Развалины мегапроектов как памятники коррупции. Рынок в ожидании: на «список Белоусова» слетаются чиновники и лоббисты

Опубликовано 28 ноября 2018

28 ноября Владимир Путин провёл очередное совещание с членами правительства Российской Федерации и посетил форум «Россия зовёт!». И там, и там основная тема встречи — привлечение частных инвестиций в национальные проекты. Президент, начиная совещание, заявил: «Ещё раз это повторю, наша задача — не освоить эти деньги, не отчитаться на бумаге, а повысить уровень жизни граждан Российской Федерации, придать новый импульс развитию экономики страны».

С докладом выступил первый заместитель председателя правительства — министр финансов Антон Силуанов. Его выступление оказалось в меру расплывчато-оптимистичным, как и должно быть перед главой государства. «Среди отобранных проектов — реализация минерально-сырьевого и логистического потенциала Арктики, предусматривающая достижение национальных целей по увеличению годового грузопотока по Северному морскому пути до 80 млн тонн до 2024 года. Другие крупные проекты — «Енисейская Сибирь», а также проект по сельскому хозяйству», — отметил Силуанов.

Содокладчиком по указанной теме был президент Российского союза промышленников и предпринимателей Александр Шохин. То есть фактически бизнес явился на ковёр сразу с адвокатом. Но доклад Силуанова был столь приятен, что и омрачать его оказалось нечем и незачем. Поэтому все жёсткие решения с открытого совещания перенесены в кабинеты. А решения безусловно будут жёсткими, так как они связаны с дебютной идеей, с которой летом выступил помощник президента Андрей Белоусов. Тогда он предложил изъять более 500 млрд руб. сверхдоходов за 2017 год у 14 металлургических и нефтехимических компаний, а также у производителей удобрений (так называемый «список Белоусова»), после чего капитализация компаний рухнула на эти 500 млрд.


Андрей Белоусов

В ходе встреч с бизнесменами на площадке ​Российского союза промышленников и предпринимателей (РСПП) план изменился: теперь речь идёт об участии компаний в реализации нацпроектов — «Экология» и «Цифровая экономика», а также в развитии инфраструктуры, о чём и докладывал Силуанов. Фактически яйца решили развернуть в профиль, потому что глагол «изъять» звучит уж очень страшно. Но суть дела не изменилась. Или не изменилась к лучшему. За рамками обсуждения у президента осталась конкретика, с помощью которой бизнес пытается минимизировать последствия «изъятия» или хотя бы направить денежные потоки в нужное русло, а не на удовлетворение аппетитов чиновников.

«Из общего числа отобрано 174 инициативы, и эти инициативы являются заявками, по сути, от частных инвесторов на реализацию проектов общей стоимостью почти 10 трлн руб. с вложением около 3 трлн руб. собственных средств. Наиболее готово сейчас 19 проектов на сумму почти 3 трлн руб.», — сказал Силуанов.

Долгосрочные планы корпораций составлялись без учёта того, что придётся сдать государству «лишний хлебушек».

Накануне представитель Минфина сообщил РБК, что крупный бизнес направил в ведомство заявки на реализацию инвестпроектов стоимостью свыше 14,5 трлн руб. «Норильский никель» Владимира Потанина, «Металлоинвест» Алишера Усманова и «Полюс» Саида Керимова (сына сенатора Сулеймана Керимова) заявили о готовности вложить 1,8 трлн руб. в «новые инвестиционные проекты», подготовленные в рамках рабочей группы под руководством первого вице-премьера Антона Силуанова.

Миллиардеры, согласно отзывам экспертов, вместо новых инфраструктурных проектов, лукавствуя, представили в правительство планы, уже заложенные в их стратегии. Упрекать их в этом трудно. Долгосрочные финансовые планы корпораций составлялись без учёта того, что придётся сдать государству «лишний хлебушек».

Иной путь избрал Владимир Лисин. Ещё несколько недель назад металлурги предоставили план точечных инвестиционных проектов, в которых нуждаются предприятия отрасли. Их можно охарактеризовать как микропроекты — в противовес мегапроектам, которыми больны ФОИВы.

Компании Владимира Лисина (Группа НЛМК, Первая грузовая компания и транспортная группа UCL) сообщили о намерении вложить 150 млрд руб. в металлургические, логистические и стивидорные проекты. Но для их реализации необходима стабильность налоговых условий и тарифов естественных монополий, которые отсутствуют напрочь, как показали нынешний этап тарифных войн с РЖД, соглашательская договорённость с шантажом нефтяников и прочие интересные события этого года.

В сентябре компании из списка Белоусова получили предварительный набор инвестиционных проектов, которые правительство и бизнес сочли приоритетными для привлечения частных инвестиций. Он включал более 395 проектов от «Росатома», Минтранса, Минприроды, Минкомсвязи, Минсельхоза, «РусГидро», Минпромторга, Рослесхоза, Минстроя и Минэкономразвития, требующих внебюджетного финансирования. Однако часть проектов типа моста на Сахалин или второго Северомуйского тоннеля относятся к разряду проблематичных.

Вообще, на новые деньги уже сбежались желающие. Как стало известно, в рамках «списка Белоусова», как птица Феникс, возродился портовый мегапроект в Арктике. Речь идёт о порте Индига в Ненецком АО. Теперь порт ориентируют на экспорт 70 млн тонн грузов, из которых до 50 млн тонн угля. Инвесторами проекта стоимостью 258 млрд руб. могут стать «Кузбассразрезуголь» Андрея Бокарева и Искандера Махмудова, СУЭК Андрея Мельниченко и AEON Романа Троценко. Надо также построить железную дорогу Сосногорск—Индига (часть проекта Баренцкомур). 198 млрд руб. составят госинвестиции. «Этот проект будет рассчитан на экспорт углей, сюда могут подтянуться удобрения из Пермского края и лес из Коми», — отмечал губернатор НАО Александр Цыбульский.

Фактически угольщики уже платят за расширение инфраструктуры.

От всех этих проектов за версту попахивает маниловщиной. Российский уголь собираются возить из Диксона, из порта «Вера», из новых терминалов старых портов. И пока возят. Прироста грузовой базы в таких масштабах, в каких говорят о новых портах, никак не предвидится. Отметим ещё ряд важных факторов. Стоимость ж/д перевозки угля из Кузбасса до тихоокеанского побережья сейчас подскочила до 25 долларов за тонну. Средняя скорость движения упала в 2018 году на 7%, и оборот вагона на маршруте Кузбасс – порты Дальнего Востока сейчас составляет около 30 дней.

Угольщики уже платят и машиностроительной отрасли, и РЖД (а с экспортной надбавкой будут платить ещё больше). Порты дерут с угольщиков за перевалку по 16–18 долларов за тонну. И имеют достаточно средств, чтобы расширять свои мощности из текущих доходов. Фактически угольщики уже платят за расширение инфраструктуры.

Радость по поводу привлечения частных инвестиций «методом Белоусова» остаётся сомнительной. Ведь фактически деньги изымаются из экономики, чтобы через некое посредничество вернуться в экономику не туда, куда их притягивает «невидимая рука рынка», а туда, куда их направят лоббисты, чиновники и самые влиятельные из влиятельных.  Насколько это полезно — непонятно. Вероятность того, что развалины мегапроектов станут памятником коррупции, мягко говоря, не исключена.

Дмитрий Борисов