Вокруг не своей оси. «Алтайвагон» безрезультатно пытается въехать в инновационный «рай» на чужих тележках

Опубликовано 07 марта 2018

На днях правительство РФ приняло постановление о предоставлении субсидий операторам грузовых перевозок, которые в 2018 году смогут возместить часть затрат на приобретение не менее 5 тысяч вагонов с повышенной осевой нагрузкой. На эти цели из федерального бюджета выделяется 2 млрд рублей.  

Весть эта явно обрадует вагоностроителей, которые теперь получат дополнительные заказы на производство инновационного подвижного состава. Только вряд ли на них может рассчитывать АО «Алтайвагон» (подконтрольное холдингу «СДС-Маш» Владимира Гридина). Предприятие оказалось в непростой ситуации, хотя генеральный директор завода Дмитрий Медведев активно использует медиа-пространство, чтобы генерировать оптимизм и критиковать конкурентов.  

Эксперты тогда отмечали, что предприятие три года подряд получает убыток, который с каждым разом увеличивается.

Так, в пространном интервью агентству «Интерфакс» топ-менеджер сообщил, что в 2017 году предприятие вдвое увеличило выпуск вагонов — до 7 тыс. единиц. Но по итогам  2016 года объём производства также значительно вырос — в 1,45 раза. При этом «Алтайвагон» умудрился увеличить чистый убыток в 12 раз, до 2,6 млрд рублей! Эксперты тогда отмечали, что предприятие три года подряд получает убыток, который с каждым разом увеличивается. Так как г-н Медведев умолчал о финансовых результатах 2017 года, логично предположить, что похвастаться тут нечем.  

Гендиректор «Алтайвагона» сетует, что завод находится «в состоянии конфронтации» с УВЗ. Напомним суть спора между двумя машиностроительными гигантами. В 2013 году был заключён сроком на 10 лет договор о предоставлении УВЗ лицензии на выпуск «Алтайвагоном» инновационной тележки 18-194-1. Условия соглашения очень не понравились новому руководству «Уралвагонзавода», сменившему команду Олега Сиенко. Заместитель гендиректора УВЗ по гражданской продукции Борис Мягков сообщил «Коммерсанту», что договор предполагал большую отсрочку платежей в отсутствие какой-либо ответственности за выпуск некачественной продукции: «По сути, это был кабальный договор для УВЗ».  


Дмитрий Медведев

«Уралвагонзавод» предложил заключить допсоглашение. «Нам предлагалось все тележки, включая запчасти к ним, а также вагоны, оборудованные ими, продавать только в адрес УВЗ или АО „УБТ-Уралвагонзавод“», — сообщил «Интерфаксу» Дмитрий Медведев. — Роялти при этом устанавливалось в 10 раз выше (42 тыс. рублей за вагон), чем в первоначальном договоре, а срок действия лицензии сокращался до одного года с возможностью его расторжения в одностороннем порядке». Медведев подтвердил, что УВЗ требует расторжения договора в судебном порядке. 

Отношения между предприятиями ещё больше обострились в конце мая 2017 года, когда «Алтайвагон» получил скидку на холостой пробег инновационного вагона. В результате алтайские вагоны с тележкой УВЗ оказались значительно дешевле аналогичной продукции уральского предприятия — 2,2 млн против 2,8 млн рублей. Но насладиться плодами этой победы «Алтайвагону» не довелось, поскольку завод и без расторжения лицензионного соглашения фактически лишился возможности выпускать инновационные полувагоны.  

И здесь стороны выдвигают разные версии случившегося. Дмитрий Медведев указывает, что УВЗ «блокировал отгрузку в наш адрес комплектующих». В «Алтайвагоне» поясняют, что не могут получить для производства инновационной тележки полимерную деталь, так как её единственный лицензионный поставщик «Уником-сервис» осуществляет поставки только через УВЗ. Впрочем, когда в конце апреля 2017 года «Алтайвагон» приостановил производство полувагона модели 12-2143, гендиректор ХК «СДС-Маш» Александр Мирошник объяснил ситуацию «Интерфаксу» следующим образом: «Дело в том, что поставщик полиуретановых частей тормозной системы допустил брак. Сейчас этим вопросом занимается Ространснадзор».  

