Сплетники женят «Модум-Транс» и «Трансойл». Слухи о тектонических сдвигах беспокоят рынок

Опубликовано 10 сентября 2020

Слух, который вышел в свет из Telegram-канала, привлёк к себе внимание железнодорожной бизнес-общественности по двум причинам. Во-первых, масштабы описываемой сделки крайне велики. Во-вторых, источник известен публикациями утечек из Минтранса, что заставляло призадуматься.

Да и источники vgudok.com говорят, что слух о возможном слиянии операторов «Модум-Транс» и «Трансойл» — это не просто сплетня, а один из реальных вариантов развития событий. Суть в том, что «источники» грозят транспортному рынку «новым олигархическим переделом». Утверждают, что Чемезов, Бокарев и Тимченко могут объединить подконтрольных операторов.

«Модум-Транс» погряз в долгах, поговаривают о сумме в 160 млрд руб.

«Ростех» через сына первого замгендиректора компании Артякова контролирует «Модум-Транс» (80 тысяч вагонов в управлении; 25% акций — у Бокарева). Тимченко владеет крупнейшим ж/д оператором транспортировки нефтепродуктов «Трансойл». Если слияние произойдёт, новая компания станет крупнейшей на рынке. Как утверждают источники, «Ростех» рассчитывает на свою долю, а вот «Трансойл» готовится к поглощению и безденежной сделке.

У Тимченко есть на то основания, ведь «Модум-Транс» погряз в долгах. Поговаривают о сумме в 160 млрд руб. Ирония в том, что недавно «Модум» сам хотел всех поглотить и вёл агрессивную политику управления, а сейчас не может платить кредиторам и рискует объявить себя банкротом. Но память о барских возможностях оставляет надежду, что админресурс сыграет решающую роль в его судьбе.  Стратегия же «Трансойла» — подвести «Модум» к банкротству и прибрать его к рукам», — пишет автор поста в TG.


Сергей Чемезов, Андрей Бокарев, Геннадий Тимченко

Жанр поста в «телеграме» позволяет о многом сказать коротко, но безосновательно. Однако если проанализировать ситуацию, то версия не кажется такой уж фантастической.

«Модум-Транс» действительно находится в затруднительном положении. Объективно рынок перенасыщен вагонами, погрузка, если не падает, то стагнирует, ставка предоставления балансирует на грани убыточности. В текущий рыночный момент стало ясно, что гигантомания Артякова-младшего из вчерашнего дня. В растущем рынке всё было бы в ажуре, как пытался всех убедить Олег Сиенко, но во времена «чёрных лебедей» операционные убытки могут из форс-мажора быстро перерасти в тенденцию.

И тут отдельная история — лизинг. В прошлом году «Модум» довольно агрессивно отобрал 25 тысяч вагонов с повышенной нагрузкой на ось у компаний «Восток 1520» и «ВМ-Транс».  Всего же в лизинге у «Модум-Транса» — около 40 тысяч вагонов. Для того чтобы обеспечивать платежи, вагоны должны ездить и возить. А с этим есть проблемы, особенно у заточенных под перевозки угля тяжеловесных вагонов.

Слияние с успешным игроком — это способ закамуфлировать проблемы, размыть их в общем балансе.

И в данной конфигурации «Трансойл» может быть правильным партнёром. Он не только поправит бухгалтерию, но и может провести ряд решений, на которые нынешний менеджмент не хочет дерзать. Например, можно вернуть «лишние» вагоны ГТЛК, и пусть лизингодатели сами маются с пустым парком. Даже угроза подобных действий фактически выкручивает руки финансистам, заставляя их искать компромиссы с операторами.

Против подобного решения говорит только то, что из-за спада перевозок нефтепродуктов может пострадать сам «Трансойл», и поглощение «Модум-Транса» было бы приятно, но несвоевременно.

С точки зрения Геннадия Тимченко, наверное, потенциальные плюсы перевешивают потенциальные минусы. Объединение даёт возможность вырваться на оперативный простор, выйти из узкого транспортного сегмента в «низком» рынке, то есть практически бесплатно. Ещё пару лет назад подобное «слияние» стоило бы миллиарды, а сегодня надо только подобрать и подлечить «захромавший» актив.

 Информация о возможной сделке может быть контролируемым сливом с целью зондажа ситуации со стороны, например, ФАС или ГТЛК.

Злые языки говорят, что подобная сделка ставит под вопрос и будущее Игоря Ромашова. Он занимал пост генерального директора «Трансойла», которым он являлся аж с 2003-го по 2011 год, а потом стал председателем СД компании. Однако должностей у Игоря Валерьевича много: он и председатель СД «Стройтрансгаза», и глава СОЖТ.

Ну, тут уже слухи превращаются в домыслы, где каждый комментатор (а тем более непублично) может выдавать за прогнозы свои скрытые пожелания. Сама же информация о возможной сделке, даже если её будут опровергать все заинтересованные стороны, может быть контролируемым сливом с целью зондажа ситуации и проверки реакции со стороны, например, ФАС или упомянутого выше ГТЛК. Но и в этом случае она заслуживает пристального внимания.

Транспортные новости российских мегаполисов и мировых столиц ищите в нашем разделе ГОРОД, лучший фото- и видеоконтент на нашей странице в Instagram

Дмитрий Борисов