Отрицательная Сумма или Сумма отрицания? Падение братьев Магомедовых: корпоративный конфликт, передел рынка, показательная порка? Версии vgudok.com

Опубликовано 03 апреля 2018

Задержания, обыски в офисах, миллиардеры на нарах, тайные встречи и анонимные комментарии — это не сюжет голливудского фильма. Это реальность современного российского бизнеса. Ещё вчера братьев Магомедовых рад был принять в своём кабинете практически любой чиновник класса «А». Теперь от знакомства с ними открещиваются даже случайные прохожие. Что же произошло? И чего ожидать дальше?

Если отжать воду из многочисленных публикаций по этому делу и приобщить к ним свидетельства опрошенных редакцией vgudok.com смелых людей (опрошенных оказалось гораздо больше, чем смелых), получается примерно такая картина.

Формальным поводом для начала активности правоохранительных органов послужило подозрение в хищении 752 млн рублей в ходе строительства стадиона в Калининграде.  Дочерняя структура «Суммы» — «Глобалэлектросервис» — была подрядчиком на первых этапах строительства стадиона. Понятно, что подготовка первого мундиаля в России находится под особым контролем, но…

Не вызывает сомнений, что взлёт «Суммы» начался в годы президентства Дмитрия Медведева.

Дочка (подчёркиваем, дочка!) «Суммы» должна была подготовить площадку. В 2014 году, то есть три года назад. Более того, акт приёмки работ и объекта подписали гендиректор «Глобалэлектросервис» и калининградские чиновники. Как пишут в СМИ, «по версии следствия, работы были проведены плохо, в частности, претензии возникли к качеству песка. Впрочем, в самой компании утверждали, что песок был нужного качества, но „изменил структуру“ из-за того, что работы проводились в болотистой местности».  Это первое. Кто был в Калининграде, подтвердит: места там и впрямь болотистые, а местный песок, если использовался он, слишком уж мелкий.

Второе. Не вызывает сомнений, что взлёт «Суммы» начался в годы президентства Дмитрия Медведева. Именно тогда начинается масштабное сотрудничество с «Транснефтью». По возвращении в кабинет Владимира Путина рост компании сильно замедлился.


Фото РИА Новости, Екатерина Штукина

Оставим в стороне истории с олимпийским строительством (кто тогда только не попал под горячую руку президента), но тревожные звоночки стали поступать из разных мест. К примеру, вспоминается иск «Росжелдора» к компании «Стройновация», входящей в группу «Сумма», на 5,05 млрд рублей. Государство потребовало вернуть аванс, выданный на строительство железной дороги «Кызыл – Курагино». Этот подряд Магомедовы выиграли в 2011 году, оставив позади компании Аркадия Ротенберга. За 44,3 млрд рублей «Стройновация» должна была построить в Туве 147 км дороги к крупному месторождению коксующегося угля. Но график строительных работ постоянно срывался и контракт был разорван. Тогда обошлось без уголовных дел.

До 2015 года всё было относительно тихо. Затем на компанию не то чтобы посыпались, но стали регулярно поступать жалобы (читай, иски). Причём преимущественно по исполнению госконтрактов со стороны госорганов или со стороны конкурентов, компаний из списка «Короли госзаказа».

«Само по себе обилие претензий, особенно на фоне смены управленческих элит в высших эшелонах, не является «черной меткой», — отмечает представитель одного из крупных государственных подрядчиков. — Постоянно кто-то трется в кабинетах, стараются дискредитировать потенциальных конкурентов, судебные иски в этом отношении я воспринимаю лишь как часть спектакля. Поворошите любую проектную документацию и соотнесите с реальным положением вещей. Девять из десяти объектов выдадут колоссальные несовпадения. Не думаю, что в тот момент иски были частью целенаправленной компании по дискредитации Магомедовых».

Самый популярный ответ в ходе проведённого опроса: «Я не могу комментировать ситуацию по незащищенной линии».

Даже когда иск к «Стройновации» подал НМТП (сособственником которого к тому моменту уже являлась «Сумма»), никто не чувствовал запах грядущей битвы. Суд удовлетворил требования истца чуть более чем на треть (180 млрд рублей вместо 500 млрд). Но дело на этом не закончилось. В 2013 году начинается череда конфликтов. С выдвижением взаимных обвинений, снятиями и назначениями, обращениями как в судебные инстанции, так и к высоким покровителям, но… это обычная практика современного бизнеса.

«Возьмите любую крупную компанию, тем более, зависящую о государства. Да даже и независящую, насколько это можно вообще предположить. Все оглядываются на любой окрик, всем хочется соответствовать вышестоящим требованиям, — отмечает бывший руководитель госкомпании, ныне занимающий кресло в совете директоров формально «коммерческой» структуры. — Если бы я помнил все конфликты, возникавшие по ходу дела – уже бы и памяти не хватило. Тем более что особых оснований для конфликта между «Транснефтью» и «Суммой» я не вижу. Они вполне могли дополнять друг друга. Полагаю, что история их конфликта слишком раздута. Тем более – уже и закрыта, по сути».