Так в чем причина прекращения производства — отсутствие деталей или же их брак? Менеджеры явно не договорились, какой линии придерживаться. Любопытно, что версия Александра Мирошника созвучна позиции «Уралвагонзавода». Заместитель гендиректора УВЗ Борис Мягков уверял «Коммерсант», что жёсткая схема поставок злополучной детали обусловлена выпуском бракованной партии

В результате конфликта «Алтайвагон» сорвал программу производства инновационного подвижного состава для Сибирской угольной энергетической компании (бенефициар Андрей Мельниченко). Контракт с СУЭК предусматривал поставку 3,5 тыс. полувагонов, из которых почти тысячу заказчик не получил и обратился в арбитражный суд. «СУЭК — наш стратегический партнёр», — отмечает Дмитрий Медведев. Это лишь подчёркивает драматизм ситуации. Буквально накануне выхода интервью «Интерфаксу» «стратегический партнёр» уточнил сумму исковых требований к «Алтайвагону», после чего они выросли почти в полтора раза — со 194 млн рублей до 316 млн рублей. 

В условиях, когда выпуск инновационного подвижного состава для «Алтайвагона» фактически заказан, на предприятии решили сменить приоритеты. «Львиная доля производства 2018 года сосредоточится на серийно выпускаемых заводом полувагонах на тележках с осевой нагрузкой 23,5 тонны на ось», — говорится в сообщении завода. Но и эти планы ставят под сомнение коварные конкуренты из Нижнего Тагила, которые планируют введение новой ремонтной документации на тележку 18-100.  

В настоящее время ремонт моделей-аналогов тележки 18-100, разработанных другими вагоностроительными заводами, проводится на основании действующей ремонтной документации (РД 32). «Инициатива УВЗ исключает из ремонтной документации нашу тележку 18-2128 и иные тележки с нагрузкой 23,5 т на ось. Это приведёт к невозможности их ремонта в депо», — уточняет генеральный директор «Алтайвагона». При этом Дмитрий Медведев поведал  об обстоятельствах создания тележки 18-2128. Приводим их подробно по причинам, которые станут понятны ниже. 

«В 2010 году начались массовые изломы боковых рам тележек 18-100, которые приводили к крушению вагонов. Причем заводы-производители тогда не имели своих аналогов этой тележки и выпускали их и детали для них по чертежам УВЗ. …Тогда „Алтайвагон“ решил заменить все боковые рамы на тележках, выпущенных по чертежам УВЗ. В 2011-2012 годах мы потратили более 1 млрд рублей, заменив 12 тыс. боковых рам. Была проделана серьезная работа, израсходованы огромные деньги. После мы обратились к генеральному директору УВЗ Олегу Сиенко с вопросом: вы нам как-то компенсируете расходы на замену деталей, изготовленных по вашим чертежам? В ответ было сказано, что это наши проблемы. И „Алтайвагон“ принял решение разработать собственную модель тележки-аналога 18-100. В итоге родилась наша тележка 18-2128, на которую мы получили сертификат». 

На первый взгляд, всё выглядит весьма убедительно. Если не знать, что ещё в июне 2007 года «Алтайвагон» подготовил к ходовым испытаниям опытный образец скоростного контейнеровоза с новой двухосной тележкой. А сертификат соответствия на производство модели 18-2128 «Алтайвагон» получил в апреле 2009 года, спустя несколько дней после назначения Олега Сиенко руководителем «Уралвагонзавода», который, таким образом, никак не мог повлиять на решение о её разработке.  

Зачем гендиректору «Алтайвагона» понадобилось частично выдумывать эту историю, а частично, словно в «новой хронологии» академика Фоменко, сдвигать события во времени — в данном случае на несколько лет вперёд? Очевидно, чтобы как-то оправдать банальный плагиат и перевести все стрелки на «Уралвагонзавод»: мол, сначала сами вынудили нас создать тележку по образцу уральской, а теперь вставляют палки в колеса

В это же время, когда «Алтайвагон» готовил свой клон модели 18-100, предприятие попыталось реализовать проект создания линейки подвижного состава нового поколения с инновационной тележкой разработки Всероссийского научно-исследовательского и конструкторского технологического института (ВНИКТИ). В 2009 году образцы тележки 18-9800 были подготовлены для проведения сертификационных испытаний. В итоге модель 18-9800 запустил в производство канашский завод «Промтрактор-Вагон» (Чувашия, принадлежит концерну «Транспортные заводы», ВЭБ). Попытка «Алтайвагона» создать инновационную тележку в кооперации с ЗМК (Энгельс, Саратовская область) провалилась на стадии проекта.  

По данным ОАО «РЖД», с начала 2012 года произошло 16 сходов порожних вагонов, большая половина из которых была связана с неудовлетворительной работой этих тележек.  

