Most Wanted от РЖД. Из-за штрафа в 50 тыс. холдинг раскрыл данные по миллиардным тратам на охрану инфраструктуры

Опубликовано 22 декабря 2020

Обыденный и тривиальный суд в Самарской области позволил узнать, сколько средств ОАО «РЖД» вкладывает в обеспечение технической безопасности  на железнодорожных мостах и других объектах инфраструктуры. По данным с Новой Басманной, опубликованным в материале «Ъ», в течение пяти лет холдинг может потратить на подобную защиту около 640 млрд руб. При этом приблизительно столько же придётся ежегодно вкладывать в содержание 720 тысяч охранников на данных объектах. На первый взгляд, цифры совершенно невероятные, но пока из РЖД не поступило никаких опровержений. Фантастичность данных хорошо видна при сопоставлении: всего в РЖД работает около 700 тыс. человек, неужели столько же нужно на охрану объектов? Численность занятого населения (все работающие граждане, включая военных и официально оформленных безработных) в стране снизилась в октябре (ноябрьские данные ещё недоступны) 2020 года составила 70,3 млн человек, сообщило Минэкономразвития.  Неужели 1 процент от этого числа должен охранять объекты РЖД?  Эксперты vgudok.com оценили озвученные цифры  и выразили удивление, что данные вообще были озвучены.

Сама история, в ходе которой всплыли эти данные, такова. В Железнодорожном районном суде Самарской области рассматривали жалобу РЖД на решение инспектора Ространснадзора.

Надзорный орган привлёк монополию к административной ответственности за нарушение требования в области транспортной безопасности.

Перевозчика оштрафовали на «грандиозную» сумму в 50 тыс. руб. Поводом для этого явилась проверка ФСБ, установившая, что железнодорожный мост длиной 102 м через реку Сура на 788 км перегона Кодада — Чаадаевка не охраняется подразделением транспортной безопасности и в целом не защищён от «актов незаконного вмешательства», которые могут привести к прекращению функционирования этого объекта «транспортной инфраструктуры».

В РЖД пожадничали расставаться с «полтинником» и решение суда обжаловали, отдельно указав, что постановление вынесено без учёта изменений, принятых в законодательство о транспортной безопасности, поскольку сроки оснащения объектов транспортной инфраструктуры техническими средствами не установлены правительством России. Использовать же физическую охрану объектов без технических средств (охраняемого периметра, камер видеонаблюдения, металлодетекторов и проч.) невозможно.

В ходе разбирательств адвокаты холдинга отметили, что РЖД оплачивают транспортную безопасность за счёт средств инвестиционной программы. Она, в свою очередь, носит «долгосрочный и планомерный характер и принимается с учетом финансовых возможностей компании», а также задач, поставленных президентом и правительством РФ. И вот тут посыпались цифры. Оцените.

Всего на балансе филиалов ОАО «РЖД» находятся 38 469 объектов транспортной инфраструктуры, в том числе 890 вокзалов, 4503 станции, 303 тоннеля, 1776 эстакад, 9390 больших и средних мостов, 21 554 малых (длиной до 25 м) моста, 22 участка железнодорожных путей и 31 остановочный пункт Московского центрального кольца.

Дальше больше. Представители ответчика заявили в самарском суде, что в 2011–2018 годах РЖД оборудовали техническими средствами обеспечения транспортной безопасности 390 объектов на общую сумму 15,5 млрд руб. В 2019 году планировалось оснастить ими ещё около 100 объектов, потратив на это 5 млрд руб. При этом, исходя из бюджета в 6,76 млрд руб., выделенного в прошлом году на защиту инфраструктуры, подразделения транспортной безопасности защищают 225 объектов, в том числе 116 железнодорожных вокзалов, 28 мостов и 79 станций. Вместе с тем проведённый монополией ориентировочный расчёт затрат на обеспечение транспортной безопасности находящихся на балансе объектов даже без учёта малых мостов показал, что только на их оснащение техническими средствами потребуется около 640 млрд руб. То есть при существующих темпах потребуется около 100 лет, чтобы реализовать требования к безопасности. Но проблема не только в этом. Дело в том, что если учитывать скорость износа и необходимость модернизации, через пять-семь лет аналогичная сумма будет нужна на замену установленного оборудования в связи с окончанием сроков его эксплуатации. Помимо этого, затраты на ежегодное обслуживание и ремонт технических средств обеспечения транспортной безопасности уже составляет около 15 млрд руб.

«Такие статьи расхода в РЖД обычно сильно не афишируют. У нас нет подробной информации, сколько у холдинга идёт на охрану спецобъектов. Но, учитывая ту сумму, которая была указана (а она не ежегодная и рассчитана на пять лет), в среднем получается чуть больше 100 млрд рублей в год. Соответственно, при триллионных расходах холдинга, это где-то 10–12% на безопасность — сумма не критическая, — рассказал vgudok.com президент Института исследований проблем железнодорожного транспорта Павел Иванкин. — Наверное, сейчас в век цифровых технологий многие вещи можно перенести на цифровое управление и даже сократить где-то людей, которые в этом процессе задействованы, оптимизировать какие-то производственные процессы.

