Сталь подсядет на кокс. Металлурги сэкономят на угле и разорятся на тарифах РЖД

Опубликовано 04 апреля 2022

Санкционное давление Запада заставило металлургов балансировать между тратами, рискуя спустить за этот год все сверхприбыли 2021-го. С одной стороны, у них увеличиваются расходы на дорожающее сырьё, с другой — «Российские железные дороги» обещают существенно повысить тарифы на перевозку металлопродукции. Но если с угольщиками сталеварам всё же удалось договориться о фиксации цен на уголь, то противостояние с монополией может обернуться долгой бюрократической перепиской.

Поставщики металлургического угля и сталевары будут договариваться относительно внутренних цен на кокс без учёта экспортных паритетов. Это должно сдержать рост стоимости твёрдого топлива на российском рынке, даже несмотря на его подорожание на мировом. Рекомендации прийти к соглашению по ценам в адрес угольщиков и металлургов направили из Минпромторга в качестве одной из превентивных мер по сдерживанию внутренних цен на сталь.

Цены на коксующий уголь планируют зафиксировать до июня.

Это поможет металлургам выполнить распоряжение Кабмина и уйти от привязки внутренних цен на сталь к экспортным. Минпромторг рекомендует металлургам сформировать прозрачную цену на внутреннем рынке по цепочке «сырьё — производитель — дистрибутор — потребитель», говорил 16 марта глава министерства Денис Мантуров на встрече с акционерами металлургических компаний.

Для этого, говорят сами производители металлопродукции, необходимо корректировать и цены на используемое ими сырьё: уголь, кокс и лом. Из-за их подорожания растёт себестоимость производства металлопродукции. По итогам четвёртого квартала 2021 кэш-кост сляба ММК составлял $431 за тонну, что на 51% больше показателей себестоимости в четвёртом квартале 2020 года.

Доля угольного концентрата в себестоимости тонны составляет 32%, что на 12% больше третьего квартала 2021 года. В этом году на фоне ожидания усугубления долларовой инфляции цены продолжили рост. В частности, по данным ФАС, цена на коксующийся уголь на базисе котировок FOB Australia Premium Coking Coal на февраль составляла 444,76 доллара против 408,85 месяцем ранее. Публикуемые ФАС котировки используются при расчёте НДПИ на коксующийся уголь.

При этом железная руда, напротив, дешевеет. В годовом выражении фьючерс на руду снизился в феврале на 30,3%, до $134 за тонну, сообщало Минэкономики 23 марта. Минпромторг предложил увеличить ставку вывозной пошлины на лом чёрных металлов до €290 на тонну, предусмотрев квоты на вывоз невостребованных на внутреннем рынке объеёмов по ставке единого таможенного тарифа ЕАЭС. Сейчас действует смешанная экспортная пошлина в размере 5%, но не менее €100 за тонну.

За счёт того, что сейчас экспортная цена находится практически на максимуме, а мы сегодня имеем ещё и сильный высокий курс, произошла девальвация. Чтобы выстроить нормальные торговые цепочки и не получить рост цен на металлы при внутреннем потреблении, необходимо договариваться о формировании цены, себестоимости и рентабельности без привязки к экспортной стоимости рассказал vgudok.com президент Национального исследовательского центра «Перевозки и инфраструктура» Павел Иванкин. При этом поставщики угля сейчас в положении, когда их цены на сырьё без внутреннего контроля могут обрушить и рынок металлопродукции, и строительства.

«Можно продать коксующийся уголь металлургам по цене, условно говоря, 100 рублей, потому что 80 рублей — это себестоимость, а 20 рублей рентабельность. А можно сказать, что стоимость тысяча рублей, так как цена на мировом рынке на коксующийся уголь перевалила за тысячу.

Несмотря на то, что есть себестоимость 80 рублей, я хочу продавать по тысяче!

