Занимательная демография РЖД. Кого затронет очередная оптимизация в монополии

Опубликовано 25 июля 2018

Ажиотаж и неразбериха разыгрались вокруг известия о предстоящем сокращении работников ОАО «РЖД». Разброс цифр, тиражируемых в сообщениях новостных агентств, СМИ и соцсетей, не удивителен. Поскольку касается отраслевой статистики, точность которой уже стала притчей во языцех. Тем более, что официальные данные о персонале монополии можно найти с превеликим трудом. Удивительно другое: почему все так переполошились из-за предполагаемой динамики сокращений, хотя реальная динамика гораздо выше? И совсем в стороне остаётся тема, кого именно будут сокращать, как, и почему.

Первым наше внимание привлекло известие об «убывании» свыше 50 тыс. человек. При этом было уточнение, что численность сократится на 6% к 2025 году — до 848,7 тыс. работников. Снижение штата произойдёт как за счёт увольнений в связи с продажей ряда активов, так и за счёт естественного оттока персонала (выход на пенсию, увольнение по собственному желанию). За этими красивыми формулировками может скрываться новый виток уже привычной для РЖД оптимизации, о которой мы уже неоднократно писали, к примеру, в материале «Лишние люди». 


Фото РИА Новости, Игорь Онучин

Приведенная цифра грядущего кадрового состава в 848,7 тыс. работников озадачила, и мы попытались установить, сколько народа работает в монополии сейчас. Отчаявшись искать информацию на портале РЖД, мы прочитали в Википедии, что в монополии в 2017 году работало 894 тыс. человек. Правда, этот источник грешит субъективизмом, которому доверять можно лишь с контрольной проверкой. Кстати, на момент публикации данного материала «Вики» исправила цифру на 737 тыс. чел. Из публикации газеты «Ведомости» стало ясно, что цифра в 848 тыс. человек взята из Долгосрочной программы развития РЖД. Штат головной компании ОАО «РЖД» снизится на 5,6% — с 751 000 человек до 709 000.

РИА «Новости» привели свою цифру, заявив, что в течение ближайших 6-7 лет РЖД урежет свой персонал на 42 тысячи сотрудников, это более 5% всего кадрового состава компании. РБК сообщил, что РЖД планируют уволить почти 30 тыс. сотрудников к 2025 году в связи с расширением функционала работников и внедрением новых технологий, в медиахолдинге также уточнили, что за семь лет будет сокращено 28 тыс. сотрудников — всего 4%.

Перспектива сокращения вдвое меньшего количества за более чем в два раза больший срок взволновала всех.

Приводя разный процентаж и разное количество персонала, СМИ ссылаются на один и тот же источник всеобщего беспокойства – ДПР. Ещё удивительнее выглядит сама причина суеты. Те же «Ведомости» почти год назад в сентябре 2017 сообщали, что в РЖД работает 741,4 тыс. человек, а в сентябре 2015 года в РЖД было 791 539 работников. При этом никто не бил тревогу о сокращении монополией за три года 54,1 тысячи сотрудников. А теперь перспектива сокращения вдвое меньшего количества за более чем в два раза больший срок взволновала всех.

Поток новостей под знаменем «РЖД готовит масштабное сокращение сотрудников» неминуемо наводит на мысль, о сознательно поднятой кем-то волне. Когда даже в одном и том же СМИ не смущаются разночтением публикуемых цифр от 741 до 751 тысячи человек. В итоге рынок неизбежно питается информацией взятой, по сути, из воздуха.

Подхватив новость про РЖД, «Военное обозрение» (ВО) выразило опасение: не подстегнёт ли массовое сокращение в отрасли рост безработицы в стране в целом? Но при этом озвучило надежду, что к 2025 году средняя зарплата в госкомпании (в связи с сокращением численности сотрудников) вырастет с нынешних 55 тысяч рублей до 80 тыс.

ВО сопоставляет среднюю зарплату железнодорожников не с топ-менеджерами, а с зарплатами футболистов в клубе, который курирует РЖД. Речь о ФК «Локомотив». Стоимость многих игроков команды, ставшей чемпионом России в 2018 году, составляет по нескольку миллионов евро. Мануэл Фернандеш — около 5,5 млн евро. Эдер — 3,5 млн евро. Антон Миранчук — 8 млн евро. Гильерме — около 3 млн евро. Таким деньгам позавидует даже главный железнодорожник страны! Правда, сама аналогия весьма странная: возможно, чемпионатом мира навеяло.


