Ни тонны врагу: РЖД прощаются с европейскими направлениями? Российские компании отказываются везти по железной дороге грузы в недружественные страны

Опубликовано 05 апреля 2022

Редакция vgudok.com попросила президента Национального исследовательского центра «Перевозки и инфраструктура» Павла Иванкина и генерального директора логистической компании Standard Trade Андрея Захарченко прокомментировать решение некоторых крупных российских грузоотправителей отказаться от поставок грузов в недружественные государства. И заодно спрогнозировать, как и когда изменятся направления грузопотоков из России.

По мнению Павла Иванкина, такое решение части компаний — это принятие тех условий, в которых мы сейчас работаем. Так, в начале марта правительство Российской Федерации утвердило перечень недружественных стран и территорий. В соответствии с правилами сделок с иностранными компаниями из недружественных России стран и территорий, «все сделки и операции российских компаний с гражданами и фирмами из недружественных России стран будут одобряться правкомиссией по контролю за осуществлением иностранных инвестиций».


Павел Иванкин

«В соответствии с действующим законодательством, взаимодействие с недружественной страной требует либо дополнительных согласований с правительством Российской Федерации и получения дополнительных разрешений, либо прекращения взаимодействия, чтобы не нарушать законодательство.

Я думаю, что компании, которые приняли решение прекратить поставки, поняли, что получать разрешение в официальном порядке не собираются или это затруднительно, и проще по издержкам прекратить взаимодействие с партнёрами из списка недружественных стран. То есть это — приведение хозяйственной деятельности к нормативно-правовому полю, которое создано сегодня», — отметил в разговоре с нашим корреспондентом г-н Иванкин.

Эксперт не исключает влияния патриотических настроений, но в целом уверен, что в первую очередь речь идёт об изменившемся законодательстве, а уже потом об эмоциональной составляющей.

«Сложно давать оценку искренности патриотизма, в душу к каждому не залезешь. Где-то в первую очередь сыграл патриотизм, а где-то наоборот: может быть, и есть желание работать с западными партнёрами, но правовое поле сегодня уже не позволяет.

Здесь мы видим комбинацию из всех возможных факторов, и давать оценку каждому очень сложно.

За каждым из этих решений стоят конкретные люди, которые принимали его в соответствии со своими внутренними целями и задачами», — добавил собеседник vgudok.com.

Г-н Иванкин затруднился ответить, о каких компаниях или видах грузов может идти речь. Он слышал о чёрной металлургии и сырьевой базе, однако общей картины пока не имеет. Что касается суммы потерь, то речь может идти о миллионах долларов.

Андрей Захарченко в свою очередь исключил патриотическую составляющую и назвал три причины, по которым европейцы отказываются принимать товар и происходит отказ в поставке со стороны российских клиентов.

«Во-первых, европейцы отказываются закупать товары в России, чтобы не нести репутационные издержки. Для них ущерб от непоставки товаров из нашей страны гораздо меньше, чем ущерб, связанный с репутацией — с тем, что компании будут подвергаться снижению своих продаж в случае продолжения торговых отношений с Россией.

Во-вторых, многие железнодорожные маршруты были завязаны на Украину. Сейчас, естественно, все потоки через эту страну, о которых я знаю, перекрыты.

Было бы весьма странно предполагать, что через Украину продолжат ходить грузовые составы из России.


В-третьих, даже если партнёры готовы скупать в России товары, они сталкиваются со сложностью отправки платежей в Россию. В нашей работе есть случаи, когда, например, Канада не может просто вернуть аванс за оплаченный товар. Мы наоборот импортируем, закупили у них оборудование, заплатили деньги, но они не смогли нам отправить товар, а сейчас  возникают сложности с возвратом аванса. Потому что «Альфа-банк», через который производилась оплата, находится под санкциями, и канадцы отказывают по этой причине нам отправлять деньги», — рассказал Захарченко.

Сейчас европейское направление очень активно переориентируется на Восток. К этому надо быть готовым и, по словам президента Национального исследовательского центра «Перевозки и инфраструктура», «засучить рукава и пытаться создать условия, чтобы всё то, что переориентируется с Запада, могло быть освоено на восточном направлении». И здесь остро встаёт вопрос о проходной способности Восточного полигона, степень готовности которого к увеличивающимся объёмам вызывает вопросы. 

«Важно сосредоточить все интеллектуальные, строительные, финансовые усилия, чтобы расширить Восточный полигон и обеспечить возможности сбыта на тот рынок, где санкций пока нет, и где с нами есть контракты, есть платёжный спрос — надо туда по максимуму обеспечить сбыт. Естественно, транспортная отрасль должна полностью к этому подстроиться и быть товарообеспечительной цепочкой в этих условиях», — добавил Иванкин.

Генеральный директор Standard Trade Андрей Захарченко также прогнозирует переориентацию на Восток, однако отмечает, что это будет совсем не быстрый процесс и не все компании смогут это сделать.

