Грузы уходят с РЖД на биржу. В Госдуме предложили ввести госрегулирование цен на уголь и покупать его на торгах

Опубликовано 08 сентября 2022

Угольные нужды, в том числе транспортировку твёрдого топлива внутри страны, обсудили на высоком уровне. В Государственной думе собрались представители местного парламентского комитета, Минэнерго, Федеральной антимонопольной службы, биржи СПбМТСБ, «Русгидро» и СУЭК. В числе прочего прозвучало предложение подготовить законопроект, позволяющий государственным и муниципальным учреждениям покупать уголь «на организованных (биржевых) торгах».

Представитель ФАС сказал «Ведомостям», что совместный приказ службы и Минэнерго о начале регулярных биржевых торгов углём уже передан в Минюст. Запустить торги, по его словам, могут к началу 2023 года. Как инициативы ввести на внутреннем угольном рынке государственное регулирование и вывести важнейший для экономики груз на биржу скажутся на отрасли, мы узнали у экспертов от энергетики и логистики.

Помимо этого, «РусГидро» предложило ввести регулирование цен на уголь для энергопредприятий Дальневосточного федерального округа. По данным компании, в осенне-зимний период 2021-2022 годов цены на уголь для её крупнейших энергообъектов в ДФО выросли на 200–400% по сравнению с 2020-м.

«Цены на внутреннем рынке угля не являются предметом государственного регулирования, поэтому производители пользуются для формирования цен экспортным нетбэком (стоимость поставки за вычетом расходов на транспортировку), — рассказал vgudok.com член Экспертного совета, руководитель медиацентра Института развития технологий ТЭК Дмитрий Коптев. — Таким образом, главным фактором, который влияет на цены на уголь внутри страны, можно назвать цену на этот же товар на том рынке, где та или иная компания ведёт свои экспортные операции. Сейчас предпринимаются попытки разорвать эту связь.

В апреле появился проект совместного приказа ФАС и Минэнерго, в котором доминирующим на рынке компаниям предписывается продавать не менее 10% своего угля на бирже. Какова судьба этого приказа, я точно не знаю, кажется, он до сих пор ходит по инстанциям.

Также ФАС выпустила рекомендацию для угольщиков не привязывать свои цены к курсам иностранных валют.

Но это требование не является обязательным для исполнения. Я в принципе небольшой сторонник государственного регулирования. Оно, мне кажется, может вводиться, но только в качестве крайней меры и на ограниченный период времени. Мы видим, как госрегулирование внутреннего рынка газа затормозило его развитие — «Газпрому» совершенно невыгодно газифицировать российские регионы, куда прибыльнее отправлять газ на экспорт. Так что нет, не считаю, что госрегулирование необходимо».

Санкт-Петербургская сырьевая биржа, чьи представители участвовали во всех последних угольных дебатах, — это фирма, очень близко аффилированная с государством. Надо, впрочем, признать достаточно большие достижения этого института.

Поскольку в России действительно ряд товаров, таких как нефть и нефтепродукты, сейчас продаются на бирже, что, в свою очередь, позволило опрозрачить рынок как для государства, так и для общества, да и сделать его более предсказуемым и регулируемым, рассказал в беседе с vgudok.com заместитель председателя НП ОЖдПС Денис Семёнкин

«Конечно, государству, такой элемент, как вывод того или иного груза на биржу, понравился. Он удобен. Кроме того, государственная структура зарабатывает от коммерческой деятельности. Уголь уже не первый груз, который переносится на биржу. Тем более сейчас стали торговать минеральными удобрениями, лесом.

Есть грузы, которые перевозятся на биржу в обязательном порядке. Как это было с нефтепродуктами. Если что-то будет торговаться в обязательном порядке на бирже, то руководству Санкт-Петербургской биржи совсем не надо будет напрягаться: всё равно придут, всё равно будут торговать. С одной стороны, и дело будет сделано, и рынок будет опрозрачен, и биржа на этом ещё и деньги заработает.

Тут государство поддерживает свою собственную структуру, напитывает её дополнительными продуктами, функционалом.


С другой стороны государство создаёт для себя инструмент регулирования для различных рынков, что влечёт за собой лучшее понимание этих рынков. Уголь в итоге не частный случай, а общая тенденция. Думаю, что и другие грузы будут попадать на биржу. В зависимости от социальной и политической ситуации. Возмущаться не вижу смысла, потому что это действительно правильно», — уверен эксперт.

И, тем не менее, масла в огонь угольной истерии подливает информационная спекуляция вокруг дефицита на энергетическом рынке, считает независимый эксперт Мария Никитина.

«В этих условиях ценовой бенчмарк такой, что продажи угля внутри страны, пускай со значительным дисконтом к рынку или даже в два раза дешевле рынка, парализуют всю теплоэлектроэнергетику и других потребителей.

Вмешательство государства в такой ситуации уместно, чтобы отделить спекулятивный пузырь от реального положения дел на рынке и недопущения экспоненциального роста цен и паники», — полагает создатель проекта N.Trans Lab.

Если говорить о закупках угля социальных, для бытовых нужд, для потребностей энергетики городов, стоит помнить, что каждый город, муниципалитет, обращается к своим поставщикам. И вопрос ценообразования здесь строго индивидуален в каждом конкретном случае.

Есть определённый индикатив цены, который существует на внутреннем рынке, но каждый контракт может идти выше, ниже цены. В зависимости от того, оперативная это потребность или долгосрочный контракт, напомнил в разговоре с корреспондентом vgudok.com президент Национального исследовательского центра «Перевозки и инфраструктура» Павел Иванкин.

«Если выходить на биржевое ценообразование, то момент цены становится более-менее понятным. Отпадает вопрос, почему два соседних региона покупают уголь по разной цене, когда разница достигает 50–100% при продаже одной и той же марки. Кроме того, за счёт биржи можно унифицировать транспортное плечо, оптимизировать маршрут доставки. Это выгода для транспортников и потребителей.

Но самое главное — это повышение прозрачности самого процесса расходования бюджетных денежных средств. Чтобы можно было избежать вопросов, которые периодически задают администрациям: как заключались договоры, была ли коррупционная составляющая.

Чтобы за всем этим не бегать, есть биржевой индикатив, в рамках которого происходит заключение контрактов. Причём если контракт заключается через биржу, то сам процесс сделки становится доступным, все видят, как и что произошло.

Есть биржевые торги, есть конкретные отторгованные объёмы, все видели, какая была заинтересованность.

Понятно, что география поставок угля по России очень большая. Ясно, что для угольных компаний не все регионы будут одинаково интересны и ликвидны для поставки сырья. Но для большинства регионов и для государства в целом биржевые торги — это прозрачность и борьба с коррупцией», — резюмирует наш собеседник.

Согласно оценкам Минэнерго, Россия рассчитывает занять 25% мирового угольного рынка к 2050 году, при этом не покидая тройку лидеров по экспорту энергоресурса. Сейчас доля России составляет 18%.

Европа полностью отказалась о российского угля с 1 августа, с учётом того, что их рынок приобретал около 20% всего экспорта из России. Эти объёмы уже перенаправляются на восточное направление.

Транспортные новости российских мегаполисов и мировых столиц ищите в нашем разделе ГОРОД и в Telegram-канале @Vgudok

Захар Максимов