Игорь Артемьев предпочитает рубли. ФАС атакует стивидоров, порождая теневые схемы расчётов

Опубликовано 28 марта 2018

В начале недели Правительство РФ внесло в Госдуму законопроект, запрещающий устанавливать цены на услуги в морских портах РФ в иностранной валюте. По мнению кабинета министров, это позволит снизить издержки участников внешнеэкономической деятельности. И позволит развивать портовое хозяйство независимо от колебаний курса рубля. Пожелания, конечно, благостные, но что реально изменит реализация данной инициативы?

«Законопроект направлен на исключение возможности установления цен на услуги, оказываемые в морских портах Российской Федерации, в иностранной валюте или условных единицах, что в связи с негативными изменениями курса национальной валюты приводит к значительному росту стоимости таких услуг для российских юридических лиц», — говорится в справке к документу.

Согласно проекту, цены, тарифы, расценки, ставки на услуги в морском порту должны быть выражены в рублях. Одновременно законопроектом вводится требование о том, что установление цен, тарифов, расценок, ставок в иностранной валюте или условных денежных единицах при осуществлении расчётов за услуги в морском порту РФ допускается только в случаях, определённых федеральным законом.

Тут возникает первый вопрос: так запрещается или разрешается? И кому разрешается? Практика показывает, что нормы, отсылающие к федеральному законодательству, становятся основой для создания условий недобросовестной конкуренции. С чем номинально, в первую очередь, и должны бороться антимонопольщики. Так зачем они уже на стадии принятия решения создают не то чтобы лазейку, а огромную дыру в нормативном регулировании?  Об этом немного позже.

При всём красивом внешнем эффекте от фиксации цен в рублях увеличивается стоимость дополнительных услуг: вместо простой и прозрачной системы начинают предлагать работать через посредников, вернулись теневые схемы.

Пока, напомним, что ФАСовцы бьются со стивидорами уже более двух лет. Практически с того момента, как уже почившая в бозе Федеральная служба по тарифам (ФСТ) вывела из-под государственного регулирования деятельность стивидорных компаний. Антимонопольщикам эта идея сразу не понравилась, но они вынуждены были смириться. Потом дождались удобных обращений обиженных клиентов и под флагом защиты свободы предпринимательства, а также улучшения условий ведения бизнеса, начали войну по всем фронтам.


Игорь Артемьев, фото РИА Новости, Алексей Филиппов

Крестовый поход был драматичным, но практически безуспешным. Дошло до того, что в августе прошлого года, руководитель ФАС Игорь Артемьев попросил президента РФ Владимира Путина дать поручение акционерам Новороссийского морского торгового порта (НМТП) перевести тарифы из долларов в рубли. Глава государства поручил с 1 января 2018 года перейти на такой режим работы и перевести тарифы для стивидоров во всех портах в национальную валюту. Теперь же пожелание г-на Артемьева имеет все шансы конвертироваться в суровую букву закона. Причём если запрет расчётов в иностранной валюте на территории российской юрисдикции ещё как-то можно понять и оправдать, то чем Игорю Юрьевичу не угодили условные единицы — остаётся загадкой.

«В данной мере нет никакого практического смысла, — уверен начальник логистического комбината одного из крупных химических холдингов. — Вместо простой и прозрачной системы мы уже сейчас получаем какие-то странные отношения, все более наполняемые недомолвками и теневыми схемами. При внешней благопристойности фиксации цен в рублях, неожиданно увеличивается стоимость дополнительных услуг, начинают предлагать работать через посредников и т.д.»

С ним согласилось более половины опрошенных редакцией участников рынка. Водораздел проходит, скажем так, по принципу ролевой функции. Экспортёрам, в своём большинстве, лучше долларовые ставки, импортёрам — рублевые. Что вполне закономерно, поскольку одни фиксируют свои доходы в валюте, другие — в рублях. Впрочем, так или иначе, оплата стивидорных услуг привязана к доллару. Большинство опрошенных сошлось в том, что доллар — достаточно удобный индикатив как для просчёта собственной экономики, так и для взаиморасчётов с контрагентами.

В итоге прозрачности в деятельности стивидоров стало меньше, привлекательность перевалки грузов в российских портах сократилась, а стоимость услуг в лучшем случае осталась неизменной.

