РЖД посылают риск на три буквы. Железнодорожная монополия боится не потянуть строительство ВСМ Москва — Санкт-Петербург

Опубликовано 20 августа 2021

Проект высокоскоростной магистрали между Москвой и Санкт-Петербургом включили в Транспортную стратегию России до 2030 года с прогнозом на период до 2035-го (копия есть в распоряжении vgudok.com). Однако в документе значится не только отрезок, соединяющий две столицы, но и ветка ВСМ до Казани.

«Высокоскоростная железнодорожная магистраль Санкт-Петербург — Москва — Казань объединит крупнейшие агломерации европейской части Российской Федерации в зоны двухчасовой доступности», — сказано в стратегии.

При этом сегодня в РЖД говорят лишь о проекте ВСМ Москва — Санкт-Петербург, реализацию которого в монополии связывают с целым рядом трудностей. И, очевидно, о жизнеспособности скоростной дороги до столицы Татарстана можно будет судить лишь после успешной реализации первой очереди.

Высокоскоростная магистраль от Москвы до Петербурга оказалась для РЖД затеей более чем рискованной.

Об этом холдинг объявил официально, заявив, что компании не хватает рабочих рук. Кроме того, по словам господ из монополии, подорожал и сам мегапроект — за счёт роста цен на стройматериалы. Как говорится, «денег нет, но вы держитесь». Держитесь подальше от ВСМ. Впрочем, отказываться от амбициозной идеи в компании не спешат. Да и корпоративный подход к реализации проекта меняется в лучшую сторону. Ранее отношение к ВСМ в недрах ОАО «РЖД» было чрезмерно шапкозакидательским. С приходом Олега Тони на рулевой мостик скоростных столичных проектов монополии стал очевиден более практичный подход.

В ОАО «Российские железные дороги» заявили, что высокоскоростная магистраль из одной столицы в другую им не по силам. Есть риски, с которыми монополия пока что справиться не готова. Это на данный момент дефицит рабочей силы (куда она пропала, пока никто не знает, может быть, всех без исключения строителей, включая военных, мигрантов, студентов, зеков и гражданских, оттянул Восточный полигон?) и подорожания стройматериалов. Тут уже слово металлургам и всем остальным участникам рынка. Причём первые могут своих слов в ответ наговорить, учитывая сюрпризы с пошлинами на продукцию, о которых мы недавно подробно рассказывали.

Недавно заместитель главы РЖД Олег Тони, который не так давно стал «смотрящим» за созданием первой в России высокоскоростной магистрали, на слушаниях в Совете Федерации заявил, что возникли риски для реализации проекта строительства магистрали. В очередной раз было официально сказано, что в целом стройке быть. Но каким образом она состоится, никто пока что не знает.

Сослаться на коронавирус — самый удобный вариант. Этим и воспользовались те, кто проект должен реализовать. Цены растут, процесс не идёт. Металл стал дороже, а значит, и сам по себе проект подорожал, рассказал vgudok.com директор Института экономики транспорта и транспортной политики Высшей школы экономики Михаил Блинкин.

«То, что в России дорожают материалы, связанные с любым инфраструктурным и дорожным строительством, это чистая правда, и мы этим вопросом в институте очень серьёзно занимаемся. При том, что инфляция в РФ есть, существует и сегментарная инфляция, по металлоконструкциям, по инертным материалам.

А они необходимы для строительства на железной дороге.

По рабочей силе ситуация немного сложнее. Для строительства дорог высших технических категорий рабочей силы не нужно. Там на самом деле нужны просто высококвалифицированные рабочие коллективы, которые обладают специальными навыками. И в российском транспортном строительстве они есть, они никуда не делись», — уверен эксперт

Не удивительно, что риски строительства первой высокоскоростной магистрали в первую очередь объясняют всемогущим коронавирусом. Зараза присутствует везде, постоянно и непрерывно. Та самая недорогая рабочая сила (мигранты из стран ближайшего зарубежья) уехала и боится вернуться обратно. Зачем, если везде корона?

«По всем прогнозам, которые сейчас есть в мире, пассажирский сегмент железной дороги либо уйдёт в скоростную и высокоскоростную сферу, либо просто проиграет конкуренцию.

Всё, что касается дальнего сообщения, будет проигрывать самолётам и автомобилям.

Разумеется, это произойдёт не через 15 минут. И, соответственно, вступление России в клуб High-speed rail имеет абсолютно фундаментальное значение. Мы должны вступить в этот клуб. ВСМ, в отличие от простого скоростного сообщения, требует обособленных путевых конструкций. А в России никто их не строил. В этом смысле пилотный проект ВСМ России абсолютно необходим», — считает г-н Блинкин


О проекте ВСМ из одной столицы в другую говорят давно и активно. Но по факту ничего не происходит. Все амбиции и хотелки (на которые уже выделены и освоены сотни миллионов) остаются либо на бумаге, либо у чиновников в папках. Вопросов по ВСМ много, и ответить на них пока никто не решается, даже после обострения высокоскоростной лихорадки (подробнее об этом заболевании мы ещё четыре года назад рассказывали ЗДЕСЬ). Риски никуда не деваются, магистраль едва ли окупится, вновь напоминают эксперты.

«На этапе эксплуатации ВСМ, если трассу построят, риски очень велики. Народ у нас не богатеет. И платить высокий тариф за экономию времени пока многие не готовы. Но самый большой риск — это то, что мир поедет по High-speed rail.

Наше не вступление в клуб высокоскоростного сообщения — это самый большой риск, который, по моему субъективному мнению, перевешивает все другие риски: и ценовые, и трафиковые. Просто мир уйдёт в определённую технологическую эпоху, а нас в ней не будет», — резюмирует Михаил Блинкин.

Больше лёгкого чтива для тяжёлых будней ищите в нашем разделе LIGHT и в Telegram-канале @Vgudok

Максим Ярошевский