Вокруг Москвы по-питерски. Рабкоры vgudok.com — об условиях труда машинистов МЦК, созданных «питерскими»

Опубликовано 23 августа 2019

Письмо, послужившее основой для сегодняшнего материала, стало дня нас шоком, потому что пришло оно от машинистов Московского центрального кольца (МЦК), входящего в состав Московской дирекции скоростного сообщения (МДОСС). Уж где-где, а на МЦК, о котором столько говорят и московские власти, и ОАО «РЖД», точно всё хорошо, наивно считали мы. И заблуждались. Vgudok.com предоставляет уникальную возможность «прожить» одну обычную смену машиниста МЦК. Слово железнодорожникам.

«График составляется с превышением месячной номы часов, при этом он согласовывается с профсоюзом. Большинство смен — так называемые суточные, т.е. явка часов в 9–11 утра, работа до вечера или ночи, сон 3–5–8 часов, и продолжение работы до 10–13 часов следующего дня, либо с явкой около 19 часов, сном и окончанием работы на следующий день около 18-ти.

Станция Андроновка, куда назначаются явки, находится достаточно далеко от метро. От «Авиамоторной» должен ходить служебный автобус, но он частенько возит по делам начальников, инженеров и кого угодно, только не бригады. Бригадам же от Авиамоторной по Андроновскому шоссе приходится идти пешком, без тротуаров, с риском быть сбитым автомобилем на плохо освещенной улице. Про чистоту одежды мы не говорим.

По всем нарушениям разбор в личное время, но можно прийти к 8-9 часам и просидеть до 16-17.

Появление на работе, даже до начала или после окончания рабочего времени, не в форменной одежде или хотя бы без галстука, чревато написанием объяснения с предсказуемыми последствиями. Полноценных раздевалок, чтобы можно было прийти на работу в удобной одежде и переодеться, нет. Жалкие шкафчики — не в счёт.

Времени на электронный предрейсовый инструктаж ровно столько, чтобы, не вдаваясь в содержание, наугад ответить на вопросы и нажать кнопку «Инструктаж усвоил». Помимо электронного, есть инструктаж по бумажным папкам. В них всё без разбора, и наше, и с радиальных направлений, куда мы не ездим. (Здесь и далее курсивом — прим. ред.: согласно действующему в ОАО «РЖД» положению, материалы, предлагаемые на предрейсовый инструктаж, должны быть усвоены в течение 5 минут и относиться к предстоящей поездке.)

Все действия по прибытию на явку, прохождению инструктажа, предрейсовому медосмотру и т.п. совершаются при электронном предъявлении карты МЭК («электронный маршрут»). Нарушения при работе с этой картой караются жёстче, чем проезд запрещающего сигнала. По всем нарушениям разбор в личное время, при этом можно прийти к 8-9 часам и просидеть в ожидании до 16-17.

Путь на состав по шоссе Фрезер и тропинкам, зимой не очищенным от льда и снега. Если на главных путях станции Андроновка стоит грузовой, то можно опоздать к своему поезду. Также опоздать можно, если кто-то из бригады попал на перемер (повторное измерение давления или пульса, если не уложился в норматив; возможно через 10 мин. после первоначального). Недавно ввели дополнительный largus до Фрезера, но он до 12 часов… дальше пешочком. Теряется время и на общих с пассажирами турникетах, и при прохождении досмотра. Служебного прохода нет. В любом случае, если бригада опоздает на состав, то независимо от причины она же и будет виноватой.

Ездим по 5-6 кругов без перерыва, это 7,5–9 часов. Официально даже в туалет выйти нельзя, передав управление помощнику. Действует у нас и запрет на курение на время нахождения в кабине.

Не так давно вышел приказ — ездить с поднятыми солнцезащитными шторами боковых форточек, хоть они и предусмотрены конструкцией. За нарушение — депремирование. Ноги у этого приказа растут с ЮДОСС и Северо-Кавказской ж.д., откуда все наше руководство. Там помощников на электричках заставляют в тёмное время суток в хвостовой кабине свет держать включённым, а выходя в тамбур на отправку, держаться за наружные (!!!) поручни, предназначенные для подъёма в кабину. Смысл этих указаний — облегчить «работу» проверяющих, чтобы им лучше видно было, что в кабине делается.

Останавливаться на платформах требуют строго по разметке, как в метро. О том, что такое погодные условия, при которых «Ласточки», особенно уральские, норовят сорваться в юз, наши начальники в своих кабинетах не слышали. Приходится к платформам «подкрадываться», а это — время. За этим следует нагон. Так как расписание движения довольно жёсткое, ездить часто приходится под предел установленной скорости. За превышение даже на 1км/ч — наказание вплоть до снятия. Снять машиниста могут на экипировку или в помощники. Из помощников обратно не восстанавливают.