«По сути, мы ничего не теряли и не приобретали, — отмечает коммерческий директор ООО «НТ-инжиниринг» Максим Лапин. — Просто отдельно указывали стоимость перевалки в коммерческом предложении. Соответственно, увеличивали размер оплаты на эту сумму.  И клиенту все было понятно, и мы получали возможность более четко просчитывать свои издержки и обеспечивать доходность. Теперь же становится до крайности запутанно. Причем, как раз в тех ситуациях, от которых нас номинально хочет защитить правительство. В случае значительных изменений валютного курса мы просто не сможем контролировать свои издержки. Любой участник ВЭД так или иначе привязан к валюте. Доллар он и есть доллар. Но если Центробанк начнет опять игры с национальной валютой, мы просто рискуем или вылететь в трубу из-за повышения издержек, или потерять клиентов, назначив неподъемную для них цену. С учетом того, что на таких качелях экономика РФ качается в среднем раз в полгода – не вижу смысла уже сейчас на законодательном уровне планировать такой кошмар».

«Невольно возникает ощущение, — делится своими подозрениями представитель стивидорной компании, — что ФАС просто используют «в темную» или «в светлую» (в данном случае — неважно), для достижения совершенно конкретных коммерческих целей. Рынок стивидорных услуг в целом устоялся, между тем есть недавние амбиции, которые не конвертировались в реальные контракты. Возьмем для примера условный порт Бронко — в сложившейся конфигурации он явно не оправдывает возлагавшихся ранее ожиданий. Сейчас, по факту, ФАС становится тем игроком, который раскачивает ситуацию. Выборочно предпринимая определенные меры и накладывая санкции».

Действительно, следует напомнить, что в июне 2016 г. ФАС возбудила дела по признакам нарушения антимонопольного законодательства в отношении девяти стивидорных компаний. Даже были выписаны крупные штрафы. Затем, уже в марте 2017 года, сняли свои претензии в отношении трёх подозреваемых ранее игроков. То есть позиция антимонопольщиков сводится к тому, что прощённые компании вели себя хорошо и правильно.

Остаётся только радоваться, что мы успели вывести активы из стивидорного бизнеса. Ситуация становится крайне неустойчивой.

Если изучить вопрос немного более пристально, то получается, что ФАС при помощи нехитрого манёвра с подозрением в злоупотреблении получила полные расклады по всей административно-хозяйственной деятельности тех компаний, которые решили договориться со службой по-доброму. Например, «Мурманского морского торгового порта», «Агросферы» и ООО «Мурманский балкерный терминал». Самое забавное, что рост тарифов (по некоторым позициям в 10 раз) был признан оправданным. То есть планку можно поднимать как угодно высоко, но не всем, а тем, кто пошёл на сотрудничество с ФАС.  Не будем вдаваться в подробности всех проигранных антимонопольщиками судов, скажем лишь, что их позиция регулярно не находит поддержки у судебных органов.

Впрочем, нельзя сказать, что активность ФАС оказывается совсем уж безрезультатной. «Остается только радоваться, что мы успели вывести свои активы из стивидорного бизнеса, — отмечает совладелец одной из крупных транспортных компаний. — Ситуация становится крайне неустойчивой. Более того, часть моих коллег по цеху уже корректирует свои инвестиционные бюджеты в сторону их сокращения. Вкладываться в инфраструктуру без внятных перспектив окупаемости — дело очень рискованное».

Как бы там ни было, все участники рынка признают, что задекларированные госрегулятором перед началом крестового похода цели не то что не достигнуты, а отдалились ещё больше. Прозрачности в деятельности стивидоров стало меньше, привлекательность перевалки грузов в российских портах сократилась, а стоимость услуг в лучшем случае осталась неизменной.

В этом отношении интересна позиция наших балтийских соседей, органы государственной власти которых, вместо схватки под ковром и бодания в судах, исповедуют политику сотрудничества с частным бизнесом. Некоторые из опрошенных редакцией участников рынка или уже переводят свои грузопотоки к соседям, или активно изучают такие возможности.

P. S. Получить официальные, а не офф-рекорд комментарии от портовиков не удалось. 80% компаний просто не ответили на запросы. В пресс-службе UCL поблагодарили за интерес к теме, но комментировать инициативу ФАС отказались. В «Ассоциации морских торговых портов» сослались на занятость подготовкой к совету директоров и высказывать свою позицию также не стали. В «Роспорте» на обращение ответили более конкретно. И послали нас с нашими вопросами… в Минтранс. Отсутствие желания общаться говорит о нежелании стивидоров затевать публичный конфликт. Видимо, свои проблемы они будут решать кулуарно.

Сергей Ветров