РЖД разуются в каспийском коридоре. Железнодорожный маршрут «Север — Юг» примет грузы в обход антироссийских санкций США и ЕС

Опубликовано 28 июля 2022

Санкции перевозке грузов не помеха: Владимир Путин представил новый международный транспортный коридор (МТК) «Север — Юг», который создаётся Россией вместе с союзниками по «каспийской пятёрке». Проект позволит восстановить некоторые транспортные цепочки и нарастить грузооборот, даже с учётом введённых США и Евросоюзом ограничений. Однако с его реализацией связаны определённые риски, считают эксперты. 

Едва президент объявил о планах активно задействовать МТК «Север — Юг», как Минтранс подсчитал, во сколько это обойдётся России. Как было указано в презентации ведомства, на развитие маршрута планируется выделить 1,5 миллиарда долларов до 2030 года. 

Согласно презентации, в рамках развития МТК «Север — Юг», связывающего Индию, Иран и Россию, планируется участие РЖД в строительстве линии от пограничного города Астара в Азербайджане до города Решт в Иране (164 км) и электрификации линии Гармсар — Инче-Бурун (495 км) в Иране.

По МТК проходят три маршрута: транскаспийский предусматривает проход грузов через порты Астрахани и Махачкалы, западный — транспортировку по Азербайджану до пограничной станции Астара, восточный — железнодорожный маршрут из России с выходом на железнодорожную сеть Ирана.

Российских грузоотправителей интересует в первую очередь восточная ветка коридора.

По ней приходящий из Индии груз через иранский порт Бендер-Аббас следует железной дорогой до погранпереходов с Туркменией (Инче-Бурун, Серахс), после чего транзитом через Туркмению и Казахстан отправляется в Россию.

Путь по восточному берегу Каспийского моря должен стать альтернативой загруженному западному ходу, где грузы идут через Иран и Азербайджан до погранперехода Самур (Россия). На фоне переориентации грузопотоков нагрузка на этот пункт уже выросла на 26%. До 2025 года РЖД хотят построить дополнительную станцию Самур-2 для ускорения пропуска грузов.

Перспективы использования МТК уже оценили участники российскиого контейнерного рынка. Как рассказали vgudok.com представители ГК «Дело» (владеет оператором «ТрансКонтейнер»), поиск новых выходов на внешние рынки как никогда актуален в условиях санкций. 

«Активы Группы в сегодняшних условиях стараются охватить своим присутствием те регионы, в которых они ранее не были представлены вообще или напрямую, например, Вьетнам, куда «ТрансКонтейнер» недавно запустил прямой маршрут. Однако основным перспективным направлением здесь мы считаем развитие международного транспортного коридора «Север — Юг», который может реально стать, и обязательно станет новой транспортной артерией Восточного полушария», — рассказал собеседник редакции. 

Специалисты не сомневаются, что транспортный коридор «Север — Юг» способен решить фундаментальную проблему конкурентоспособности нашего экспорта на растущем рынке Индии в сравнении с другими участниками гонки. Например, Австралии, если брать энергетический уголь, или ОАЭ, если это алюминий. И таких аналогий масса, рассказала vgudok.com независимый эксперт Мария Никитина.

«Кроме того, это и логистическая, и геополитическая независимость. Как ни крути, Суэцкий канал — главная транспортная артерия мировой торговли. Если ты можешь её обойти хотя бы на треть или четверть, или даже на пятую часть товарообмена — это успех.

Но полулегальный статус транспортной логистики по территории Ирана исключает какие-то жёсткие гарантии, что этот коридор будет стабильным торговым инструментом.

Кроме того, он требует значительных инвестиций для развития, и это тоже риски потери или невозврата средств.


Ещё год назад просчёт рисков имел решающее значение, а сейчас, когда нам нечего терять, их просто надо принять и двигаться вперёд по этому спасительному для нас коридору «Север — Юг». Без оглядок и остановок», — считает создатель проекта N. Trans Lab.

У российской монополии уже есть договорённость с железными дорогами Туркмении развивать восточную ветку МТК. В частности, в рамках проекта будет модернизирована ж/д инфраструктура.

Реализуя совместный проект с членами «каспийской пятёрки», Россия выступает за углубление партнёрства в рамках этого союза в политике, экономике, в сфере безопасности и природоохраны, заявил президент РФ. Объединению предстоит наращивать региональные торгово-инвестиционные связи, углублять промышленную и высокотехнологичную кооперацию.

«Объём российской торговли с прикаспийскими странами постоянно растёт. В 2021 году товарооборот увеличился более чем на треть — на 35 процентов — и составил 34 миллиарда долларов. В январе — апреле этого года он прибавил 12,5 процента», — напомнил Путин.

Каспийский регион должен стать крупным международным логистическим узлом. В этом заинтересованы все участники «пятёрки».

«России нужно предпринять энергичные усилия в этом направлении. У нас принята и реализуется Стратегия развития национальных морских портов в Каспийском бассейне, а также железнодорожных и автомобильных подходов к ним до 2030 года. Мы расширяем на Каспии соответствующую инфраструктуру. Особое внимание уделяем портам Астрахань, Оля и Махачкала», — уточнил президент России.

Противоположное мнение о транспортном коридоре через Каспий высказал vgudok.com президент национального исследовательского центра «Перевозки и инфраструктура» Павел Иванкин. По его словам, рекламируемый на самом высоком уровне коридор не обладает существенным потенциалом. Там есть очень большие ограничения, связанные с объёмом грузов, которые Россия может поставить и перевалить.

«Это не позволяет говорить о том, что коридоры сегодня сумеют полностью решить те проблемы, с которыми страна столкнулась в области логистики. В ближайшие два года это будет разве что вспомогательный коридор. Чтобы он заработал в полную силу, с учётом тех инфраструктурных решений, которые сегодня требуются, чтобы он мог взять на себя 30–35% от общей потребности, которая в стране имеется, с учётом возможностей Восточного полигона, потребуется 2-3 года, чтобы этот маршрут, что называется, «раскатать».

Да, на этот коридор можно спустить часть номенклатуры, которая идёт по Восточному полигону.

Это касается контейнеров, угля, удобрений, химии. В принципе, при тех проблемах, которые существуют на Восточном полигоне, коридор «Север — Юг» может помочь. Но понятно, что в приоритете для такого коридора, конечно же, контейнеры», — говорит наш собеседник.

Кроме того, эксперт призвал не забывать о рисках. По словам господина Иванкина, сегодня страны «пятёрки» подвергаются беспрецедентному давлению со стороны Запада. 

И не исключено, что в процессе реализации проекта, некоторые участники могут его покинуть.

«Скажу честно, что все, кто сегодня входит в «каспийский союз», в определённой степени зависимы, каждый по своим факторам, от США и Евросоюза. Поэтому я бы не стал со стопроцентной уверенностью говорить, что все сумеют выстоять и поддержать Россию в работе данного коридора.

Сегодня, к примеру, Казахстан не очень уверенно себя на этом поприще чувствует.

Есть определённое давление со стороны Запада на Азербайджан. Пока нет уверенности, что эти государства сумеют выдержать тот натиск, который сегодня идёт. Может быть, сейчас все чувствуют себя уверенно, но какими будут дальнейшие шаги со стороны США и ЕС? Насколько сильно они сумеют задеть наших партнёров по каспийскому партнёрству, покажет время», — резюмирует эксперт

Больше лёгкого чтива для тяжёлых будней ищите в нашем разделе LIGHT и в Telegram-канале @Vgudok

Артём Войцеховский, Максим Ярошевский