии в будущем более эффективно работать. Не исключено, что некоторыми ИТ-продуктами холдинг сможет воспользоваться уже в будущем году. Об этом говорится в совместном плане двух госкомпаний.

На первом месте в списке железнодорожных предложений от «Сбера» расположился сервис под названием Sber Works. Это единая среда с широким набором инструментов для архитекторов и разработчиков. Внедрить её планируется уже в декабре-январе. 

Synapse, ещё один продукт, разработанный банковскими экспертами, представляет собой интеграционное решение, которое позволяет выйти «на новый уровень реализации интеграционной логики и значительно сократить время вывода новых продуктов». В декабре-январе запланировано подобрать процессы, подходящие для внедрения Synapse, и оценить возможности внедрения. Очень интересно, что же это за процессы. 

Крупнейший банк ожидаемо предлагает ЖД-монополисту и сотрудничество в сфере внедрения искусственного интеллекта (ИИ). Для начала предстоит выявить процессы и системы РЖД, где потенциально применимо использование ИИ, а также оценить технические возможности решений «Сбера». И только потом можно будет подсчитать, во сколько это всё может обойтись. 

К слову, некоторые проекты уже реализуются РЖД. К примеру, Cognitive Pilot (на 30% принадлежит «Сбербанку» и входит в предлагаемый перечень услуг экосистемы). В июле 2019 года был представлен первый в России и один из первых в мире прототипов железнодорожного локомотива с возможностью автономного управления. Проект реализуется госкомпанией совместно с компанией Cognitive Pilot. В декабре-январе партнёры намерены оценить эффективность пилота.

Некоторые из предложенных сервисов могут перепасть и «дочкам» холдинга.


К примеру, один из них — популярный онлайн-кинотеатр Okko. Он может появиться в поездах «Федеральной пассажирской компании» (ФПК). До февраля планируется оценить максимально возможный охват, после чего сделать вывод об экономической эффективности внедрения.

Подкинули на пробу банкиры и проект для другой «дочки» монополии — «РЖД-Медицины». Называется он «Сбербанк-Здоровье» и включает набор телемедицинских сервисов, запись на приём к врачу, онлайн-консультации. Пилот опробуют в январе-феврале 2021 года.

«Сбер» рассчитывает предоставить РЖД пакет из своих опций, которые органически войдут в сервисы монополии. К примеру, «РЖД-Медицина» будет предоставлять свои услуги и параллельно предлагать «Сбер Здоровье». Тем самым клиенты холдинга под брендом РЖД будут получать услуги фактически от «Сбера», в том числе преференции от использования остальных сервисов банка, которые не оказывают РЖД. Например, покупка билета на поезда с автозаполнением деталей по «Сбер ID». Не придётся больше заполнять свои паспортные данные, если вы клиент экосистемы конечно», — рассказал Алексей.  

«Для бизнеса внедрение таких вещей, как внутренние системы управления, разработки — это, во-первых, проверка, насколько системы жизнеспособны вне компании, где они разработаны и, во-вторых, это попытка их капитализировать и хотя бы частично окупить. Если ты сделал для себя какую-то удобную вещь, можно её кому-то сдавать в аренду, компенсируя часть затрат. Обе цели абсолютно логичные и правильные. Экосистема требует новых клиентов и новых партнёров.

Что касается восприятия коллаборации пользователям, «Сбер» может не афишировать себя как партнёра.

К примеру, «РЖД-Медицина» не обязана публично упоминать, что часть услуг на самом деле оказывает «Сбер Здоровье». В тех моментах, где это неизбежно, например, авторизация через «Сбер ID», прозрачность будет всячески нивелироваться тем, что это просто удобно. Не вижу никаких рисков как на уровне «Сбербанка» и его технологий, так и на уровне РЖД. Партнёрство может быть удачным», — уверен эксперт.

Мы уже упоминали, что всего в предложении 13 блоков, и в РЖД по каждому уже сформирована рабочая группа. Она должна сопоставить то, что предлагает внедрить «Сбер» с тем, что уже работает в госкомпании. И определить в целом, насколько монополисту целесообразно пользоваться сервисами банковской структуры. Решение в итоге будет приниматься по каждому продукту отдельно.

В целом, задуматься господам с Новой Басманной есть над чем. «Сбер» давно и плотно ассоциируется у россиян с компанией, которая никак не может переместиться из прошлого в будущее. Вроде бы и Жоржа Милославского уже оттуда сюда в рекламных целях пригнали. А проблемы всё те же. Диджитал диджиталом, а в очередь к нанобанкомату талон из ненанобумаги возьми, отстояв в ненаноочереди. И так повсеместно. Может, не с того начинаем? Однако это подход гуманитариев-журналистов. У технарей к хотелкам «Сбера» свои претензии.

«Когда во всём мире акцент идёт на децентрализацию данных: блокчейн, прозрачность, доступ к статистике и так далее, за исключением персональных данных, не факт, что в долгосрочной перспективе эта история может быть популярна.  Сейчас набирает рост понимание ценности оупенсорс-продуктов. Это продукт с открытым исходным кодом, где человек может почитать и убедиться, как он работает.

Для полной паранойи его можно поставить самостоятельно и контролировать, что происходит.

Например, когда у пользователя падает любая программа, и там написано «отправить заказчику информацию», он ничего не знает: какую информацию он отправит и как. Потому что код программы закрыт. В открытом коде можно докопаться до модуля, прочитать в открытом, публичном репозетории то, что необходимо узнать. И убедиться, что именно отправляется, как собрано и куда уходит.

В этом плане, мне кажется, что это стратегическая цель «Сбера». Но, с точки зрения страны и нашей IT-культуры и, главное, мировых IT-тенденций, это, конечно, не самый лучший вариант. Интересы «Сбербанка» не всегда соответствуют интересам общества, государства и всего человечества», — делает свой вывод технический директор Linagora RUS Алексей.

Соответствуют ли интересы «Сбера» чаяниям и стратегиям ОАО «РЖД», покажет время. Думается, что в самом начале уже нового, но наверняка всё ещё «ковидного» 2021 года топ-менеджменту монополии будет чем заняться, помимо летучек с 13-ю рабочими группами по вхождению в «экосистему» детища г-на Грефа. Со своими системами бы разобраться — эко и не только. 

Больше лёгкого чтива для тяжёлых будней ищите в нашем разделе LIGHT и в Telegram-канале @Vgudok

Максим Ярошевский, Семён Карабанов