Куда уходят средства, куда ушли они… ФНБ вновь готов выделить РЖД транши на развитие Восточного полигона

Опубликовано 11 января 2019

Монополии всё-таки решили выделить деньги Фонда национального благосостояния (ФНБ) на Восточный полигон. Правда, не все сразу, а частями. Это хорошо, но пока не совсем понятно, кто и как будет осуществлять контроль за их грамотным расходом. Судя по всему, с этим пока не всё гладко. Монополия получит из ФНБ в 2018 году 20 млрд руб., ещё 30 млрд руб. — в 2019 году, на проекты модернизации БАМ и Транссиба. Интересно, что на 2018-й деньги решили дать только тогда, когда до окончания года осталось порядка трёх недель. Хотя на транш из ФНБ в размере 50 млрд руб. первый замгендиректора РЖД Вадим Михайлов рассчитывал ещё весной.

Ожидается, что в 2019–2023 годах объём инвестиций в БАМ-2 составит 493,2 млрд руб. Это позволит построить 1,5 тыс. км дополнительных главных путей, два разъезда, реконструировать 28 станций, обход Северомуйского тоннеля, электрифицировать участок Волочаевка – Комсомольск – Ванино и усилить устройства тягового электроснабжения на Транссибе. Проект рассчитан на грузовую базу в 178,7 млн тонн (сейчас около 94 млн тонн). Чтобы увеличить её ещё на 30 млн тонн, нужно дополнительно 330 млрд руб. на строительство 1 тыс. км. Впрочем, ожидаемые объёмы будущей грузовой базы полигона достаточно условны и несут в себе элемент непредсказуемости, а деньги на расширение пропускной способности хотят тратить реальные и весьма большие.

Так как монополия получает средства ФНБ уже во второй раз, интересно посмотреть, а что стало с первым траншем в 50 млрд, выделенным правительством на БАМ и Транссиб в 2015 году? Тогда деньги эти выдали монополии в приоритетном порядке. Как писали в СМИ во время борьбы с кризисом, «когда антикризисные меры стоят денег, их источники ограничены». То есть, посчитав задачи РЖД первостепенными и насущными. «Есть серьёзные вопросы к РЖД по Транссибу», — заявил тогда высокопоставленный чиновник. Впрочем, эта цитата осталась необъяснённой.

Серьёзные вопросы появились позднее. Когда Счётная палата решила проверить эффективность использования денег. Результаты оказались любопытны. К примеру, по 16 объектам, которые должны были ввести в эксплуатацию ещё в 2015 году, чуть ли не до начала 2017 года уровень технической готовности оценивали от 2 до 50%. И сроки их сдачи перенесли на 2019 год. Наверное, теперь их как раз можно будет построить на деньги второго транша из ФНБ. Либо поступить с новым вливанием так же, как обошлись с полученными суммами в 2015 году: вместо финансирования строительства разместить деньги в банке. Впрочем, есть информация, что 3,7 млрд руб. из полусотни, полученной на Восточный полигон, всё-таки направили на дело.

Сумма дохода монополии от размещения средств ФНБ на счёте в ВТБ в виде процентов за 2015-2016 годы составила7,3 млрд руб. Для сравнения, за 2016 год чистая прибыль ОАО «РЖД» согласно годовому отчёту составила6,5 млрд руб. Если судить с точки зрения бухгалтерского учёта, то доход от прокрутки в ВТБ транша ФНБ оказывается едва ли не ключевым фактором получения железнодорожниками чистой прибыли.

Сумма второго транша на 2018 год в 20 млрд руб. напомнила о средствах, полученных монополией от «инфраструктурной» надбавки к тарифу.

С точки зрения марксистско-ленинской политэкономии вполне можно упрекнуть монополию в приверженности к финансовому капитализму. Лет десять назад на оперативных совещаниях у Владимира Якунина начальник Департамента корпоративных финансов ОАО «РЖД» не раз докладывала о том, что положительный финансовый результат работы компании складывается благодаря курсовой разнице валют.

Между тем, сумма второго транша на 2018 год в 20 млрд руб. напомнила о средствах, полученных монополией от «инфраструктурной» надбавки к тарифу. Когда год назад стройкомплекс РЖД рапортовал о трудовых подвигах, из озвучиваемых сумм было неясно, на что конкретно потрачены деньги. Была надежда, что годовой отчёт компании внесёт ясность. И попутно расскажет, на что именно были потрачены 20 млрд руб., собранных монополией за счёт инфраструктурной допнадбавки к тарифу.

Получается, что монополия выступает с проектами, заранее зная, что они не окупаемые, и требует госфинансирования.

Отчёт был опубликован. След 20 «ярдов» затерялся. Ни в итогах производственной деятельности, ни в основных финансово-экономических результатах, ни в анализе доходов от грузовых перевозок — решительно нигде упоминаний о допнадбавке найти не удалось.

Зато на 87-й странице этого документа содержался интересный пассаж. Оказывается, проект модернизации железнодорожной инфраструктуры Байкало-Амурской и Транссибирской железнодорожных магистралей попадает в категорию «неокупаемых для Компании инвестиционных проектов, которые возможно финансировать только за счет бюджетных источников». Кстати, там же находится и изо всех сил лоббируемый первым замдиректора РЖД господином Мишариным и проект ВСМ «Москва – Казань».

Получается, что монополия выступает с проектами, заранее зная, что они не окупаемые, и требует госфинансирования. При этом отчитываться за освоенные средства в РЖД не спешат. Может быть, правительству, перед тем как давать добро на очередной транш из ФНБ, стоит уточнить, что было сделано на том же Восточном полигоне из средств, выделенных ранее?

Роман Стрельцов