Диспетчер РЖД: «Подло, низко. Средневековье!» Коронавирус как предлог избавиться от неугодного работника

Опубликовано 06 декабря 2020

Поездной диспетчер Юго-Восточной дирекции управления движением Оксана Дивисенко, ранее отстранённая от исполнения обязанностей на основании отказа от прохождения теста на коронавирус, допущена до работы. Разрешение вернуться было получено. Нет, не по доброй воле работодателя, изначально необоснованно убравшего женщину, ведь постановление Роспотребнадзора появилось позднее даты отстранения. Ни пикетирования здания ОАО «РЖД», ни обращения в суд результата не принесли.

Помог, как ни странно, сам Роспотребнадзор, изменивший правила выхода на работу после двухнедельного карантина по контакту с заболевшим: симптомов заболевания нет — милости просим безо всяких тестов.

Отстранение диспетчера от работы из-за отказа от прохождения теста изначально казалось не причиной, а следствием. По словам Оксаны, с ней просто сводили счёты.

Предыстория. Придя на работу жарким солнечным утром 16 июня, поездной диспетчер Дивисенко обнаружила, что тяжёлая техника, следующая для работы на «окне» по станции Народная в соответствии с телеграммой от 12.06.2020г. № 3279 первого заместителя начальника Юго-Восточной железной дороги Шевкета Асанова, ко времени начала «окна» (08:10) не успевает. Искать причины задержки техники — не работа поездного диспетчера, поэтому Оксана приняла ситуацию единственно возможным образом — как данность. Время закрытия движения было скорректировано исходя из времени прибытия техники. Корректировка времени, помимо здравого смысла, была предписана и телеграфным указанием 13315/ЦД.

Как не трудно догадаться, сдвинулось не только начало «окна», но и его окончание. Само собой, поезда, которые были запланированы в период задержки «окна», отправлены быть не могли. У Оксаны запросили объяснение, в котором она кратко и чётко описала ситуацию:

«В связи с подходом техники время начала окна скорректировано согласно т/у 13315/ЦД».

Конфликт исчерпан? Нет. Держите, Оксана Викторовна, приказ об объявлении вам выговора и изъятии талона предупреждения.

«Ввиду отсутствия путевой техники самостоятельно приняла решение о переносе начала технологического окна более чем на 1 час», — это из приказа.

Передёргивание фактов? Что нужно было сделать диспетчеру в этой ситуации? Закрыть движение по времени, указанному в первоначальной телеграмме? Напомним, что согласно ПТЭ, движением поездов на участке должен руководить только один работник — поездной диспетчер. Вот диспетчер и руководил исходя из ситуации, сложившейся к моменту заступления на смену.

Строптивых и отказывающихся брать чужие грехи на себя граждан в РЖД не любят, поэтому от Оксаны не отстали.

11 августа у локомотивной бригады депо Балашов отдых должен был закончиться в 06:20. Ночная смена бригаду не подняла. Искать причину — опять же не работа поездного диспетчера. В девять утра должно начаться «окно» и отправить бригаду с поездом невозможно физически. Подъём бригады диспетчер Дивисенко заказала на 12:00, из расчёта её отправления с грузовым поездом на 14:02, после окончания «окна» и проследования пассажирского. У бригады случился «переотдых» — тот самый, о последствиях которого мы неоднократно писали. Кто должен был подумать о том, как отправить локомотивную бригаду в депо приписки без нарушения режима труда и отдыха? Возможно, локомотивный диспетчер. Возможно, поездной диспетчер ночной смены. Но абсолютно точно не дневной поездной диспетчер!

«Со своей стороны я ничего не нарушила, свою вину не признаю», — написала Оксана в объяснении.

Начальство во всём разобралось и извинилось перед работником? Нет. Начальник Юго-Восточной дирекции управления движением Виктор Попов собрал в приказ пять нарушений, в которых была обвинена Оксана Дивисенко. На пять нарушений — два объяснения. Первокурсники юрфака, что скажете? Виктор Викторович Попов — далеко не первокурсник и, судя по всему, не юрфака, поэтому его резюме коротко, как пулемётная очередь: ещё один выговор.

Что было дальше, вы знаете. 23 августа Оксану отстраняют от работы из-за отказа пройти тест на коронавирус, и лишь 25-го августа Роспотребнадзор обязывает её это сделать на основании контакта с заболевшим. Сама Оксана, как вы помните, в незаконности постановления не сомневалась. Можно по-разному относиться к ковид-диссидентству, но при помощи пандемийных ограничений сводить счёты с работником, отстаивающим свою правоту, никуда не годится.

Сейчас Оксана Викторовна работает, она снова счастлива в родной стихии. Помните, в нашем первом материале она говорила, что работу любит и другой не представляет? Сейчас она надеется на восстановление справедливости. В первой декаде декабря состоится судебное заседание, итогом которого должно стать решение о выплате Оксане заработной платы за три месяца отстранения от работы. Или решение об отказе в такой выплате. Ещё Оксана обжалует присуждение ей штрафа в размере 16 тысяч рублей.

«Платить штраф не собираюсь, — рассказывает она, — и постановление Роспотребнадзора тоже обжалую, иск уже подан. Так как маску не ношу, объявили третий выговор, а руководство не скрывает своих планов: уволить».

На одном из судов вскрылась любопытная деталь. Отдел по управлению персоналом инициировал подписание всеми диспетчерами письма о том, что они отказываются работать рядом с Оксаной до прохождения ею теста. Кто-то выгнал кадровиков из кабинета, кто-то подписал. Сама Оксана расценивает это как психологическое давление:

«Подло, низко. В кабинетах у нас висит моральная, корпоративная этика, а на самом деле Средневековье».

Товарищи по работе остаются в стороне от её противостояния с работодателем: «Коллеги-диспетчера молчат. После истории с письмом в глаза не смотрят. Многие откровенно недоумевают, ну что это она, сложно, что ли?».

Мы не берёмся судить, сложно или нет. Ясно другое: до тех пор, пока работник имеет законное право выбора, лишать его этого права недопустимо.


Безотносительно к разумности выбора. Пока же своими неуклюжими действиями руководство Юго-Восточной дирекции управления движением вынудило диспетчера изучить большое количество нормативных актов и правоприменительной практики. Другими словами, подготовило себе серьёзную оппозицию. Битву, начатую работодателем, может выиграть работник.

На Юго-Восточной дороге недавно сменился начальник, эту должность занял Павел Иванов. Рядовой диспетчер надеется на личный приём нового руководителя, пришедшего из ЦД и отлично представляющего себе «движковскую» кухню.

«По наивности теплится слабая надежда, как на спасательный круг», — не скрывает призрачности ожиданий Оксана.

Больше лёгкого чтива для тяжёлых будней ищите в нашем разделе LIGHT и в Telegram-канале @Vgudok

Владимир Максимов