Барак у БАМа. РЖД и чиновники готовы гнать на модернизацию Восточного полигона зэков, студентов и мигрантов

Опубликовано 27 мая 2021

Если вы, не дай Бог, загремите в тюрьму, то срок вам, возможно, придётся отбывать не в уютной ковровской колонии, а в суровой тайге на строительстве (точнее, модернизации) БАМа. Где компанию вам составят узбеки и нерадивые студенты. Это не начало новой части фильма «Назад в будущее» и не отсыл к краснознамённой советской истории. Это — реалии нашего времени. «Стройка века», «главный инфраструктурный проект страны» — всё это о модернизации Восточного полигона. Только как уложиться в сроки, когда уже даже президент намекает, что пора бы с долгостроем разобраться? В ОАО «РЖД» решили идти по пути наименьшего сопротивления, когда и темп можно увеличить, и деньги сэкономить. Холдинг собирается привлечь к модернизации Байкало-Амурской магистрали сразу и студентов, и заключённых *, и гастарбайтеров. 

Ещё в советские времена труд студентов был и уместен и полезен для страны. С первого курса юношей и девушек массово забирали из аудиторий и отвозили на поля и огороды. Где-то картошку надо собрать, где-то арбузы поспели, и их тоже стоило бы «окучить». Принимали участие студенты и в строительстве жилых домов и транспортных артерий, десятками тысяч отправляясь на всесоюзные стройки. Почему же не воспользоваться этим опытом сейчас, решили в РЖД. Сказано — сделано

Холдинг официально заявил, что намерен привлечь студентов к модернизации БАМа и Транссиба.  

«Пять студенческих отрядов из Иркутска примут участие в модернизации БАМа и Транссиба. Молодые люди из транспортного вуза будут привлечены к летним работам на станциях Куанда и Новая Чара, на участках Небель — Марикта и Слюдянка — Улан-Удэ», — говорится в сообщении.

Правда, допустят новоиспечённых железнодорожных строителей не ко всей инфраструктуре. Заниматься профильные студенты будут укладкой земляного полотна и строительством инженерных сооружений, а также работами по монтажу оборудования объектов железнодорожной инфраструктуры.

«Из 80-ти бойцов стройотрядов около 70% — новобранцы. Они впервые отправятся на строительство железных дорог и пробудут в местах пребывания два месяца. Кроме того, студенты пополнят ряды проводников поездов дальнего следования», — отмечает пресс-служба Восточно-Сибирской железной дороги. 

Но одних только студентов для таких строек маловато, решили в РЖД. И почти сразу же после публикации информации о рабочей молодёжи заявили о готовности привлекать работников из Узбекистана для железнодорожных строек. Кандидатов будут тщательно выбирать, а не просто так на вокзалах хватать. Договорённость уже имеется и на самом высоком уровне. Соответствующий меморандум о сотрудничестве подписали глава РЖД Олег Белозёров и министр занятости и трудовых отношений Узбекистана Нозим Хусанов.

Документ фиксирует взаимную заинтересованность сторон в сотрудничестве по привлечению граждан Узбекистана на временную работу на территории России. Речь идёт о взаимодействии по эффективному подбору кандидатов, управлению процессом организованного набора, профессиональной подготовке, а также мониторинге трудоустройства привлечённых граждан. Документ носит рамочный характер, реализация его положений будет осуществляться посредством заключения между сторонами отдельных договоров, отметили в РЖД.

Но и этих сил может не хватить, решили в монополии. А значит, можно взять на работу ещё и тех, кому лучше руками что-то делать, а не в четырёх стенах сидеть. Речь идёт о заключённых. По словам директора Федеральной службы исполнения наказания Александра Калашникова, на сегодняшний день 188 тысяч арестантов имеют право на такое исполнение наказания, как принудительные работы. Неплохое пополнение для Восточного полигона. 

«Это будет не ГУЛАГ, это будут абсолютно новые, достойные условия. Потому что этот человек уже будет трудиться в рамках общежития или снимать квартиру, при желании с семьёй, получать достойную зарплату», — заявил глава ведомства.  