Потому что я бы продал на экспорт за большие деньги, а так я вынужден продавать на внутренний рынок, и хочу за это компенсацию. Чтобы всё пошло по более оптимистичному сценарию, надо договариваться исходя из нормальных экономических условий, то есть себестоимость плюс определённая рентабельность без учёта цен на мировых рынках. Основная задача в том, чтобы сегодня металлургические предприятия продавали потребляемый на внутреннем рынке прокат без роста цен», — говорит эксперт.

Если установление договорных цен эксперты оценивают позитивно, то некоторые меры, предложенные металлургам, по их мнению, могут иметь негативные последствия. Повышение экспортной пошлины на лом, уверен аналитик по чёрной металлургии Райффайзенбанка Андрей Захаров, может привести к снижению уровня ломозаготовки в России из-за остановки экспорта.

«В результате этого существует риск образования дефицита стального лома на рынке, что, в свою очередь, может привести к росту цен на этот материал для производства стали. Так или иначе, на данном этапе сложно оценить итоговый результат возможных нововведений по экспортным пошлинам на лом», — сообщил Захаров.

Удивительно, что при всей объёмности мер поддержки отрасли, которые Кабмин обещает металлургам, тарифное давление на них может существенно усилиться. РЖД сообщили о планах повысить тарифы, а также резко увеличить экспортную надбавку на размер курсовой разницы. Более того, Федеральная антимонопольная служба предлагает индексировать плату за перевозку с учётом растущей инфляции ежеквартально. Судя по представленной формуле, экспортная надбавка уже до конца полугодия может составить 23–25% против нынешних 8%.

Дополнительные доходы РЖД от этих мер должны составить порядка 230 млрд руб.: около 130 млрд рублей от разницы между реальной и официально прогнозируемой инфляцией и минимум 100 млрд рублей (по оптимистичным прогнозам, до 155,7 млрд) от привязки к валютным колебаниям. А вот металлургические предприятия опять могут оказаться в проигрышной ситуации.

«Русская сталь» уже высказалась против предлагаемых тарифных изменений.


В своём письме первому вице-премьеру Андрею Белоусову от 28 марта объединение сообщило о негативных факторах, с которыми уже сегодня сталкиваются металлурги. Например, снижение спроса на продукцию чёрной металлургии на внутреннем рынке. Совокупное падение спроса оценивают в 30% (около 13 млн тонн) по итогам года. Усугубляет положение производителей металлопродукции и неопределённость на внутреннем рынке: нет прогнозов по спросу и объёму инфраструктурных проектов на 2022-2023 годы.

При этом в ФАС и РЖД почему-то не учитывают, что металлурги уже начали платить за перевозку грузов больше. Как минимум за счёт того, что кратно выросло плечо доставки (с 2,3 тыс. км до санкций до 7,9 тыс. км) за счёт переброски грузопотоков с европейского рынка на Восток. По оценкам «Русской стали», только это принесёт РЖД дополнительные 17 млрд руб. Прибавило расходов также повышение стоимости фрахта до портов Турции и КНР на ажиотажном спросе на эти маршруты.

Эксперты, оценивая последствия тарифных корректировок, не исключают, что РЖД будут дифференцировано подходить к тарифам и не станут применять их увеличенный размер ко всем грузам, чтобы не произошло оттока клиентов. Могут быть применены различные льготы и скидки к некоторым видам грузов. Более того, не исключено, что некоторые тарифы могут быть оставлены на уровне предыдущего периода, их не будут повышать на другой квартал, это относится и к металлургам, рассказал Дмитрий Баранов, ведущий эксперт УК «Финам Менеджмент».  

«Металл является одним из ключевых грузов для железных дорог, и важно сохранить объёмы перевозки его по сети. Увеличение тарифов железной дороги на перевозку может привести к тому, что часть грузов, в том числе металлопродукция, может уйти на другие виды транспорта, в частности на автомобильный и внутренний водный», — резюмирует эксперт.

Транспортные новости российских мегаполисов и мировых столиц ищите в нашем разделе ГОРОД и в Telegram-канале @Vgudok

Максим Ярошевский, Оксана Войцеховская