Мануэл Фернандеш, фото РИА Новости, Александр Вильф

Сообщается, что решение компании связаны с естественным оттоком персонала, перераспределением трудовых ресурсов внутри компании. Интересно, кого будут сокращать: путейцев или конторских? В центральном аппарате монополии важно рассуждают о программах цифровизации бизнес-процессов, переходе на безбумажные технологии. А с мест нам сообщают, что компьютерная грамотность в конторах низкая и неумение компенсируется количеством «конторских делопроизводителей». В итоге сокращают путейцев, ремонтников.

Пусть обучатся и на стоянках буксы молоточком постукают, да колодки, в случае чего, поменяют.

Высокие чиновники внимания не обращают, что проводники уже как ошалелые носятся с вениками, подстаканниками и прочей галиматьёй, обслуживая по два вагона. Надо будет — побегают и между тремя. Да, заодно пусть обучатся и на стоянках буксы молоточком постукают, да колодки, в случае чего, поменяют. Так можно будет и на вагонниках сэкономить. Зато на бумаге, пардон, в компьютере, это можно будет отобразить как внедрение новых технологий и объединение функций разных профессий.

Не захотят оптимизироваться, пусть идут «в колхоз». В эпизоде культового отраслевого фильма «Магистраль» очень наглядно и правдоподобно было продемонстрировано истинно железнодорожное отношение руководителя к подчинённому. Характерной особенностью является то, что описываемые события происходили во времена, когда к рабочему классу советской идеологией трактовалось отношение, как к «гегемону революции». В капиталистической России гегемоны ныне иные. И менеджеру МВА глубоко безразлично, что кадровому железнодорожнику применять навыки на «гражданке» просто негде.

В 2017 году монополией было перевезено 1,261 млрд тонн грузов и 1,1 млрд пассажиров при вдвое меньшем численном составе персонала.

Отсюда волей-неволей напрашивается печальное предположение, что оптимизация РЖД сродни повышению в стране пенсионного возраста, о влиянии которого на работников ЖД-корпорации мы уже рассказывали. Злые языки поговаривают, что государству платить пенсии нечем не из-за миллионов простых пенсионеров, а из-за сотен тысяч пенсионеров «привилегированных» — целой армии экс-чиновников от депутатов до прокуроров и силовиков разного ранга. Которые и выходят на пенсию раньше, и получают её размерами гораздо больше.

Ровно двадцать лет назад МПС России отчиталось о перевезённых в 1997 году 885,5 млн т грузов и 1,6 млрд пассажиров. При этом на железнодорожном транспорте было занято 1,84 млн человек. Из которых в основной деятельности трудилось 1,438 млн человек, в том числе на эксплуатации — 1,083 млн железнодорожников. В 2017 году монополией было перевезено 1,261 млрд тонн грузов и 1,1 млрд пассажиров при более чем вдвое меньшем численном составе всего персонала.

Сколько конкретно сегодня трудится людей в основной деятельности и какая часть из них приходится на эксплуатацию, большой вопрос. Однако из имеющихся цифр получается, что оптимизированы рядовые железнодорожники предостаточно, а уж производительность труда за двадцать лет среди уцелевших после всех сокращений выросла едва ли не на 200%. Ведь объёмы перевозок не упали. Пассажиров стало поменьше, но грузов везут почти вполовину больше.

На квадрате, захватывающем два района, шагу не ступишь, чтобы не столкнуться с офисным железнодорожником.

При этом поголовье управленческого аппарата, похоже, выросло в разы: только центральный аппарат монополии, управлявший в советские годы железными дорогами (от 56 до 32) из дома с башней на Новой Басманной, теперь руководит 16-ю дорогами уже из двух зданий. А на огромном квадрате, захватывающем Красносельский и Басманный районы столицы, шагу не ступишь, чтобы не столкнуться с офисным железнодорожником.

Хорошо, если монополия всё-таки решила проредить конторские ряды центрального и дорожных аппаратов. И не очень хорошо, если оптимизация задумана отраслевыми чиновниками как способ сохранения и приумножения своего финансового благополучия.

Роман Стрельцов