Но нельзя забывать, что безопасность — вещь консервативная.


И в этом сегменте переход даже на цифровые технологии происходит не настолько быстро, как хотелось бы. Кстати, не факт, что такой переход будет дешевле. На крупных мостах без человеческого фактора одной «цифрой» не обойдёшься». 

По мнению эксперта, факт, что столь подробная информация появилась в СМИ, очень удивляет. 

«Программа затрат на безопасность подобных объектов не открытая и не обсуждается широко. Учитывая, что на РЖД лежит много функций, связанных с обеспечением именно государственной безопасности, все сведения должны быть закрыты. Обсуждать их с бизнес-сообществом никто не будет, — считает г-н Иванкин. — Я сомневаюсь, что даже совету потребителей покажут какие-то выдержки из этой статьи. Просто это будет одна строка «транспортная безопасность» и та сумма, которая для неё необходима.

То, что РЖД информацию раскрыли, защищая свои интересы в суде, честно говоря, очень странно. Понятно, что они хотели выиграть. Но раскрывать в суде такие сведения… Конечно, это в итоге вызвало определённый резонанс. Манёвр не совсем понятный, суд не выиграли, а информационное поле очень сильно подпортили. Особенно в условиях, когда обсуждается инвестпрограмма и уровень тарифов на следующий год».

Новые технические средства вызовут рост обслуживающего персонала. Это также следует из материалов дела. Для решения этих задач по всей стране придётся задействовать более 720 тыс. человек, уверены в РЖД. Это при том, что численность МВД составляет около 900 тыс., а, например, Росгвардии 340 тыс. человек. На оплату армии охранников, по подсчётам монополии, потребуется порядка 680 млрд руб. ежегодно.

Позицию РЖД можно перефразировать следующим образом: 

– Невозможно работать. Вы даёте нереальные планы. Это волюнтаризм!

Короче, отстаньте от нас или расскажите, где нам взять столько денег.

Доводы, изложенные в жалобе о том, что обеспечение соответствующих требований возможно лишь после разработки и утверждения плана обеспечения транспортной безопасности, а также оснащения объектов техсредствами, сроки которого правительством не определены, несостоятельны, решил суд. Служители Фемиды посчитали, что образование или привлечение подразделений транспортной безопасности для защиты от актов незаконного вмешательства предшествует утверждению плана обеспечения транспортной безопасности, а не наоборот.

«Так называемые стыковые объекты, к которым относятся и железнодорожные мосты, во время любой войны являются объектами стратегического значения. Особенно в ключевых точках. Естественно, ЖД-мосты на скоростных, транзитных трассах — это крайне важные места, которые всегда находятся под охраной в зависимости от той категории, к которой они относятся, — рассказал vgudok.com глава Международной контртеррористической тренинговой ассоциации Иосиф Линдер. — Эта тема всегда актуальна. Особенно, когда речь идёт о высокоскоростных магистралях и поездах.

Так как в России наблюдается тенденция к расширению сообщения скоростных поездов, любая техническая оплошность может привести к катастрофе.

Естественно, в условиях войны, в том числе гибридной, которая сейчас ведётся повсеместно, эти мосты могут быть объектами притяжения как с точки зрения террористической, так и сугубо криминальной. Любой крупный технический объект представляет интерес для людей, которые занимаются нелегальным бизнесом. Условно говоря, там воруют металлы, другие комплектующие, быстро ликвидные и хорошо оплачиваемые. 

Все мосты имеют свою категорию транспортной безопасности, но для примера можно посмотреть на самый известный объект — Крымский мост, предлагает господин Линдер.

«Каждый из подобных объектов имеет свой уровень категорирования, конечно же, они не все одинаковые. Всё зависит от расположения, конструкции, рисков его повреждения. Это сейчас касается того же Крымского моста. В силу политических отношений с Украиной и в связи с нестабильностью в приграничных вопросах, естественно, такой объект охраняется фактически в военном режиме. Там и военно-морские силы, и пограничники, и ФСБ участвуют, плюс специальные войсковые подразделения на железной дороге, и УВД. Мосты, находящиеся на внутренней территории охраняются несколько иным способом. Но необходимость в обеспечении безопасности подобных объектов всегда актуальна», — резюмирует наш собеседник

Вопрос в том, кто, как и почём эту безопасность будет обеспечивать.Что касается нашей истории, в итоге РЖД всё-таки заплатят штраф в размере 50 тыс. рублей. Учитывая это решение регионального суда, Ространснадзор имеет полное право привлечь монополиста к ответственности за отсутствие охраны на любом из 9 тысяч мостов в России. И тогда смешная для холдинга сумма в 50 тысяч «деревянных» может обзавестись энным количеством нулей

Больше лёгкого чтива для тяжёлых будней ищите в нашем разделе LIGHT и в Telegram-канале @Vgudok

Максим Ярошевский, Дмитрий Борисов