Бады для БАМа от РЖД и Минтранса. Правительство утвердило методику распределения допуска грузов на Восточный полигон

Опубликовано 28 мая 2020

Три месяца потребовалось Правительству, чтобы прорваться сквозь разногласия, внутренние и внешние, и принять методику распределения грузов по Восточному полигону. 22 мая премьер-министр Михаил Мишустин подписал (а 27 мая об этом стало известно) изменения в Правила недискриминационного доступа к инфраструктуре железнодорожного транспорта, в первую очередь БАМа и Транссиба, между разными группами грузов. Угольная перевозочная квота добывающих компаний Кузбасса прописана отдельно. Всё это не новость, а фактически утверждение существующего порядка, благодаря которому ущемляются интересы перевозчиков руды, лома, щебня и других не скоропортящихся грузов, которые не уголь. Теперь за ними официально закреплен статус «иные». Они же последние в списке из 6 пунктов.

Предложенные правила оказались не реальным лекарством, а чем-то вроде гомеопатии. Не вылечит, но и не искалечит.

Отрасль с интересом ждала с начала года утверждения этой методики. Но война лоббистов закончилась появлением на свет довольно бесполезного документа. Методика была представлена авторами — Минтрансом, Минэнерго и РЖД — как некое чудо-средство, способное исцелить и главную ж/д артерию страны, и заодно придать отношениям монополии с грузоотправителями новые тона. На деле предложенные правила оказались не реальным лекарством, а чем-то вроде гомеопатии. Не вылечит, но и не искалечит.

Документ подробно описан в статье наших коллег в «Ъ». Из позитивного: из финальной редакции на радость клиентам ж/д монополии (особенно перевозчикам нефтепродуктов), исчезло положение о грузах, которым не достанется квоты. В более ранней версии было прописано: всё, что не протиснется на Восточный полигон, пойдёт в объезд, и рассчитывать тариф РЖД будут по фактически пройденному километражу, а не по кратчайшему маршруту. Схема «накажи себя сам» в корне не устроила ни грузоотправителей, ни ФАС. По их мнению, это бы сильно увеличило логистические расходы, да и противоречило бы уставу железнодорожного транспорта, который требует оплачивать перевозку по кратчайшему расстоянию, в том числе в случае увеличения расстояния, по причинам, зависящим от владельца инфраструктуры и перевозчика.

Методика — своеобразный фильтр для кузбасских компаний, которые не имеют своих терминалов в портах на северо-западе и юге.

На этом позитив заканчивается и начинается дискриминация в недискриминационном догмате от транспортников. Итак, подписанный Мишустиным документ вводит на Восточном полигоне определённый порядок пропуска грузов:

  1. Грузы для ликвидации ЧС;
  2. Грузы, связанные с отдельными решениями президента;
  3. Грузы, чьё производство или транспортировка субсидируется согласно актам правительства;
  4. Грузы, требующие «высокой скорости и надёжности доставки» (внутрироссийские перевозки, экспортные перевозки несырьевых грузов, сырьевых в специализированных вагонах, зерна и продовольствия);
  5. Экспорт сырья в универсальном подвижном составе (угольный экспорт);
  6. Иные грузы.

Эта схема существует и сейчас де-факто. Получается, что формализован доступ на сеть именно производителей угля. Квоты на вывоз в восточном направлении будут распределять, исходя из принципа равномерности и пропорциональности отгрузкам в западном направлении (порты Балтики, Арктики, Азовского и Чёрного морей). Планы отгрузок на Дальний Восток РЖД будут расписывать на год с помесячными и поквартальными уточнениями. Минэнерго предлагает планировать отгрузки в два этапа. На первом этапе — принимать и согласовывать 50% заявок компаний на погрузку угля, а ещё 50% — принимать пропорционально отгрузкам компаний в западном направлении. Это становится своеобразным фильтром для тех кузбасских компаний, которые не имеют своих терминалов в портах на северо-западе и юге.

При этом экспортный уголь остаётся основным грузом Восточного полигона. В апреле по БАМу и Транссибу в адрес станций в Забайкалье и на Дальнем Востоке отправили более 15 млн тонн грузов. Основная часть приходится на уголь — 10,1 млн тонн (+4,6%), из которых 8,7 млн тонн идут на экспорт (+4,5%). Ограничивая поставки угля в направлении дальневосточных портов квотами, РЖД наступают на собственный хвост и, как собака на сене, не дают зарабатывать добывающим компаниям, на которые давят сегодня и налогами. Угольные предприятия обеспокоены инициативой по резкому повышению НДПИ на уголь при росте цены выше $62 за тонну. Как сообщил совладелец ТМХ и «УК Кузбассразрезуголь» Андрей Бокарев, угольщики намерены просить правительство сохранить действующие при нынешних ценах налоговые условия.


Андрей Бокарев

«Ещё 15 января в своем послании Федеральному собранию президент РФ сказал, что мы договорились в течение шести лет не менять налоговые режимы для бизнеса, таким образом, обеспечив более широкий горизонт для планирования инвестиций. То же самое говорил министр финансов Силуанов ещё в августе. Но вот внесённый сегодня законопроект содержит эту норму, которая в период, когда рынок низкий, как сегодня, ничего не меняет с точки зрения взимания налога, но как только он достигает определённой отсечки — там $62, причём это не цена за уголь, а цена вместе со всеми транспортными услугами — идёт резкое повышение этого налога. Мы, конечно, против, и будем просить правительство, чтобы обещанные вот эти шесть лет всё-таки сохранились для угольной отрасли, в том числе как неизменная составляющая налогового взыскания», — заявил Бокарев на сессии «Иннопром онлайн».

В Правительстве на это лишь развели руками. Ещё в марте первый вице-премьер Андрей Белоусов дал понять, что увеличение налоговой нагрузки для экспортёров кабмином не обсуждается. Что же касается «иных», то они, в принципе, могут поступать так, как им нравится, в рамках методики и оставшегося пространства.

Оксана Войцеховская