Ноль пишем, уголь в уме. РЖД обнулили экспортную надбавку экспортёрам угля. За чей счет праздник?

Опубликовано 12 апреля 2018

В то время как ОАО «РЖД» доказывает невозможность нормально работать без индексации тарифов и всячески продавливает эту точку зрения, оказывается, не в первый раз, что есть избранные грузоотправители, которым не грозят никакие индексации.

Согласно документу, имеющемуся в распоряжении редакции vgudok.com, монополия ещё в прошлом году приняла решение, сберегающее бюджеты угольных компаний за счёт выворачивания карманов остальных клиентов. РЖД сохранили прежний (понижающий) коэффициент для перевозки энергетических углей. Цена вопроса — десятки миллиардов рублей. Те, которые госкомпания «простила» частным. 

Вас интересует, почему? Нас тоже.

По данным Института проблем естественных монополий (ИПЕМ), прошлый год стал во многом знаковым для угольной отрасли: более половины добываемого на территории России угля уходит на экспорт.

Здесь уже сложно притянуть за уши понятие «социально значимого груза». Для кого эта значимость является социальной? Чтобы ответить на этот вопрос, не нужно проводить какие-то сложные расследования. Достаточно работы с открытыми источниками.

Вот, например, Сибирская угольная энергетическая компания (СУЭК) Андрея Мельниченко — безусловный лидер угольного лобби. По итогам  прошлого года она увеличила чистую прибыль по международным стандартам финансовой отчётности (МСФО) в 2,1 раза по сравнению с предыдущим годом — до 657 млн долларов, свидетельствуют данные из консолидированной отчётности компании.

Выручка компании в годовом выражении выросла на 42,3% и составила 5,69 млрд долларов. Доналоговая прибыль увеличилась в 2,2 раза, до 878 млн долларов. Операционная прибыль выросла в 1,8 раза по сравнению с 2016 годом, составив 1,08 млрд долларов.

Ранее сообщалось, что СУЭК увеличила добычу угля в 2017 году на 2,2%, до 107,7 млн тонн.

Возьмём другого члена угольного «клана» — Кузбасскую топливную компанию Игоря Прокудина и Вадима Данилова. Чистая прибыль КТК по МСФО в 2017 выросла в 3,3 раза по сравнению с предыдущим годом и составила 2,104 миллиарда рублей, говорится в сообщении компании.

Выручка в 2017 году увеличилась на 44%, до 38,662 миллиарда рублей, операционная прибыль выросла в 2,5 раза в годовом выражении и составила 3,246 миллиарда рублей. Валовая прибыль составила 6,092 миллиарда рублей, увеличившись в 1,7 раза. Показатель EBITDA вырос в 1,9 раза, до 5,08 миллиарда рублей. Аналитики отмечают, что основными факторами, оказавшими влияние на финансовый результат по итогам года, стали рост цен на мировых рынках угля, а также рост объёмов продаж на 9%.

Можно посмотреть данные по «Кузбассразрезуглю» (компания Андрея Бокарева и Искандера Махмудова не балует публичной отчётностью). Тем не менее, развивается в общем тренде. Примерно две трети добываемого угля — на экспорт. Прибыль, правда, в позапрошлом году показала странноватую, но… Если у всех получается кратный рост, то почему «стабильно растущая компания», наращивая объёмы, вдруг оказывается в минусах? Это тема  отдельного разговора, но сам по себе пример показательный: отчётность угольных баронов настолько порой причудлива, что вызывает очень интересные предположения. У многих. Но не у РЖД. Там свято верят в то, что добыча твёрдого «чёрного золота» чуть ли не вариант благотворительности, и стабильно идут навстречу «шахтёрам» по любому поводу и даже без такового.

Напомним, в 2011 году ради угольщиков монополия сломала через коленку собственные утверждённые руководством страны планы реформирования. Чуть не убив обе свои вагонные дочки (ОАО «Первая грузовая компания» и ОАО «Вторая грузовая компания»), разорвав ранее заключенные контракты, отправила, по сути, весь наличный парк полувагонов на вывоз угля из Кузбасса. Тогда дело доходило до отправки 7 с лишним тысяч вагонов ежесуточно, что превышало рекордные показатели времён СССР.

Потом было множество интересных историй, начиная с общей коррекции тарифов в рамках вступления в ЕвраЗЭС, Таможенный союз и Всемирную торговую организацию, когда многочисленные поправочные (читай – понижающие) коэффициенты очень энергично и находчиво прятались в новом варианте Тарифного руководства. Заканчивая тем, что угольщики в любое время могли просто попросить себе вагонов. И получали их. Сейчас эта история с поправочными коэффициентами. Зачем? Логичных объяснений у редакции нет. Похоже, нет их и у топ-менеджеров монополии.

