Междоусобная гражданская «тарифная война». От Белоусова до Булгакова: ночные совещания у вице-премьера по тарифам РЖД торпедируют транспортную отрасль

Опубликовано 06 апреля 2022

Думается, что антисанкционная тарифная компания РЖД 2022 года имеет все основания для того, чтобы быть включённой в учебники истории, если не в общеобразовательные, то уж точно в пособия по железнодорожному транспорту. И лучше всего она описана будет в стиле сцены «Магия и её разоблачения в театре Варьете» из романа «Мастер и Маргарита». Это когда оголтелые зрители, расталкивая друг друга, бросились биться за червонцы, которые вскоре превратились в никчёмные бумажки.

После объявления монополии о необходимости срочной дополнительной индексации тарифов практически на всё, что движется по железной дороге как внутри страны, так и на экспорт, рынок грузоперевозок был взбудоражен и погружён в состояние глубокого потрясения.

Это и не удивительно, ведь в первой версии предложения РЖД от 15 марта 2022 г. допиндексация касалась всех грузовых перевозок на коэффициент инфляции в полном размере и дополнительно на 75% от роста курса для экспортёров.

Действительно, общая ситуация в российской экономике сама по себе максимально неопределённая. Крупнейшие компании и целые сектора типа удобрений, металлургии и прочих подпадают как под санкции из-за своих акционеров (и/или наоборот), так и под национальные запреты.

Крупнейшие трейдеры отказываются от торговли с Россией, иностранные суда и порты перестают принимать наш груз. Новые цепочки поставок и торговые контракты не определены. И в этот самый момент, как нож в спину, провокация междоусобной гражданской «тарифной войны» с соотечественниками-грузовладельцами и с регуляторами.

Зачем — недоумевают все.

Во-первых, цели инициаторов тарифных разборок не очень ясны. Очевидно, что текущая ситуация максимально неопределённая не только с точки зрения реальных последствий санкций для грузовладельцев, но и с точки зрения характера самих санкций на ближайшую перспективу. Совершенно непонятно, что будет через неделю или месяц, но при этом совершенно ясно, что так, как сейчас, точно не будет.

Во-вторых, непонятно, в чём логика такой спешки для тарифной встряски тектонического масштаба, при том, что существующая система принятия тарифных решений неповоротлива. Время, которое потребуется затратить на принятие решений, сделает их неактуальными с учётом неизбежного изменения ситуации.

Санкции 15 марта (первое тарифное предложение РЖД в Правительство) отличаются минимум на треть от предложений от 4 апреля, когда состоялось ночное совещание по тарифам у вице-премьера Белоусова. И потребуется минимум месяц для прохождения всех следующих процедур.

В-третьих, не видно какой-то острой необходимости в том, чтобы обеспечить возможные тарифные дыры именно за счёт поспешных тарифных решений. РЖД — государственная компания. Для государства нет проблем с тем, чтобы обеспечить железнодорожную монополию необходимым объёмом рублёвых средств всеми доступными методами: от докапитализации до льготного кредитования. Да и сама проблема кассового разрыва выглядит надуманной на фоне поспешной выплаты РЖД процентов по своим евробондам в размере €23 млн и $30,8 млн США, которые по факту никуда не дошли, а просто зависли без дела на промежуточных счетах.

Кроме прочего, известно, что проблема тарифов является социально чувствительной темой для многих отраслей экономики. С учётом общего политического напряжения, все нововведения воспринимаются сегодня и обычными гражданами, и работниками этих отраслей острее и болезненнее.

Возможно, спешка вызвана эффектом давно отложенного решения.


Очевидно, что тарифы на перевозки угля надо было менять ещё в тот момент, когда цены на него поднялись на 150% в прошлом году до $200 на тонну, а РЖД продолжали возить уголь всем в убыток по тем же тарифам, как это было при его цене $50 за тонну. Ясно, что сейчас, когда цены на уголь достигли $400 за тонну, РЖД просто не могут молчать.

Ещё один повод — тарифное ограничение спроса на Восточный полигон. Понятно, что общий восточный разворот российской экономики будет генерить рост спроса на перевозки с/на Дальний Восток, включая и традиционный экспорт, и непривычный импорт. Отсечка по цене приведёт к росту доходов РЖД и к естественному снижению самого низкомаржинального грузопотока.

Несмотря на то, что РЖД сделали серьёзные послабления в сравнении со своими первоначальными предложениями: для импорта «0» до индексации, для удобрений и для угля сейчас обсуждается только отмена скидки на дальность — протестные настроения в бизнес-среде по поводу несвоевременности введения таких такой меры остаётся высоким. А это может свести все усилия транспортной отрасли по «дисциплинированию традиционных недоплательщиков» не только в ноль, но даже в минус.

Да и сам формат небывалых с девяностых годов ночных (!) совещаний у вице-премьера Белоусова по тарифам с представителями всего российского бомонда от крупнейших бизнесменов до губернаторов свидетельствует о нелепости самой постановки вопроса тарифных корректировок сейчас. Тем самым придавая этим действиям властей всё большее сходство с сеансами чёрной магии в варьете у Михаила Булгакова.

Больше лёгкого чтива для тяжёлых будней ищите в нашем разделе LIGHT и в Telegram-канале @Vgudok

Мария Никитина, основатель N.transLab специально для Vgudok