Был ещё один заход, который почти удался. В июне 2010 года «Алтайвагон» подписал лицензионное соглашение с американской компанией Amsted Rail на производство тележки 18-9836 Motion Control с нагрузкой 25 тонн на ось. Казалось бы, инновационный «соловей» наконец-то оказался в крепких алтайских руках. Однако 19 декабря 2012 года Ространснадзор остановил эксплуатацию полувагонов на тележках Motion Control. По данным ОАО «РЖД», с начала 2012 года произошло 16 сходов порожних вагонов, большая половина из которых была связана с неудовлетворительной работой этих тележек.  

Модель Motion Control использовал и «Промтрактор-Вагон», но последней каплей, переполнившей чашу терпения надзорного органа, стал инцидент на станции «Таргиз» Восточно-Сибирской железной дороги 10 декабря того же года. Крытый грузовой вагон сошёл с рельс по причине излома боковой рамы производства «Алтайвагона». Так что и этот перспективный вариант предприятие, можно сказать, загубило собственными руками. 

«Конфликт с нами — это одна из составляющих большого пасьянса, который раскладывается на рынке вагоностроения, — поясняет Дмитрий Медведев. — По сути, начался передел рынка, монопольное положение на котором пытаются занять УВЗ и холдинг „Объединённая вагонная компания“. А в основе лежит элементарное падение спроса на вагоны в России и желание за счёт других заводов спасти собственное производство». 

Расклад в этом «большом пасьянсе» наглядно иллюстрирует недавнее решение  Федеральной грузовой компании (ФГК) закупить за 4,2 млрд рублей 1,8 тысячи полувагонов, из которых две трети вагонов  поставит УВЗ, а 600 — «Алтайвагон». Так что соотношение в пользу Нижнего Тагила — это уже данность.  

Суть трудностей «Алтайвагона» всё-таки не в происках конкурентов, а в том, что один из ведущих вагоностроительных заводов страны  не смог разработать и внедрить собственные конструкторские решения, обеспечить технологическую независимость предприятия, а значит, и перспективу. Конечно, можно упрекать УВЗ в эгоизме и недобросовестных приёмах, но в действиях нижнетагильцев есть своя логика. А вот на что рассчитывало руководство «СДС-Маша» и «Алтайвагона» в условиях падения спроса на продукцию? Похоже, прежде всего — на административный ресурс. Владелец холдинга СДС Владимир Гридин в 2007–2015 гг. был депутатом Госдумы РФ от «Единой России» и при этом занимал пост заместителя парламентского комитета по транспорту. Сомневаться в его лоббистских возможностях не приходится. Но этого уже недостаточно. 

Чтобы рассчитаться с банками, СДС избавляется как от второстепенных, так и от профильных угольных активов. Именно в этом свете и стоит рассматривать будущее «Алтайвагона».

На днях правительство РФ приняло постановление о предоставлении субсидий операторам грузовых перевозок, которые в 2018 году смогут возместить часть затрат на приобретение не менее 5 тысяч вагонов с повышенной осевой нагрузкой. На эти цели из федерального бюджета выделяется 2 млрд рублей.  

Летом прошлого года зампред правительства Алтайского края Виктор Мещеряков неожиданно сообщил, что «Алтайвагон» станет частью «Ростеха», то есть фактически объединится с «Уралвагонзаводом», причём у сторон уже есть договоренность о процедуре. В свою очередь, генеральный директор УВЗ Александр Потапов в интервью «Коммерсанту» отметил, что концерн готов обсуждать покупку «Алтайвагона», хотя и видит определённые технические нюансы. При этом, по словам главы «Ростеха» Сергея Чемезова, никаких официальных предложений от владельцев «Алтайвагона» не поступало. 

Таким образом, «СДС-Маш» прозондировал почву, а «Ростех» дал понять, что в принципе готов обсуждать сделку. С одной стороны, «Алтайвагон» — проблемный (во всех смыслах, смотрите ролик ниже - прим. ред.) актив, с другой — уральские конкуренты заинтересованы в уникальном литейном производстве предприятия, которое способно полностью удовлетворить потребности УВЗ в крупном литье.

Пока новой информации не поступало, но это не значит, что тема закрыта. В октябре 2017 года СДС завершил сделку по продаже 100% ООО «Сибэнергоуголь». По сведениям Forbes, долг холдинга приближается к $1 млрд, и чтобы рассчитаться с банками, СДС избавляется как от второстепенных, так и от профильных угольных активов. Именно в свете этой распродажи и стоит рассматривать будущее «Алтайвагона». И радужным, увы, оно не выглядит.

Михаил Задорожный