Фонд национального благоразумия. Хотят как лучше, получится как всегда: Белый дом определил условия получения денег из ФНБ

Опубликовано 05 декабря 2019

Правительство определило критерии для инвестирования средств из Фонда национального благосостояния (ФНБ). С помощью вложения планируется ускорить рост экономики в стране. Премьер Дмитрий Медведев одобрил подготовленные Минфином условия инвестирования. Получить деньги будет непросто, критерии Правительства можно считать достаточно жёсткими. Доля ФНБ в финансировании проекта не должна превышать 20%, сам инвестор должен вложить не менее 20%, минимальная доходность вложений фонда — на уровне облигаций федерального займа. Сейчас — 6,5%. Вариант, принятый чиновниками, базовый и может измениться. Единственное, что не должно расти или снижаться, это сумма, которую планируется вложить в экономику из фонда: до 1 трлн рублей. Об этом заявлял первый вице-премьер и министр финансов Антон Силуанов.

Начать инвестировать средства ФНБ, в котором накапливаются нефтегазовые доходы, правительство может, когда его ликвидная часть превысит 7% ВВП. Произойти это должно в следующем году. По данным Минфина, 1 ноября ФНБ превысил 7,9 трлн руб., или 7,3% ВВП. Без ограничения суммы, по оценкам Минфина, в 2020 г. из ФНБ можно было бы вложить 1,8 трлн руб., в 2021 г. — 4,2 трлн.

Поддержать проекты уже просили «Почта России», госкорпорация ВЭБ.РФ и РЖД.

Министерство финансов также настаивает на том, что вкладывать средства необходимо исключительно в крупные и высокорентабельные проекты. То есть в те, которым (особенно на первых этапах) требуется первоначальный капитал, они могут заинтересовать крупных инвесторов, но они должны видеть, что государство тоже заинтересовано, объяснял глава ведомства Антон Силуанов. Поддержать проекты уже просили «Почта России», госкорпорация ВЭБ.РФ и РЖД. Объекты уже отбираются, но «разбрасываться деньгами не будем», - сказал президент Владимир Путин.


Дмитрий Орешкин

По мнению политолога Дмитрия Орешкина, сегодня бизнес, в первую очередь средний и малый, не пойдут на такой риск, чтобы брать деньги у государства, даже если они идут из Фонда национального благосостояния.

«У бизнеса отбит аппетит к риску. С одной стороны он очень хочет получить государственные деньги. Такие инвестиции — это всегда сладкий кусок, но связываться страшно, потому что рядом всегда появится Счётная палата, также тут двойное внимание прокуратуры, деньги ведь государевы. У нас система бизнеса в значительной степени остаётся серенькой, — рассказал vgudok.com эксперт. — Наверное, кто-то из крупного бизнеса, начиная какие-то крупные проекты и имея административную крышу, этим предложением воспользуется. Условно Лукойл, Газпром, потому что у них есть возможность влиять на государственные проверяющие структуры и следить за тем, чтобы эти деньги не улетучились.

А средний и малый бизнес, которые хотели бы поддержать государственным финансированием, будет бояться связываться с официальными структурами, потому что сразу он попадает под микроскоп и чуть что ему предъявят обвинения или попросту захотят «отжать». В принципе, шаг нормальный, если бы Россия была нормальной с точки зрения юридического права на неприкосновенность частной собственности, частного бизнеса. Но эта здравая затея не принесёт таких обширных и существенных дивидендов, которые планировались авторами этой программы, вот в чём проблема».

В 2013 году глава государства решил направить часть средств ФНБ на инфраструктурные проекты — до 40% фонда, но не более 1,738 трлн руб. плюс по 10% для проектов Российского фонда прямых инвестиций и «Росатома». Тогда от инвестора не требовалось вкладывать собственные средства, доля ФНБ в проекте могла достигать 50%, а ставка займа была в основном инфляция плюс 1%. В 2015 году Владимир Путин заморозил инвестиции из ФНБ. С 2017 в фонд поступают нефтегазовые доходы, полученные при цене нефти свыше 40 долларов за баррель.

По мнению экономиста Михаила Делягина, критерии, одобренные Правительством, крайне жёсткие, и мало кто сможет с ними справиться.

«Новые критерии интересантов отпугнут, потому что они достаточно жёсткие. Но самое главное, что правительство принципиально отказывается от своей специфики. В чём правительство отличается от фирмы с коммерческой точки зрения? Оно должно исходить из эффективности с точки зрения общества, а не корпорации, — рассказал vgudok.com эксперт. — Проект может быть убыточным, но если он инфраструктурный, если он активизирует деловую активность, то его убыточность может быть с лихвой покрыта за счёт увеличения налоговых поступлений от роста деловой активности.

Классический пример — это Транссиб. Первая его ветка от Челябинска до Иркутска окупилась с точки зрения экономики фирмы только в начале 30-х годов. Уже была коллективизация, а магистраль только окупилась. А с точки зрения экономики общества в целом, за счёт налоговых поступлений, деловой активизации, проект окупился менее чем через 10 лет. А с точки зрения военной безопасности Транссиб окупился в первый год своего существования».

«Каждый из проектов может позволить повысить эффективность экономики настолько, что выигрыш от налоговых поступлений перекроет любые инвестиции».

Тем не менее, в стране существуют направления, которые могли бы ускорить рост экономики, считает г-н Делягин.

«Необходимо инвестировать в модернизацию инфраструктуры. Причём такой, которая обеспечивает резкий рост эффективности экономики для общества. Первое, что нужно сделать, на мой взгляд, это восстановление единства энергосистем России. Сейчас энергосистема Сибири оторвана от всей энергосистемы страны. Для того чтобы создать энергомост, нужно до 2 млрд долларов. Это позволит резко снизить стоимость электроэнергии по всей России. Это позволит не экспортировать электроэнергию в Китай за копейки, а использовать её для нужд страны в целом, — уверен эксперт. — Второе — это скоростные железнодорожные линии внутри страны. Третье — это нормальные автомобильные дороги.

Каждый из этих проектов с точки зрения экономики фирмы может быть и неэффективен, но они позволят повысить эффективность российской экономики настолько, что выигрыш от налоговых поступлений перекроет любые инвестиции. И конечно отдельное направление — это модернизация жилищно-коммунального хозяйства только в богатых населённых пунктах. Это гарантированная рентабельность не ниже 15% годовых и это тоже надо делать за счёт денег Пенсионного фонда. Потому что нужно обеспечить гарантированную высокую доходность за счёт пенсионных взносов. На самом деле критерии носят коммерческий характер. Под них не надо вкладывать деньги ФНБ, потому что под них совершенно спокойно будут привлекаться деньги частных инвесторов».

В Белом доме продолжают дискутировать на тему, кому и каким образом выделять средства ФНБ, ведь как такового финального решения нет. Однако стоит отметить, что при озвученных условиях, к примеру, «Почте России» 40 млрд точно не светят. Впрочем, и РЖД придётся постараться подготовить финансовую модель.  В общий котел, по привычке, взять уже не получится.

Максим Ярошевский