Российский уголь не боится азиатской войны. Обострение ситуации в АТР не повлияет на экспорт твёрдого топлива из РФ

Опубликовано 26 октября 2022

Импорт коксующегося угля из России в Китай установил новый рекорд. В сентябре (на данный момент это самые свежие данные — прим. ред.) показатель, по информации таможни КНР, вырос до 2,5 млн тонн. Цифры не могут не радовать, ведь ещё буквально месяц назад прогнозы были неутешительными. Пессимизма в них добавила эскалация конфликта в регионе. Однако теперь стало понятно, что будущее экспорта российского угля не будет зависеть от «разборок» между Китаем и Тайванем и прочими катаклизмами в азиатско-тихоокеанском регионе.

Эксперты уверены, что поставки твёрдого золота из России должны только расти. По оценке Института проблем естественных монополий, даже в кризисном сценарии цены на уголь в АТР будут существенно превышать издержки российских производителей — экспортные цены перекроют затраты добывающих компаний. То есть экспорт российского угля в Азию будет сдерживаться не спросом, а логистическими возможностями.

«Расширение Восточного полигона и развитие портовых мощностей заставляют искать ответ на вопрос о перспективах рынках угля АТР хотя бы на ближайшие 10–15 лет. Перспектива строительства портов-призраков или простаивающих железнодорожных узлов и линий является пугающей для всех участников — бизнеса, государства, — тем более мировая история содержит примеры таких просчётов», — говорят в ИПЕМ.

По оценкам специалистов, возможны три варианта развития событий.

Первый — так называемые «Текущие тренды». Он предполагает продолжение умеренного экономического роста в Китае, высокие темпы экономического роста в Индии, Вьетнаме, Таиланде, умеренный экономический рост в Японии и Южной Корее. ИПЕМ ожидает, что Китай сохранит ограничения импорта для австралийских углей с постепенным ростом замещающих поставок из Австралии в Европу.

Индонезия постепенно сократит поставки в АТР. В этом сценарии ИПЕМ ожидает постепенного роста цен на уголь в АТР к 2030 году до $158 за тонну (индикатор рассчитан на базе австралийского угля FOB Newcastle 6300 килокалорий), а затем снижения до $116,7 за тонну к 2035 году.

Второй вариант под названием «Опережающий рост» предполагает более высокие темпы экономического роста в АТР, чем в первом сценарии. Это приведёт к росту средних цен на уголь до $174,5 в 2025 году, $183 в 2030 году и $171,5 в 2035 году.

ИПЕМ рассматривает и третий, кризисный вариант, предполагающий вооружённый конфликт КНР с Тайванем. По оценке института, в результате гипотетической эскалации вероятно резкое сокращение спроса на уголь со стороны азиатских стран после 2027 года. При этом Китай может полностью остановить закупки угля из Австралии.

Угольный рынок выигрывает от высокого спроса, в том числе со стороны КНР, и повышения цен на энергоносители, особенно в Европе, что приводит к усилению зависимости от производства энергии с использованием угля, считают в Fitch. Если старый прогноз цен энергетического угля в Китае на 2025 год составлял $90 за тонну, то новый — $93. Прогноз на этот год Fitch повысило до $176 за тонну вместо $162.

Безусловно, можно представлять самые ужасные фантастические угрозы и драматические сценарии будущего и продумывать план действий по их устранению. Но в науке это называется тревожным расстройством и считается крайне непродуктивным, рассказала vgudok.com независимый эксперт Мария Никитина.

«Именно так я бы охарактеризовала переживания о снижении спроса на уголь в случае возникновения военного конфликта на Тайване.

В то же самое время у нас под носом Минэк предлагает РЖД урезать инвестиционную программу: снизить, как сказал министр экономики, аппетит монополии. Параллельно в правительство вносится программа с ростом на 60 млн тонн нефти в направлении Дальнего Востока и плюс 50 млрд куб. м газа. Вот что должно сегодня реально беспокоить угольщиков — отсутствие провозных мощностей Восточного полигона, и одновременно рост конкуренции с другими грузами-разворотниками.

Вот где есть реальная угроза снижения экспорта угля сегодня.


Конечно, можно себя накрутить и глубоко переживать по поводу предстоящего снижения спроса на уголь из-за всемирного потепления того же. Но разве есть в этом хоть какой-то из продуктов?» — говорит эксперт и создатель проекта N.TransLab.

Какая бы эскалация конфликта и где бы ни происходила: Китай, Тайвань или другие горячие точки — всё в сегодняшних условиях зависит от позиции Евросоюза и США. А также от санкций по отношению к РФ, вторичных санкций и контроля за их соблюдением, рассказал vgudok.com президент Национального исследовательского центра «Перевозки и инфраструктура» Павел Иванкин.

«Сейчас мы видим, что с российскими компаниями могут работать китайские. Они это делают с оглядкой на вторичные санкции, которые США или ЕС могут ввести против китайских компаний, осуществляющих деятельность на международном рынке. В случае эскалации конфликта, например, между Китаем и Тайванем, или усиления торговых войн между США и Китаем, может сложиться ситуация, когда российские компании начнут опасаться работать. Россия может оказаться под угрозой вторичных санкций за счёт того, что они с Китаем взаимодействуют.

Даже несмотря на то, что мы можем работать в национальных валютах юань-рубль, не исключён риск попадания под вторичные санкции как китайцев, так и российского бизнеса. Сегодня уровень давления США на Китай довольно высокий, и главная цель — чтобы они подключились к санкционному давлению на Россию.

В случае обострения конфликта ситуация может измениться. Очень многое зависит от того, как всё завязано в международной торговле, и как часто деньги проходят через корсчета Европейского банка и банков США. Как только проходят корсчета, возникает вопрос, откуда эти денежные корреспонденции.

Но это уже не экономика, это геополитика. Давать прогноз, как всё будет, я бы не рискнул, потому что очень много факторов, которые могут влиять на ситуацию. Теоретически можно предположить, что если отношения Китая и США сильно обострятся на фоне эскалации по Тайваню, уже Австралия станет снижать свой объём взаимодействия с Поднебесной, тем самым открывая рынок для российских компаний», — предполагает эксперт.

Вариантов развития событий много. Один из них, кстати, подразумевает, что в сложившейся ситуации могут выиграть российские компании. То есть они сумеют за счёт введённых санкций увеличить объёмы поставок в Китай продукции, включая уголь, нефть и прочее.

«У России, конечно, будут большие проблемы, в том числе у наших угольщиков. Если рынки сбыта будут ограничены, всем будет очень плохо. Для страны очень важно иметь стабильные рынки сбыта, и создавать условия для того, чтобы они не сужались.

Те контракты, которые сегодня имеются, не покрывают выпадающий западный рынок для российских угольных компаний.

При ухудшении конъюнктуры для угольщиков ситуация становится катастрофической в плане того, что нужно будет определять, что делать с угольными компаниями, разрезами, что делать с работниками, которые будут вынуждены уйти с работы после перевода предприятий на простой.

Это головная боль государства и разбираться с проблемами предстоит ему, поскольку возникнет социальная напряжённость в одном из крупнейших регионов России. Однако сказать, что будут найдены какие-то универсальные рецепты, или предположить, что мы вдруг обнаружим дополнительные рынки сбыта, сейчас довольно сложно», — резюмирует Павел Иванкин.

Транспортные новости российских мегаполисов и мировых столиц ищите в нашем разделе ГОРОД и в Telegram-канале @Vgudok

Михаил Задорожный