«У компаний, которые занимаются экспортом, налажены торговые связи со своими клиентами. И тем компаниям, которые в поставках ориентировались, допустим, на Германию, будет сложно поставлять в Китай, потому что есть соответствующее качество товаров, которое было необходимо зарубежным партнёрам. У нас, например, в 2014 году оказался практически на грани разорения один из клиентов из города Брянска, который производил высокоточные инструменты (свёрла и прочий режущий инструмент) крайне высокого качества, которые шли на европейский рынок.

С 2014 года его клиенты в Германии отказались от поставок по причине санкций, и компания продаёт эти инструменты в России, а на Китай с подобными инструментами не смогли выйти, и им до сих пор очень тяжело», — рассказывает Захарченко.

По его словам, те, кто мог, работали и на европейском, и на китайском рынках ещё до санкций, потому что всем хочется получать новые рынки сбыта.

Сейчас  компании будут больше акцентировать своё внимание на Китае, но сделать это будет гораздо труднее.

«Здесь требуется такой специальный опыт в работе с азиатскими партнёрами, потому что менталитет кардинально различается. И опять же поиск покупателей — это всегда очень сложная задача», — добавил Захарченко.

При этом говорить о полном прекращении поставок на Запад рано. Однако пока Россия находится в активной фазе введения санкций и контрсанкий, сложно прогнозировать, сумеет ли страна и её компании сохранить европейский рынок. 

«Бизнес — это бизнес, а политика — это политика. Если европейские бизнесмены видят где-то на территории Российской Федерации возможности, я думаю, что они найдут варианты, как этот бизнес сохранить, развить или в него инвестировать. Да, может быть, это будут не такие прямые схемы, как раньше, но полностью ставить крест на западном направлении я бы не стал», — уверен Павел Иванкин.


Андрей Захарченко

Андрей Захарченко в свою очередь отмечает, что его компания Standard Trade не сталкивалась с отказом от поставок в недружественные страны:

«Как раз наоборот: у нас в последнее время приходит достаточно много запросов на то, чтобы найти какой-то вариант доставить грузы западным партнёрам, которые сами не готовы принимать товар из России. Сейчас есть большое желание экспортировать из России. Первая, самая очевидная причина — рубль ослаб, поэтому выручка в валюте крайне выгодна экспортёрам».

Предугадать то, как будут развиваться события, сейчас не берётся никто. Горизонт планирования сократился до промежутка между заседаниями правительств и заявлениями о новых санкциях.  Поэтому и говорить о возможных сроках возможного восстановления грузосообщения с Европой даже в теории невозможно.

«Мы ещё не находимся в точке, когда закончилась специальная военная операция, и сложно планировать и понимать, как будут двигаться дальше экономики: и мировая, и наша, в том числе  Мне кажется, если больше никаких санкций вводиться не будет и если исходить из сегодняшней ситуации, то нормализация займёт год, может быть, чуть больше», — предполагает президент Национального исследовательского центра «Перевозки и инфраструктура».

Из возможных санкций, которые остались в запасе у западных стран, Иванкин назвал полное энергетическое эмбарго с отказом от закупки российских энергоносителей, а также полную торговую блокаду.

«Дальше уже всё зависит от фантазий тех, кто придумывает эти санкции. Пока я даже предположить не могу, куда эта фантазия может привести», — говорит Павел Иванкин.  

При этом даже если предположить, что будут сняты все санкции, по многим направлениям России придётся начинать переговоры практически с нулевой отметки, как было в начале 1990-х, 2000-х годов. Вполне возможно, что по некоторым отношениям мы просто подведём черту и начнём всё заново.

Что может сделать Россия в сложившейся ситуации? По мнению г-на Иванкина, если говорить о минимизации рисков, главная задача — стимулирование импортозамещения, быстрый поиск российских решений, в той части, где мы зависим от импортных составных частей и поставщиков, и максимально быстрое тиражирование всего этого на пространстве всей страны.

«Кроме того, вводятся новые и новые меры поддержки экономики, в рамках которых разрабатываются финансовые модели стимулирования отечественного производства, поддержка рабочих мест, создание новых рабочих мест. Думаю, что в ближайшее время будет ещё несколько пакетов мер поддержки, в которых наши предприятия увидят инструменты, которые позволят каждому индивидуально подобрать себе то, что необходимо.

Ведь кому-то нужны деньги, кому-то рабочие руки, кому-то, наоборот, производственные помещения, чтобы добиться результатов.

В рамках мер, которые государство предлагает и будет ещё предлагать, те, у кого есть желание наладить производство внутри страны, найдут себе инструменты», — резюмирует Павел Иванкин.

Транспортные новости российских мегаполисов и мировых столиц ищите в нашем разделе ГОРОД и в Telegram-канале @Vgudok  

Владимир Максимов