Не виноватая я. Совладелец ГК «1520» отрицает вину: следствие строит обвинение на показаниях скрывающихся фигурантов дела

Опубликовано 30 октября 2018

29 октября Мосгорсуд рассмотрел апелляционные жалобы защиты Валерия Маркелова и Виктора Белевцова об изменении меры пресечения. Вполне предсказуемо Маркелову отказано на основании того, что они имеют счета за границей и могут скрыться.

Однако дискуссия защиты и следствия несколько приподняла завесу тайны над этим резонансным  делом. Защита предполагаемых взяткодателей полковника МВД Дмитрия Захарченко пыталась убедить Мосгорсуд в том, что обвинение в даче взяток на 2 млрд рублей «похоже на детективный роман». 9 лет назад никто не собирался носить никому не известному лейтенанту сотни тысяч евро. В слушаниях в Мосгорсуде фигуранты участвовали в режиме видеосвязи прямо из СИЗО. Оба настаивали на том, что не имели отношения к взяткам. «Меня тут держат, потому что я якобы имею заграничный паспорт, а это разве противозаконно в нашей стране? — удивлялся Маркелов. — Я что-то там делал, но что я делал, следствие сказать не может. Я готов сотрудничать, готов общаться со следствием».

Ни один из обвиняемых виновным себя не признаёт, а выдвинутые обвинения называют абсурдными.

По версии следствия, совладелец «Группы компаний 1520», член совета директоров Интерпрогрессбанка (ИПБ) Валерий Маркелов на протяжении девяти лет, с ноября 2007-го по август 2016 года, при посредничестве ростовского адвоката Виктора Белевцова носил силовику взятки. Вместе с ним в преступную группу взяткодателей входили его партнёры Борис Ушерович, Иван Станкевич и Дмитрий Моторин, проживающие сейчас за границей. Полковник якобы состоял на окладе, получая ежемесячно 150 тысяч долларов за покровительство от бизнесменов, решая для них различные вопросы, в том числе якобы при получении подрядов от РЖД.

Однако из дискуссии о мере пресечения стало ясно, что «сотрудничество со следствием», о котором силовики немедленно  сообщили прессе, оказалось весьма условным. Ни один из обвиняемых виновным себя не признаёт, а выдвинутые обвинения называют абсурдными. Несмотря на многочисленные «сливы», вообще не фигурировало имя Алексея Крапивина, которого «источники» уже несколько раз отправили в розыск.

Защитница Виктора Белевцова Ольга Нямина приводила доводы, согласно которым аргументы следствия о том, что её клиент скроется или помешает расследованию, голословны. К тому же давать взятку Дмитрию Захарченко, который в 2009 году был «никому не известным лейтенантом», не было смысла. «У него тогда не было полномочий никому помогать», — возмутилась она.


Валерий Маркелов

Нямина подчеркнула, что обвинение против её клиента построено на показаниях уехавшего в Лондон председателя совета директоров и владельца Инкредбанка Германа Горбунцова, которого уже восемь лет нет в России. И что эти показания даны заочно.  Она добавила, что в ходе ареста к материалам дела была приложена копия его допроса. «Горбунцов с 2010 года не был в России, он скрывается, был объявлен в розыск. Этот человек по неизвестным причинам рассказывает о каких-то чёрных кассах, счетах, серых платежах. Всё это похоже на детективный роман», — возмутилась адвокат. Она уверяла, что данные показания «не подтверждают ни в коем случае» версию обвинения в отношении её клиента. Последний, по её словам, и хотел бы объяснить всё следователям, но не может: он связан адвокатской тайной, а сидя в СИЗО, не может получить у бывших клиентов разрешения на её разглашение.

Нямина добавила, что Белевцов не отрицает знакомство с Захарченко, «они земляки», однако уверяет, что взяток ему не носил. Защитница обратила внимание на странную ситуацию, когда Следственный комитет уже предъявил обвинение посредникам в даче взятки, но самому взяткополучателю Захарченко — нет.

Подозреваемый прямо говорит: если кто-то свидетельствует против меня, давайте проводить очные ставки.

На заседании суда представитель СК немного слукавил. Адвокат полковника Захарченко Александр Горбатенко сообщил Business FM, что его клиенту пока не предъявлено новое обвинение в получении взяток на сумму 2 млрд. При этом полковника всё же ознакомили с постановлением в возбуждении нового уголовного дела. «Его позиция простая — свою вину он ни в чём не признаёт и прямо говорит: если кто-то свидетельствует против меня, давайте проводить очные ставки», — сказал адвокат. От дальнейших комментариев он воздержался, сославшись на подписку о неразглашении данных предварительного следствия.

Итак, стало ясно, что следствию пока не удалось «расколоть» Дмитрия Захарченко. Очевидно, что в этой ситуации будут молчать и другие фигуранты дела. В этой ситуации со стороны остаётся только посетовать на непрофессионализм следствия. У простого милиционера найдено несколько миллиардов рублей и зафиксирован роскошный уровень жизни, как будто он уподобился Эллочке Людоедке в погоне за Вандербильдихой. О коррупции в РЖД не любят поговорить только ленивый и немой. Но как только дело доходит до реального расследования, то оказывается, что после громких арестов следствие не в состоянии что-либо реально подтвердить и рассчитывает только на показания обвиняемых, то есть на самопризнание, которое было «царицей доказательств» 30-е годы согласно теории Вышинского. Но даже при Берии самооговор перестал цениться в сталинском репрессивном аппарате.  А тем не менее, общество ждеёт не спектаклей, а настоящих разбирательств, которые действительно испугают коррупционеров.

Дмитрий Борисов