Тем не менее, в том или ином виде эта история постоянно всплывает в разговорах. Впрочем, не она одна. Отметим определённую сложность в сборе материала. Самый популярный ответ в ходе проведённого опроса: «Я не могу комментировать ситуацию по незащищенной линии». Да, признают, что vgudok.com не разглашает источники. Да, понимают, что рынку нужна информация, но… комментарии очень скупы.

Итак, версия первая. Конфликт с Транснефтью

С того момента, как два медведя поселились в одной берлоге Новороссийского морского торгового порта (НМТП), история противостояния набирала и снижала накал, но не прекращалась. Докупались акции, вводились и выводились члены совета директоров. Назначались внутренние и внешние аудиты и т.д. Все коридорные и околокоридорные игры не давали ни одной из сторон ощутимого преимущества. Пока, наконец, в декабре прошлого года «Сумма» не признала фактического поражения, дав согласие на продажу своего пакета НМТП.

Таким образом, мартовские посадки-обыски эксперты воспринимают как своеобразный контрольный выстрел. Никакого особого интереса к прочим активам холдинга никто не проявлял. Происходит просто рутинная зачистка территории. Поскольку братья не раз отметились несгибаемым нравом и почти неспортивной волей к победе.

Между тем, заметим, что третьим «молчаливым» акционером НМТП, про которого постоянно забывают, является ОАО «РЖД». Скажет ли оно своё слово в будущей истории 3-го по грузообороту порта Европы, нам предстоит скоро узнать.

Версия вторая. Чубы трещат

Мало у кого возникают сомнения, что бизнес-таланты братьев Магомедовых хранятся очень далеко от офисов «Суммы». Скорее степень успешности «Суммы» определяли совсем в других кабинетах. Здесь, конечно, всплывает их близость к Дворковичу, и через него к Медведеву. Действительно, в мае ожидаются серьёзные перестановки в правительстве и администрации президента. Аркадий Владимирович успел нажить достаточное количество недовольных его политикой. Дмитрий Анатольевич тоже, по мнению недругов, засиделся в кресле. Лучший повод  расчистить место — грамотный и управляемый каскад разоблачений. Хотя, скорее всего, их выбраковка не принесёт значительных проблем Дмитрию Медведеву. А вот для дальнейшей судьбы многолетнего куратора железнодорожной отрасли и председателя Совета директоров ОАО «РЖД» Аркадия Дворковича арест Зии Магомедова может иметь значение. Их дружеские связи с вышеперечисленными персонажами настолько очевидны, что даже доказывать особенно ничего не надо.

Версия третья. Общая перезагрузка

Тут мы опять же возвращаемся к тому, что «Сумма» — относительный новичок в транспортной сфере. Не обросли связями, не оказывали никому особенных услуг. Не стояли у истоков приватизации, не назначали своих людей в органы власти. Идеальный объект для публичной порки. Показать всем, что мы будем жить теперь по-новому.  Причём в пользу того, что это именно показательная полицейская операция, как говорят источники в правоохранительных органах, — различия в формулировках. «Если даже по делу ЮКОСа рассматривались деяния пусть и высокопоставленных, но физических лиц, то теперь отрабатывается вариант объявления коммерческой структуры, холдинга «Сумма» преступной организацией, — констатирует наш собеседник. — Окончательное решение еще не принято, но, когда это случится — это будет понятный и доходчивый месседж для остального бизнеса».


Зиявудин Магомедов, фото РИА Новости, Алексей Филиппов

Всем стоять бояться или всё же это единичный, показательный кейс? Хотя нам во vgudok.com нравится история с ОПГ под видом холдинговой компании. Ведь теперь все работающие в красивых офисных зданиях являются не только офисным планктоном, но и потенциально — офисными боевиками ОПГ с красивым логотипом, миссией и корпоративной идентичностью. Благодаря СК МВД уличная романтика солнцевских и люберецких вошла в каждое офисное помещение страны. 

Версия четвертая, пятая и т.д.

Понятно, что нельзя исключать дагестанский след. Очевидно, что заигрывания с покупкой иностранных активов могут восприниматься властью как проявление предательства. Возможно, что братья стали разменными фигурами в рамках перераспределения контроля над активами в рамках более масштабной игры между силовыми ведомствами или элитными группировками. Версий происходящего достаточно, наиболее интересные мы собрали в своем телеграм-канале @Vgudok. Непонятно только, что в отсутствии достоверной информации и официальных комментариев делать другим участникам рынка? Множить версии и (на всякий случай) сушить сухари?

Транспортный рынок хочет от властей определённости, а именно узнать: в чём реальный «косяк» «Суммы»?

В поднявшейся суматохе возникают совершенно необычные для ж/д отрасли персонажи, такие как, например, г-н Троценко — антикризисный охотник за убыточными активами, о котором мы совсем недавно подробно рассказывали. С одной стороны, он всплывает в истории с отобранным у «Суммы» проектом реконструкции аэропорта Храброво в Калининграде. С другой — вдруг выясняется, что предприниматель проявляет интерес к покупке крупного пакета акций Globaltrans. Крепкой и публичной компании. Раньше его заявка на актив вызвала бы улыбку, но теперь… Так или иначе, транспортный рынок хочет от властей определённости, а именно узнать: в чём реальный «косяк» «Суммы». Истории про украденный песок или задержки со строительством (увеличением сметы) четырехгодичной давности никого успокоить не могут.

Сергей Ветров