Премии могут лишить за что угодно. МДОСС как-то «ошиблась» в декабре 2018 в пользу РЖД, недоплатили всем 15% премии. Потом, правда, вернули, объясняли что-то про сбой в программе и многоуровневое премирование. Если депо, к примеру, будет в пережоге (речь о превышении норм расходования электроэнергии), то 15% премии всем недоплатят абсолютно законно.

Машинист-инструктор любит в туалете нажать кнопку SOS  и смотреть на действия помощника.

Машинисты-инструкторы, ранее работавшие по всей стране в других видах тяги, гонят отсебятину. Например, ТЧМИ (машинист-инструктор) О. требует, чтобы бумажный маршрут был заполнен после каждого поезда, хотя нигде это не прописано. ТЧМИ С. любит проверить, как проводилась приёмка поезда: например, поинтересуется, в какой кабине инструментальный ящик или до какого срока годны диэлектрические перчатки, хотя отвечает за это депо, а не машинист. ТЧМК К. любит в туалете нажать кнопку SOS (кои за один круг жмут пассажиры ошибочно регулярно) и смотреть на действия помощника, а также он любит доматываться до каждой мелочи, его ненавидит всё депо.

Так же, как и везде в РЖД, у нас создан культ «Книги замечаний машинистов» (КЗМ). Писать заставляют все подряд (изначально КЗМ создавалась для регистрации замечаний, связанных с безопасностью движения). Приехав в депо на ночной отстой, сделать запись в КЗМ нельзя, надо ждать окончания смены. Наверное, специально, чтобы была очередь.

Система сигнализации на МЦК — т.н. плавающие блок-участки. Как следствие, машинист смотрит на БЛОК (безопасный локомотивный комплекс, прибор безопасности) чаще, чем вперёд, наблюдая за актуальным расстоянием, которое может в любой момент сбиться с разрешающих показаний на 400 м и менее, а это уже превышение под КЖ (показание блока индикации БЛОК, соответствующее следованию на запрещающий сигнал).

Ночной отстой бывает ещё по Балтийской или в депо. Снова электронный маршрут. Иногда из Балтийской возят в дом отдыха на ул. Приорова на машине. Так как частенько на две явки по депо (03:45 и 03:55) дается одна машина отправлением с Приорова 03:20 (твой фактический подъем в 03:00), то личное время, а точнее время отдыха, теряется и здесь. Подобных моментов много, когда сон на Приорова, а заступление на Балтийской.

Нужно проходить технические инструктажи в электронном виде, и прохождение не оплачивается.

Окончание работы возможно по двум станциям — Балтийская и Андроновка. По Балтийской времени более-менее хватает. По Андроновке можно и на полчаса после окончания рабочего времени задержаться. Написание рапортов и работа с КЗМ не оплачиваются.

Техзанятий у нас фактически нет. Формально они есть, но называются они «технические консультации». Благодаря игре слов они не оплачиваются. Постоянно нужно проходить технические инструктажи в электронном виде, прохождение которых тоже не оплачивается. Не прошёл — минус 25–30% премии.


Когда-то в МДОСС стояла очередь из спецов со всей страны, теперь люди бегут.

Благодаря начальникам из Питера, прошедшим ЮДОСС — Андрею Позднякову, Михаилу Комулайнену (эти двое уже ушли), Максиму Лыжникову, а также приехавшему с Северо-Кавказской ж.д. Дмитрию Склярчуку (тоже уже покинувшему МЦК), машинисты стали уходить. Приезжали они в свое время на МЦК со всей страны, но теперь, обжившись в столице, больше не хотят терпеть то, от чего бежали из своих депо.

Максим Лыжников, проводя собеседование с кандидатами на работу, вальяжно сидит, закинув ногу на ногу, и требует полного ответа на технические вопросы по памяти, а сам сверяет ответ с инструкцией».

От редакции. Наверняка, прочитав этот материал, машинисты и помощники из городов и весей нашей необъятной воскликнут: «Зажрались! Гоняете по Москве на новых машинах, в чистоте и тепле, а попробуйте-ка дохлый 2ТЭ116 с рейки запустить, а потом на нём тяжёлый поезд увезти, когда он постоянно нагрузку сбрасывает, а посидите-ка сутками «на вызове» или поработайте всё лето без выходных в кабинах, где вместо кондиционеров — распахнутые настежь окна!»

Тем не менее, мы призываем не делать скоропалительных выводов. Возможно, то, о чём рассказали машинисты с МЦК, и не смертельно. Однако вместо того, чтобы создать на новом предприятии образцовые условия для исполнения локомотивными бригадами своих обязанностей на «5+», сделав МЦК примером для всей страны, руководство пошло по привычной дорожке: все проблемы свалить на машиниста и его же сделать во всём виноватым.

Владимир Максимов