Несломленный машинист РЖД: «Надежда есть, иначе не затевал бы это всё…» Бардак в депо, административный пресс и коронавирус в помощь начальству — видеоулики нарушений из первых рук

Опубликовано 28 апреля 2020

Вирус новый, проблемы старые. Примерно так можно анонсировать очередной ролик, посвящённый жизни простых железнодорожников на сети РЖД. Времени у всех сейчас хватает, потратьте немного на репортаж из эксплуатационного локомотивного депо Хабаровск-2 Дальневосточной дирекции тяги, которое уже фигурировало в материалах vgudok.com. Машинист Дмитрий Лазутин рассказывал нашим читателям об оплате (точнее её отсутствии) техзанятий и иного времени, проводимого локомотивными бригадами на работе, кроме, собственно, вождения поездов. Наш герой предсказуемо попал под административный нажим при помощи недавно появившегося очень удобного инструмента: аттестации. Поднимал неравнодушный работник и вопрос соблюдения режима труда и отдыха. Рассказывая о Дмитрии, мы высказывали надежду, что, собираясь на планёрное совещание в Комсомольск-на-Амуре, проблемы которого показал Денис Крень, руководство Дирекции тяги заглянет и в Хабаровск. Увы, коронавирус отвёл гром от обоих депо ДВостТ. Всё осталось на своих местах.

Юрист Сергей Наумов, уже известный нашим читателям, вместе с Дмитрием Лазутиным снял ролик про то, как в депо Хабаровск-2 обстоят дела с охраной труда. Они поднялись на первый попавшийся локомотив, который оказался не запертым, и увидели много интересного. Неработающие стеклоочистители с оборванными трубками омывателя, неоткрывающееся боковое окно кабины, которое предусмотрено в качестве эвакуационного выхода, неопломбированный и неукомплектованный огнетушитель с вероятно липовой отметкой о проверке, неисправный замок двери кабины — это вкратце.

Разблокированные кнопки на пульте при отсутствии КУ (ключа управления) и отсутствие реверсивной рукоятки на всех электровозах, по словам Дмитрия Лазутина, явление привычное. Как-то мы рассказывали о другом эксплуатационном депо — Санкт-Петербург-Финляндский. Автор того материала (бывший машинист — прим. ред.) недоумевал: как можно эксплуатировать локомотив без «реверсивки»? Общий бардак, одним из проявлений которого было отсутствие штатного инструмента, привёл к печальному случаю — неконтролируемому выезду на перегон. В Хабаровске ждут повторения?

Электровозы серии 3ЭС5К, на один из которых заглянули авторы видео, выпускаются с 2007 г. Говорить о естественном износе явно преждевременно. В чём же дело? Проблема состояния парка локомотивов имеет две стороны: объективную и субъективную. Объективная — беды с ремонтом, умноженные многократно после передачи сервисного обслуживания от ОАО «РЖД» в ООО «ТМХ-Сервис» (ныне «ЛокоТех») и ООО «СТМ-Сервис». Здесь же налицо неспособность заказчика и собственника парка, монополии, потребовать от подрядчиков выполнения качественного обслуживания.

Субъективная: а ломает-то кто? Мы не можем сказать, что локомотивные бригады портят оборудование специально, но отсутствие бережного отношения явно прослеживается. Хлопнуть дверью, разрисовать шторку, положить ноги на пульт — киньте в нас камень те, кто считает, что этого нет. Долго протянет техника при таком отношении? На самом деле это ответная реакция на наплевательское отношение к работнику. «Пусть чинят!» — скажет машинист, которого лишили премии за незастёгнутую пуговицу на жилетке или мелкое нарушение по лентам-кассетам, не влияющее на безопасность, и хлопнет дверью так, что стёкла вылетят. И ногой добавит.

«Надежда есть, иначе не затевал бы это всё...»

Вернёмся в Хабаровск. Дмитрия Лазутина наказали за то, что он принял машину без «реверсивки». Машины без «реверсивки» он принимать перестал. «Как так?» — возмутилась администрация и назначила машинисту аттестацию. Электробезопасность сдана с третьего раза, охрана труда (девять вопросов) — с пятого.

От работы машинист формально не отстранён, но и явки ему не выдаются. Рук он не опускает и со сбывшейся детской мечтой расставаться не намерен. Прокуратура, которая подтвердила наличие нарушений в депо, от дальнейших действий устранилась. Железнодорожник обращается в суд, который периодически встаёт на его сторону. «Надежда есть, иначе не затевал бы это всё», — говорит Дмитрий.


Олег Валинский

История, «выстрелившая» благодаря интернету, выводит на невесёлые обобщения. Ни один из героев наших публикаций (ни один!) не требовал от администрации чего-то сверхъестественного. Никто не просил особого отношения или каких-то особых благ. Наоборот, люди пытались добиться от руководителей предприятий ОАО «РЖД» неукоснительного соблюдения документов, регламентирующих их трудовую деятельность. Почему они попадают в немилость? Ответ прост: портят красивую картинку, создаваемую в отчётах, в которых всегда всё хорошо. Ни один руководитель линейного предприятия не отправит наверх документ, содержащий негативную информацию: самоубийц среди них нет. Ну а раз в отчётах всё хорошо, то и причин для реакции со стороны вышестоящих уровней управления не требуется.

Начальник Дирекции тяги Олег Валинский в интервью «Гудку» подчеркнул: «Машинист — профессия уникальная, требующая длительной подготовки, постоянного повышения знаний и навыков. Разбрасываться такими специалистами неразумно, потому что восстанавливать кадровый потенциал и дорого, и долго». Сказано это было применительно к ситуации с эпидемией, но мы уверены, что Дирекция тяги придерживается этого принципа всегда. Машинист, который в состоянии потребовать от работодателя соблюдения им же установленных правил, уникален многократно.

Владимир Максимов