«Раньше была профессия машинист, а сейчас стрелочник». (c) Читатели Vgudok закрывают гендерный вопрос на железной дороге и разбирают причины проездов на сети РЖД

Опубликовано 30 января 2022

В конце прошлого года vgudok.com опубликовал подробный разбор, казалось бы, рядового ЧП на железной дороге — проезда маневрового светофора в Раменском. Но для типового проезда запрещающего сигнала этот случай вызвал слишком уж бурное обсуждение. Всё потому, что нарушение было допущено девушкой-помощником машиниста.

Уже после публикации материала нам стало очевидно, что проблема здесь куда глубже, чем проявление сексизма на ж/д предприятии. Хотя в присутствии «женщины на корабле» некоторые и увидели злой рок. Убедитесь. 

Михаил Овчинников: «Извините, но я против женщин-помощников машинистов. Сам проработал 30 лет на ж.д. машинистом в ТЧ-5 Свердловской ж.д. Женщины на ж.д. работали раньше после войны только от того, что не хватало мужчин.

Мой отец в 60-х ездил с женщиной-помощницей. Только сколько он выдержал такой работы?

От силы 3-4 поездки. Воспоминаний у него было на года. Женский организм не может работать в условиях повышенной внимательности и при повышенной физической нагрузке. Условия работы помощника и машиниста я перечислять не буду. Вы их знаете, они тяжелые. В Екатеринбурге (Свердловске) у каждого 3-го есть корочки помощника машиниста. Остаются и дорабатывают до пенсии только самые сильные и влюбленные в свою профессию».

В то же время, судя по большинству комментариев к статье на канале Vgudok в «Яндекс. Дзен», проблема не столько в половом вопросе, сколько в системе подготовки помощников и машинистов в РЖД. Пробелов в программе обучения хватает.

Александр Че: «Работа на инструкцию, а не безопасность. Многие помощники с малым стажем даже не понимают что говорят, выполняя регламент. А машинисты не могут даже объяснить помощнику, что является главным в работе, как это выполнять, то ли гордость не позволяет, то ли стесняется, либо, наверное, считает, что обучением не должен заниматься — обучили на курсах, а дальше сам.

Поехал как-то с новым помощником, вроде стаж уже полгода, так он мне после поездки сказал, что за эту поездку узнал больше, чем за все полгода (в данный момент он сам машинист)... Главное — не лишиться премии за бездумное выполнение обязанностей, а наблюдение за сигналами вторично. Неважно, что в составе экипажа девушка, просто сломалась сама система организации».

Интересно, что помимо снижения уровня подготовки железнодорожников, читатели видят проблему и в снижении уровня личной ответственности работников. Если раньше обучить грамотного помощника было фактически делом профессиональной чести для машиниста, то сегодня новичкам на железной дороге ничего не объясняют. Мол, отсидел своё в дортехшколе, так теперь иди и применяй полученные знания на практике. Что это за знания, и насколько они близки к реальной работе на ЖД — мало кого интересует

Евгений: «Система просто больна... Работал в те времена, когда переговоры писались (если техника работала) только у ДСП, а регламент переговоров л/б, как правило, соблюдался полностью только при командирах.

Но самое главное при прикреплении новоиспечённого помощника в первую же поездку (и сам в дальнейшем так поступал) механик первым делом спрашивал: "Регламент знаешь? Сейчас покажешь". И если парень не очень был силён в регламенте, то обязанностью механика было научить его тому, чему не научили в училище.

Не знаю, как сейчас, но в моё время бригады локомотивные формировались на длительный срок, и механик был заинтересован иметь грамотного помощника, на которого можно положиться.

По помощнику (его подготовленности) судили и о машинисте.

И ещё, да, работая вместе длительное время, регламент полностью мало кто соблюдал, посторонние разговоры разговорами, но положение стрелок, маневровые сигналы, смена огней на локомотивном, следование на жёлтый и красный — о чём бы ни трепались, это было святое».

Василий Куницкий: «Раньше была профессия машинист, а сейчас стрелочник. Я начинал с 84 года машинистом, на тепловозах магистральных была одна кнопка бдительности и никаких регистраторов скбмов, и проезды были крайне редко.

А как начали эту всю х…ь вводить — не успеваешь проезды записывать. Они сидят в кабинетах, а не в кабинах тепловозов и электровозов. Один дурак придумал развлечение ловить лампочку, машинистам и помощникам ввели её в профотбор».

Иван Иванов: «В 80-90 гг. и в начале 2000 годов после ГПТУ работал помощником машиниста, потом машинистом в чисто пассажирском депо на Свердловской ЖД. Раньше чтобы попасть в дортехшколу для обучения на права управления, и то был конкурс. Я отработал 3 года помощником без косяков (а надо было для зачисления в ДТШ отработать без косяков 1,5 года). Подхожу к инструктору за направлением, а мне: «сынок, ещё поработай...»

И еще полгода за мной приглядывал, потом дал направление. Учились ГОД, правда, на двое прав! Потом опять работа помощником. Через конкурс, так как занял одно из первых мест, восстановился машинистом с 4 классом, и то на маневры под депо. Отпахал на маневрах и хоз. движении до 2 класса и только потом обкатался в пассажирские поезда. В элиту, как тогда говорили...

А сейчас с улицы берут в ДТШ и выпускают сразу с правами, с 4 классом сразу обкатка в пассажирское движение!


Вот итог. А мужчина или девушка, не имеет значения. Должна быть подготовка, характер, сила воли...»

Транспортные новости российских мегаполисов и мировых столиц ищите в нашем разделе ГОРОД, лучший фото- и видеоконтент на нашей странице в Instagram

Оксана Войцеховская