Операторы не доверяют РЖД при поддержке ФАС. Антимонопольная служба поддержала СОЖТ в борьбе с инициативой монополии собирать фин. данные с рынка

Опубликовано 29 августа 2022

Федеральная антимонопольная служба поддержала железнодорожных операторов, выступив против сбора финансовых данных об участниках рынка, о котором мы подробно рассказывали ЗДЕСЬ. Подсмотреть, кто, что, и почём возит, ранее решили в РЖД, предложив наделить монополию полномочиями для соответствующего мониторинга. Антимонопольное ведомство решило поддержать в этом вопросе не холдинг, а Союз операторов железнодорожного транспорта. Которым, по понятным причинам, предложение с Басманной передать полномочия по сбору информации о ставках операторов вагонов РЖД очень не понравилось.

Операторы считают, что предложения компании не учитывают принципы и экономику свободного рыночного ценообразования. В ответ на заявление РЖД, что участники рынка при определении тарифов «прежде всего ориентируются на собственную прибыль, зачастую не учитывая интересы государства», в СОЖТ отметили, что к задачам коммерческой организации относится не только оказание услуг, но и получение прибыли.

ФАС встала на сторону союза, учитывая, что служба уже получает все необходимые данные от операторов. Соответственно, создавать себе конкурента в лице РЖД антимонопольщики не хотят, рассказал vgudok.com президент Института исследования проблем железнодорожного транспорта Павел Иванкин.

«ФАС — это федеральный орган исполнительной власти, и они исходят из того, что в рамках законодательной гильотины внедрять нового мониторщика смысла нет. Тем более холдинг выступает в данном случае как хозяйствующий субъект и субъект естественной монополии.

Соответственно, операторы очень обеспокоились тем, что они будут получать данные. Хотя за кадром все эти данные — секрет Полишинеля. В принципе, эту информацию холдинг может запросить у ФАС или у Минтранса. Если антимонопольщики эти данные представят, то их можно официально использовать.

Но в целом легализовать доступ к этим данным достаточно сложно.

В любом случае было ожидаемо, что те данные, которые сегодня имеются на рынке, они достаточны для всех. Создавать дополнительный источник получения и хранения данных — это лишнее.

Что касается конкретных данных, например, я бы на ставку (предоставления вагонов — прим. ред.) сейчас меньше ориентировался. Операторы уже научились обходить эти вещи, поскольку ФАС пытается установить над ними контроль. Соответственно, они много отчётностей пишут и для этих отчётов уже научились манипулировать разными материалами.

Здесь скорее надо создавать систему мониторинга, которая будет отвечать на вопрос, какова реальная вагонная составляющая для грузовладельцев», — считает эксперт.

На первый взгляд идея РЖД довольно здравая. Современная перевозка железнодорожным транспортом может быть условно подразделена на несколько сегментов, рассказал vgudok.com заместитель председателя НП ОЖдПС Денис Семёнкин.

«Это и поздняя оплата, которая выдаётся РЖД, и то, что выплачивается владельцу вагона. Там есть ещё масса дополнительных взиманий, например, за контейнеры, погрузо-разгрузочные работы и так далее. Естественно, сейчас каждый может подсчитать, во сколько обойдётся погрузка-разгрузка.

С одной стороны, экспертам и РЖД было бы комфортно знать формулу формирования стоимость перевозки груза. Чтобы потом понимать, во сколько обходится сам процесс для грузоотправителя. Но в том-то и дело, что РЖД так никогда не работали. При этом холдинг хочет, чтобы все операторы давали им данные. Вот здесь собака и зарыта.

Операторские компании эту информацию скрывают друг от друга, стараясь не рассказывать, сколько и кому они дают.


Порой ставки меняются в течение дня для того, чтобы захватить грузоотправителя. Это нормальная ситуация. У нас довольно узкий рынок, поэтому любую информацию надо сохранять. Если завтра о твоих ставках будут знать другие, то это автоматически отразится на финансовой составляющей оператора. Поэтому компании закономерно скрывают свои данные. Сведения, которые мы видим в прессе, они усреднённые.

Мало того, это вообще не ставка, которую платит грузоотправитель по определённому маршруту перевозки. Это то, что получилось в результате использования вагона. Это доход, на который может ориентироваться компания, инвестирующая в операторский бизнес. Речь идёт о ставках предоставления на определённом маршруте.

Перевозчик в данной ситуации кровно и финансово заинтересован в разделе операторского рынка. Он ведь не говорит, что собирается агрегировать ставки. Он просто хочет получить информацию для себя. Естественно, это напрягает операторов и ФАС. Перевозчик не заявляет о практических целях использования операторских ставок в интересах всего транспортного рынка. Или в интересах вообще всего железнодорожного транспорта. То есть перевозчик говорит, что им нужна открытость, при этом конкретно о своих целях не заявляет.

Что касается грузоотправителей, им действительно надо знать ставки. Но те, кто работает на рынке, кто отправляет грузы, они и так в курсе всего происходящего. У них договор не с одним, а с несколькими операторами. Плюс компания постоянно мониторит рынок.

Боязнь раскрывать ставки идёт от операторов, поскольку они опасаются, что это будет использовано против них в интересах РЖД. Это, конечно же, вскрывает недоверие к РЖД в отрасли, боязнь холдинга как субъекта, который порой  инициирует недружественные для операторов решения, лоббируя законодательные изменения. Естественно, у операторов к РЖД есть недоверие, и довольно сильное», — резюмирует эксперт.

Транспортные новости российских мегаполисов и мировых столиц ищите в нашем разделе ГОРОД и в Telegram-канале @Vgudok

Михаил Задорожный