РЖД рано бояться мигрантов. Пока они не выдерживают конкуренции с россиянами

Опубликовано 07 ноября 2021

Широкий резонанс вызвало письмо одного из читателей, который описал «бородачей из южных республик», которые толпятся в отделах кадров и угрожают занять рабочие места кадровых работников РЖД. Это эмоциональное утверждение затронуло многих. Выяснилось, что страх мигрантов — это подсознательное чувство. Видя нашествие приезжих в повседневной жизни, каждый примеривает на себя ситуацию, в которой ему придётся конкурировать со специалистами, чьё имя-отчество трудно произнести по-русски.

Очевидно, что мигранты готовы работать за более низкие зарплаты. Но если неквалифицированный труд не вызывает ощущения, что ты что-то теряешь, то, встретив в поликлинике врача-азиата (да не углядит в этом никто никакого расизма), невольно задумаешься: чем машинист из Средней Азии хуже тебя? Любопытно, что после того, как статья, в общем-то посвящённая проблеме безопасности движения, вышла с несколько провокационным заголовком (к сожалению, таковы правила игры в интернете — иначе на неё не обратили бы внимания), статистика сообщила, что у нас выросло количество читателей в Алма-Ате, Нурсултане, Павлодаре, Бишкеке и Ташкенте

В Дирекции тяги после нашей заметки тоже обеспокоились и выборочно проверили списки принятых в нескольких депо.

Нашли двух человек, а не «толпу» мигрантов. На самом деле, в основном за мигрантов принимают россиян — жителей Кавказа, которые приезжают работать в другие регионы. Делают они это не от хорошей жизни. Зарплаты в разных регионах на РЖД разные. И из Дагестана едут в Петербург или на Транссиб потому, что за тот же труд можно получить больше. Но, естественно, это приводит к кадровой текучке и возмущению местных сотрудников. Ведь приехавший на время готов мириться со многими бытовыми неурядицами, в отличие от тех, кто останется жить навсегда.

Опрос в нашем Telegram-канале показал, что мигрантов на работе видели менее 20 процентов сотрудников железных дорог. При этом четверть из них считают, что мигранты «хорошие ребята». 16 процентов участников опроса вообще никогда не видели мигрантов на работе. 14 процентов уверены, что мигранты могут получить работу на низкоквалифицированных специальностях, в основном среди путейцев, а проводников и машинистов эта проблема не касается. 

Это подтверждает, что нет смысла бить тревогу из-за мигрантов. Мы просмотрели почти 400 комментариев к статье в «Дзен» и обратили внимание, что национальный вопрос — это как тряпка для быка, которая закрывает суть проблем. Ведь национальный вопрос подменяет тему дискуссии — как сейчас обеспечить безопасность движения.

90 процентов комментариев — это проявления бытового расизма. Четверть комментариев Яндекс просто заблокировал за разжигание розни. Однако остальные выявляют проблемы, о которых принято молчать.
Во-первых, это коррупционная составляющая при сдаче нормативов и экзаменов.

Во-вторых, серьёзные страхи сотрудников перед нашествием дешёвой рабочей силы, готовой к штрейкбрехерству.

Очень часто здравый смысл отступает перед искушением во всём обвинить начальство и инородцев. Ниже приведём наиболее интересные и наиболее характерные мнения.

Андрей Берчик: «Не надо нагнетать. Нельзя вот так просто первого Равшана с улицы посадить в локомотив. У него как минимум должны быть права управления установленного образца. А если такие права есть, значит, это не просто Равшан с улицы, это такой же специалист, как любой местный. Нет прав — на учебу. И еще деталь, в России получить права управления локомотивом может только гражданин России. С этим недавно столкнулись в депо Петропавловск ЮУЖД».

Сергей Аникин: «А что тут удивительного, рабочие профессии в РФ целенаправленно обесценены, молодые не хотят честно трудиться за копейки. И, как итог, эти места будут занимать наши приезжие «друзья», они не будут брезговать никакой работой».

Эдуард Саутин: «Проблема в том, что всем мало-мальски технически грамотным мигрантам уже 50+. Курсов повышения квалификации у себя дома они давно не проходили».

Мандрик Валентина: «На ЗабЖД чуть ли не половина колонн — выходцы из Средней Азии. И по-русски они действительно очень плохо говорят.

Как они сдают экзамены на ЗНАНИЕ ЯЗЫКА?


Думаю, что эти проверки языка просто формальны, либо покупаются».

Айдар Кучуков: «Значит, они прошли обучение и работают».

Гарин Гарин: «В судьи и медицину можно, а в машинисты нельзя?»

Сергей К.: «Я пытался устроиться бригадиром в депо метрополитена Москвы. Так меня отшили, а взяли абрека…»

Олег Растопин: «Такая ситуация не только в РЖД, а повсюду: в медицине, на транспорте, в учебных заведениях, в детских садах».

Елена М.: «В Комсомольске-на-Амуре водители выгнали пассажиров из автобусов — им молиться время пришло».

Юрий Андриенко: «Раньше чтобы стать машинистом, надо было до 5 лет помогалой отъездить. Сейчас за любую ошибку увольняют».

И хотя, на наш взгляд, главная проблема состоит в бытовом расизме, нельзя не заметить, что большинство низовых сотрудников РЖД не видят, что руководство ещё более чем подчинённые отвечает за безопасность движения. «Низы» видят только оптимизацию и уверены в том, что «верхам» общие финансовые показатели важнее, чем реальные условия работы.

Выводы здесь простые. Во-первых, возвращаясь к нашему опросу, напомним, что 51 процент респондентов уверены, что дело не в национальности, а в том, кто готов работать за меньшие деньги. Их и наймёт РЖД. 

Во-вторых, мы не первый раз писали о том, что между «этажами» в РЖД не хватает связи. От этого и негативное восприятие практически всех нововведений, которые нарушают привычный уклад. Ну и третий вывод: национальный фактор — это тлеющая головёшка, требующая внимания. Несомненно, не будет проблем с коллегами, которые в равной доле разделяют все сложности, интегрируются в коллектив и хорошо говорят по-русски. С нового человека, тем более с приезжего, спрос в коллективе всегда больше. Продуманная национальная политика — это то, что необходимо такой большой корпорации, как РЖД.

Больше лёгкого чтива для тяжёлых будней ищите в нашем разделе LIGHT и в Telegram-канале @Vgudok

Дмитрий Борисов