Так, коммерческий директор РЖД, гендиректор ЦФТО Алексей Шило рассказал о проблемах с дефицитом подвижного состава и о том, как на доступность вагонов влияет уголь. Его слова мы приводили полностью в этом материале. 


Алексей Шило, фото РИА Новости, Виталий Аньков

«У нас есть чётко выраженные циклы по погрузке, и этот год ничем от других не отличается, — отметил он. — Что в этом году действительно выходит за рамки и наших прогнозов, и этой цикличности, это хороший рост экспортных цен на уголь… Угольщики при такой цене готовы платить любые деньги, чтобы получить вагоны, вывезти груз и продать его по высокой цене.

Не хватает вагонов не в принципе, а по приемлемой цене. Кто сегодня может нарастить парк? Угольщики, крупные компании. Они купят себе вагоны, но получит ли от этого вагоны малый и средний бизнес? Я уверен, что не получит — мы лишь будем возить ещё больше угля. То есть решение проблемы по удовлетворению потребности малого и среднего бизнеса лежит в плоскости государства.

Сказать, что в этом году произошла какая-то катастрофа, нельзя: просто высокая стоимость угля привела к тому, что вагоны начали на него перераспределяться. Сейчас ситуацию удалось выровнять».

Как удалось выровнять? Да просто, административными методами надавив на операторов.

«Начиная с июля, многим «щебнякам» перестали подавать вагоны даже в рамках сервисных контрактов, — отмечал в беседе с корреспондентом vgudok.com руководитель одной из уральских логистических компаний. — «Угольщики», кроме того что берут много и под гарантированные объёмы, ещё и активно используют административный ресурс, поэтому проще передислоцировать вагоны под их нужды, проблем будет меньше».

А что такое «передислоцировать вагон»? Это не просто отобрать его у другого клиента. Это значит снизить его доходность под непонятные обещания. До 4000 вагонов оставалось летом прошлого года, лишь бы не прогневить «шахтёров», которые зарядили чиновников так, что даже металлурги не могли перекрыть сделанные угольщиками «заносы».

Есть ещё более интересные способы сделать чёрным баронам красиво. Например, официально разрешив им выбирать, какие именно вагоны будут подаваться под погрузку. Монополия, по сути, сломала всю логистику на восточном полигоне, собственной телеграммой выполнив волю «Кузбассразрезугля». Об этом мы также рассказывали.

Не барское это дело — обо всех думать, когда заботишься об избранных.

«Совместно с угледобывающими предприятиями, ОАО «РЖД» и операторскими компаниями проведена большая работа по увеличению объёма поставок кузбасского угля потребителям… Среднесуточная отгрузка составила 8 795 вагонов… Сейчас в Кузбассе среднесуточно содержится 31 776 полувагонов», — вот выдержка со ссылкой на краевую администрацию из свежего материала, опубликованного на одном из порталов региона.

Когда чёрные бароны поймали ветер конъюнктуры в свои паруса, все должны отойти и не мешаться большим дядям. Лучше, конечно, помогать. И даже железнодорожные начальники понимают свою задачу, судя по представленному документу, совершенно правильно. С точки зрения угольных компаний, конечно.

А думать о ком-то, кроме себя любимых, их владельцы не привыкли. Вот пара примеров.

Не один и не два муниципальных чиновника, а целая Ассоциация глав западной группы муниципальных образований Красноярского края экстренно подготовила обращение в правительство региона и к руководству ООО «Сибуголь» с требованием нормализовать поставку угля в западные районы. Как сообщила пресс-служба администрации Ачинска, которая входит в состав ассоциации, в нескольких районах западной части края «начался дефицит чёрного топлива». Так, на заседании объединения глава Новосёловского района Александр Гергарт заявил «о проблемах с отгрузкой и низким качеством угля из разреза «Большесырский» Балахтинского филиала ООО «Сибуголь». Это и стало причиной дефицита угля.

Ладно, муниципалы, небось, не замерзнут в своих домишках, тем более, что уже и весна не за горами. Могут и потерпеть, ведь экспорт растёт. Нужно входить в положение. Чего это вдруг жители Красноярского края путаются под ногами, мешая завоевать новые вершины увеличения валовой прибыли?

Опять же, как мы уже писали, возникает проблема энергетической безопасности страны.

Представители отечественной угольной генерации в ноябре неоднократно пытались обратить внимание властей на проблемы, которые доставляют энергетикам экспортные аппетиты горняков. Об этом говорили и первый заместитель главы «Газпром энергохолдинга» Павел Шацкий и генеральный директор энергокомпании «Русгидро» Николай Шульгинов.

В целом, ситуация достаточно прозрачная: всё для фронта, всё для победы. Для фронта погрузки угля, для очередной победы горняков. А остальные клиенты… Не барское это дело — обо всех думать, когда заботишься об избранных.

Сергей Ветров