А ФАС РЖД попросила остаться. Наследие «халявного» января: регулятор отказал монополии в изменении тарифов

Опубликовано 19 апреля 2018

Федеральная антимонопольная служба поставила РЖД на место, заявив о недопустимости до 2025 года любых разговоров о повышении тарифов. Ответ «прилетел» после попыток монополии получить компенсацию за позднюю индексацию грузовых тарифов 2018 года.

РЖД следует прекратить лоббирование завышения тарифов и сфокусироваться на эффективности и доступности ж/д перевозок грузов в сложные для экономики страны времена.

Руководству ж/д корпорации прямо попеняли за неуместность стараний пополнять свой кошелёк за счёт экономики страны в условиях, когда она находится под санкционным давлением. «Все тарифные решения были приняты своевременно, в соответствии с законодательством и при непосредственном участии Министерства транспорта. РЖД следует прекратить лоббирование завышения тарифов и сфокусироваться на эффективности и доступности ж/д перевозок грузов в сложные для экономики страны времена. Это прямо требуют правила применения тарифов и надбавок 2018 г.», — цитируют СМИ позицию ФОИВа.

Так что, получается, дискуссия о повышении грузовых тарифов сверх «инфляции минус 0,1 процентного пункта» закрыта до 2025 года. Источник цитат наши коллеги не называют. Возьмём на себя смелость предположить, что к «ответке» имели отношение господа Артемьев (ФАС), активно набирающий аппаратный вес, или Лушников (Минтранс), у которого недавно состоялось совещание по тарифам в новых экономических и геополитических условиях.


Алан Лушников, фото РИА Новости, Кирилл Каллиников

Мы описывали весь нелёгкий путь, приведший к решению не изменять порядок индексации. Подробности можно найти здесь. Между тем, весь январь, практически ополовиненный тарифными каникулами, грузовые железнодорожные перевозки осуществлялись именно так, как должно было быть: 3,9% индексации по формуле «инфляция минус 0,1%» и минус одноразовая инфраструктурная надбавка в 2%. То есть тарифы были проиндексированы на 1,9%.

Однако с 1 февраля монополистическая сущность железнодорожного капитала проявилась в полной мере, и грузовладельцам пришлось увеличивать свои ж/д расходы уже на 5,4%. Как это происходило, мы также подробно писали в этом материале.

С первых дней февраля монополия стала изобретать пути взыскания обратным порядком своей январской «недоимки», которую она оценила в 3-4 млрд рублей. Уже тогда слегка удивляла лёгкость жонглирования плюс-минус «ярдом».

Монополию такой ответ, похоже, не устроил, и свои расчёты она направила обратно в ФОИВ, который переправил их в ФАС.

Минтранс отреагировал сразу, и глава ведомства Максим Соколов резонно заявил, что цыплят по осени считают и потому с размером компенсации, равно как и с необходимостью её, нужно определяться уже по итогам года, а не сейчас. Монополию такой ответ, похоже, не устроил, и свои расчёты она направила обратно в ФОИВ, который переправил их в ФАС.

Жёсткость ответа регулятора крайне важна, и её следует всячески приветствовать. Отказ железнодорожникам отыграть ситуацию вспять создаёт важный прецедент, отсекающий впредь любые попытки отыскивать новые поводы требовать очередные «временные» процентные надбавки. Каковые запросто могли проявиться перед очередным наступающим годом.

РЖД вполне могли выкатить ФОИВам ответный счёт. К примеру, потребовать компенсации истраченных на военные тупики средств.

А что такие рецидивы могут возникнуть, легко можно предположить, исходя из недавнего решения правительственной комиссии обратить 2%-ную надбавку на капремонты в пользу мобилизационных устройств Минобороны, о котором мы рассказывали. А значит, РЖД вполне могли выкатить ФОИВам ответный счёт. К примеру, потребовать компенсации истраченных на военные тупики средств, размахивая кустом гнилых шпал, не дождавшихся из-за Минобороны своевременного ремонта.

Наконец, мы вполне можем предположить, что в попытках удовлетворить свои аппетиты монополия провоцирует на подобные действия и рынок. Прогни РЖД регулятора на компенсацию потерь от позднего введения тарифов, так ведь и грузовладельцы также могут требовать компенсации за срывы принятия своих бюджетов ввиду полной неопределённости перспектив будущего года, длившейся чуть ли не с октября по конец декабря и усугублённой позднеянварской сменой уровня индексации. 

Или же грузовладельцы могут потребовать сатисфакции за вред, полученный от позднего принятия бюджетов и неясной тарифной политики железнодорожных перевозок. Кто покроет убытки рынка — ФОИВы или же сама монополия, которая, собственно, и спровоцировала многомесячную позиционную возню вокруг размера индексации тарифов, большой вопрос.

Роман Стрельцов