Более того, для организации процесса, чтобы стройка действительно двигалась, а не тормозила, поступило предложение организовать на стройобъектах спецлагеря для осуждённых. 

«Лучше спецконтингенту построить общежития, предоставить рабочие места. Зато потом они останутся там, и мы решим трудовую проблему», — заявил Калашников.


Действительно, если стройка не идёт в тюрьму, то тюрьма пойдёт к стройке. Осталось только согласовать все вопросы с Минтрансом, ФСИН и РЖД. И вот уж после этого работа закипит. Впрочем, с этим согласны не все.
Привлекать заключённых к работе, которую обычно выполняют мигранты — не реалистичная затея. Об этом заявил глава Федерации мигрантов России (ФМР) Вадим Коженов.

«Отправить сообщение в космос, чтобы прилетели инопланетяне и сделали всю ту работу, которую планирует руководитель ФСИН. Мне кажется, это ближе к тому, что возможно в реальном мире. Одни люди хотят работать и хотят за это денег, другие — не хотят, и деньги им не нужны, — сказал Коженов. — Трудовые мигранты квалифицированы, а заключенных некому учить той или иной работе, кроме того, «их бесплатно кормят, моют и им есть, где спать».

Понятно, что на БАМе остро не хватает рабочей силы. Очевидно, что зэки по большому счёту не работники. То есть они могут что-то делать, но они работники в такой же степени, как раньше рабы, то есть подневольные. У них нет и не может быть позитивной мотивации. Им важно срок оттянуть: солдат спит, а служба идёт — соответственно, усердствовать они особо не будут, рассказал vgudok.com политолог Дмитрий Орешкин.

«С одной стороны, сделано это не от хорошей жизни. С другой стороны, тех же зэков не так уж и много. С третьей стороны, в России, как и в СССР, зэки всегда работали на производстве. То варежки с ватниками шили, то ещё что-то делали. Очень многое производится в зонах, просто мало кто об этом знает. 

Если эти люди с такой производительностью будут работать на строительстве железнодорожного полотна, я в этом не вижу ничего необычного, особенно для нашей социокультурной модели, — считает эксперт. — Ситуация, в общем, вполне предсказуемая и негативная. Потому что та экономика, которая быстро растёт, привлекает рабочую силу.

А в России проблема деградации, когда экономика не растёт, мигрантов нет, рабочих рук тоже нет, плюс население сокращается.

На мой взгляд, привлечение зэков — это катастрофично, потому что весь советский опыт использования заключённых был контрпродуктивен. Сейчас России очень остро нужен железнодорожный транспорт, но с помощью зэков эту проблему не решить. Это самообман. Надо привлекать иностранные инвестиции, потому что государственными деньгами тут не обойдёшься. И понятно, что привлечение дополнительных рабочих рук — это всё от безнадёги и безнадёжности. И это отрасль не спасёт».

Картина вырисовывается почти утопическая: на одной стройке, хоть и многокилометровой и многомиллиардной, могут встретиться военный (они отправились помогать РЖД на Восточном полигоне первыми), студент, зэк и гастарбайтер. Почти начало для анекдота. Смешного или нет — покажет время. На строительстве Беломорканала заключённым за ударный труд уменьшали срок. Ждём и такой инициативы, ведь всё новое — хорошо забытое старое. Только иногда от таких ассоциаций мурашки по коже бегут.

* Когда материал был готов к публикации, в РБК появилась информация, что в «исправительные центры» РЖД на Восточном полигоне, куда на работу отправит своих «подопечных» ФСИН, могут попасть около 600 заключённых. Будет ли расти эта цифра в будущем, пока не известно. Хотя, исключать этого нельзя. Учитывая что в настоящее время на площадках БАМа и Транссиба трудится порядка 7,3 тыс. человек, к июню цифра может вырасти до 9 тысяч, а уже в августе составить до 15 тысяч человек. Среди которых наверняка найдётся место всем вышеперечисленным.     

Транспортные новости российских мегаполисов и мировых столиц ищите в нашем разделе ГОРОД и в Telegram-канале @Vgudok

Максим Ярошевский, Артём Войцеховский