Тихвинская осада Гуцериева. Разборки внутри московского банковского кольца докатились до стен Тихвинского вагоностроительного

Опубликовано 13 июля 2018

На днях в российской судебной практике, возможно, был создан прецедент принудительного обратного выкупа акций. Возможно, поскольку решению московского арбитража ещё предстоит устоять (или пасть) в апелляционной и кассационных инстанциях. Поводом для этой истории послужил конфликт между бывшими партнёрами по банковскому бизнесу, членов так называемого «московского банковского кольца» — Бинбанком и банком «Открытие». Оба сейчас в результате санации принадлежат ЦБ РФ. Но вот НПФы первого не вошли в число обеспечительных активов обанкротившегося Бинбанка и по-прежнему принадлежат финансовой группе «Сафмар» Михаила Гуцериева.

В результате разборок «банкстеров» под удар попадает градообразующее вагоностроительное предприятие, со всеми вытекающими последствиями для региона, да и для отрасли. А на перспективу создана почва для спекулятивных операций на финансовом рынке, когда маржу запросто можно будет извлекать, скупая акции, чтобы впоследствии через суд обязывать бывших собственников выкупать их обратно. Но уже по более высокой цене.

Михаил Гуцириев, фото РИА Новости, Екатерина Чеснокова

Речь идёт о недавнем решении Арбитражного суда Москвы, дающем возможность фондам группы «Сафмар» Михаила Гуцериева предъявить ПАО «Объединенная вагонная компания» (ОВК) к выкупу назад пакет их акций. Ранее фонды «Сафмара» (НПФ «Сафмар» и НПФ «Доверие») пытались заставить производителя вагонов выкупить свой 10%-ный пакет акций за 9,3 млрд руб., ссылаясь на решение собрания акционеров. И хотя по закону ОВК может направить на эти цели не более 10% стоимости чистых активов (8,2 млрд руб.), в ОПФ прямо говорили, что хотят заработать на такой операции, продавая акции дороже, чем покупали. Об этом в начале июня писали «Ведомости». Однако генеральный директор и акционер ОВК Роман Савушкин подал иск в арбитражный суд, о признании незаконными решения собрания акционеров компании. Однако суд его иск не удовлетворил.

«Сафмар» действовал по простой схеме: если не выкупите у нас акции, то не одобрим выгодную для вас сделку.

Напомним, с чего всё началось. На внеочередном собрании акционеров рассматривался вопрос об одобрении сделок «дочки» ОВК с Государственной транспортной лизинговой компанией (ГТЛК) на покупку новых вагонов на 30 млрд рублей по жёстким контрактам и ещё примерно на 50 млрд по предварительным мягким. Решение вынесли на голосование акционеров, так как на тот момент это было необходимо для ГТЛК. Здесь начинается самое интересное. ПФ «Сафмар» зарегистрировались на собрании, где на повестке стоял вопрос об одобрении многомиллиардных и важнейших для загрузки «Тихвинского вагоностроительного завода» (ТВСЗ) контрактов, но в итоге отказались голосовать, по сути, выступив против интересов компании и других акционеров.

Оказывается, в российском законодательстве есть норма (уже и не вспомнить, в чьих интересах она была принята, не исключено, что корни уходят во времена расцвета рейдерского бизнеса), которая даёт право несогласным акционерам предъявить свои акции к выкупу. То есть в данной ситуации «Сафмар» действовал по очень простой схеме: если не выкупите у нас свои акции здесь и сейчас, то не одобрим выгодную для вас сделку — откажемся голосовать и всё равно обяжем вас выкупать бумаги. Напоминает в чистом виде рэкет. Один миноритарный акционер, поставив во главу угла свой финансовый эгоизм (капиталист, он и в России капиталист) и забыв об интересах компании и других акционеров, может не одобрять контракты на десятки миллиардов рублей, которые обеспечивают работой предприятие и тысячи сотрудников, требует срочно выкупить у него акции. То есть изъять из оборота компании 9 млрд рублей.

Иск топ-менеджера ОВК, собственно, и был направлен на то, чтобы отменить необходимость согласования сделки с ГТЛК со всеми акционерами, так как вопрос с текущей деятельностью относится к компетенции гендиректора. Тем более что и в ГТЛК считают, что для существующего твёрдого заказа такого одобрения не требуется. Однако суд первой инстанции не поддержал доводы Савушкина и своим решением открыл окно возможностей для прецедентного решения.

Требование о выкупе ОВК — это попытка поправить финансовое положение за счёт собрата по «московскому банковскому кольцу». Око за око.

Стремление фондов Гуцериева заработать подобным образом наблюдатели объясняют неважным финансовым положением «форбса»: образовавшаяся дыра в фондах «Сафмара» может исчисляться десятками миллиардов рублей.

В отрасли бытует мнение, что подоплёкой докатившейся до судебного разбирательства истории вполне может быть месть основному владельцу ОВК и его крупнейшему кредитору — банку «ФК Открытие» — со стороны группы «Сафмар», бывших товарищей по «московскому банковскому кругу». Подробнее о нём можно прочитать здесь.

По информации Telegram-канала @БОЙЛЕРНАЯ, ещё одним поводом для атаки на ОВК и её владельцев мог стать тот факт, что фонды «Открытия» с начала года активно распродают акции компаний группы «Сафмар». И для того чтобы котировки акций «М-Видео» и «Руснефти» на Московской бирже не рухнули, г-ну Гуцериеву приходится скупать акции. И это при том, что размер финансовых брешей в ПФ «Сафмара» весьма внушителен. Тогда требование о выкупе ОВК — это попытка поправить своё финансовое положение за счёт собрата по «московскому банковскому кольцу». Око за око.

На все эти бизнес-разборки можно было бы не обращать внимания, если бы не два обстоятельства. Первое: если Московским арбитражем во всех инстанциях будет принято решение, обязывающее ОВК выкупить обратно свои акции по завышенной цене, это поставит под удар не только вагоностроительное предприятие (ТВСЗ — Тихвинский вагоностроительный завод) с коллективом в 10 тысяч человек, но и весь Тихвин, поскольку завод градообразующий. Если не сказать, градоизменяющий: по словам местных жителей, именно благодаря ТВСЗ за несколько лет их малая родина расцвела на зависть соседним населённым пунктам, пребывающим в экономической и социальной депрессии.

И второе: прецедент судебного принуждения выкупать обратно свои акции становится любопытным инструментом конкурентной борьбы на финансовом рынке. Или, скорее, оружием.

Михаил Задорожный