Белорусский вопрос требует деликатности. Имперское высокомерие России серьёзно осложнит будущие отношения с Минском

Опубликовано 17 августа 2020

Верхом опасного идиотизма, политической бестактности и напыщенного фарисейства по отношению к Белоруссии является истерический пост одного из главных рупоров госпропаганды: «А вообще пора уже вежливым людям навести порядок, конечно. Как они умеют».

Странно не почувствовать, что такие слова — это оскорбление братского народа, который сам может защитить свои права, чья армия не стала охранять престарелого диктатора, и который сам определит свое будущее. Для свободы белорусам не нужны иностранный спецназ и танки на проспекте Независимости.

Вот что пишет один белорусский политолог, русский, 40-летний преподаватель университета:

«Воссоединение с современной РФ сегодня крайне непопулярно, это нужно принять как факт. Поэтому борьба за историческую Россию сегодня может вестись только как за культурно-языковую общность, при сохранении существующего белорусского государства. Собственно, ситуация не нова: Западная Русь существовала в политическом отрыве от восточной веками, Русью быть не переставая».

Экономика стагнирует, никакого внятного плана реформ нет. Праздник ресурсной ренты за счёт России заканчивается.

Собственно говоря, это утверждение справедливо для всего русскоязычного пространства. Русским, именно русским, а не абстрактному Кремлю, кто бы там ни сидел, надо спокойно принять факт, что украинцы и белорусы — это близкие, но отдельные народы. Что люди, считающие русский язык родным, не обязательно считают себя россиянами.

«Ложный выбор, в котором бьются все постсоветские страны (может, кроме среднеазиатских). Если ты за демократию, права человека и политические свободы, то ты обязательно за геополитическое капитулянство перед Западом и введение евро-американского неоколониального правления украино-грузинского образца. Если ты за Россию, то ты обязательно за что-то такое авторитарно-скрепное, причём до конца непонятно, какое именно. А нельзя так, чтобы и за Россию, и за демократию?» — риторически задают вопрос из Минска. По-немецки говорят не только в Германии, но и в Австрии, и в Швейцарии. Для россиян должен быть не просто приемлем, а приятен факт, что есть «Швейцария» (конечно, имею в виду Белоруссию), где говорят по-русски.

Путь до Швейцарии достаточно далёк. Белоруссия сегодня скорее может претендовать на название русскоязычной Португалии, но это нисколько не умаляет её достоинства. Кстати, португальцы с оружием в руках отстояли свою независимость после 60-летней унии с Испанией. Салазар правил Португалией 36 лет, Лукашенко не удалось повторить его рекорд. Но, учитывая ускорившееся время, Белоруссия обречена на перемены. Политические и экономические. Мы плохо представляем себе то, что, по сути, в Белоруссии во многом сохранена советская экономика с поправкой на желание новой аристократии жить в современной роскоши.

Нам больше хочется, чтобы Белоруссия оставалась с нами, а не убежала в Евросоюз.

«Экономическая модель постсоветского псевдосоциализма, основанного на российской ресурсной подпитке, также себя исчерпала, хотя, наверное, определённый запас прочности у нее ещё есть… Экономика стагнирует, никакого внятного плана реформ нет. Праздник ресурсной ренты за счёт России заканчивается. Многие пугают: если Лукашенко падёт, через год вы будете вспоминать его как «золотой век». И могут оказаться правы», — пишет наш минский эксперт, который пока не готов к публичным выступлениям.

Белоруссия при новой власти окажется лакомым куском для российского и польского капиталов. Будущая приватизация БелАЗа, МАЗа и других предприятий. В железнодорожной отрасли речь идёт о нескольких десятках крупных и средних производств. Это Минский и Гомельский вагоноремонтные заводы и предприятия, чья продукция — сопутствующее железнодорожное оборудование. Короче, там есть, чем заинтересовать ТМХ, «Синару» или «Русал». Не забудем и белорусский «Штадлер», построенный в Фаниполе в 2013 году.


Производство на заводе Stadler

«Сами по себе протесты не националистичны, но национализм их неизбежно оседлает. Потому что больше некому. В том числе потому, что националисты — последовательные борцы с Лукашенко, и протест именно против него. Флаги, «Погоня», беларуская мова — сегодня это просто символы протеста, за неимением других. И мало кто задумывается о тех токсичных смыслах, которые стоят за всем этим, и которые непременно заявят о себе, когда придёт время», — пишет минский политолог.

Сейчас мы видим рождение политической нации, когда выступления городских хипстеров и националистически настроенной творческой интеллигенции поддержал рабочий класс и предприниматели. Как и везде на постсоветском пространстве, профсоюзы остались в стороне, поскольку полностью зависимы от начальства.

Россия должна помочь Белоруссии пережить экономические трудности переходного периода.

Даже кратковременный приход к власти националистов, в том числе и умеренных, может серьёзно осложнить отношения с Россией. Транзит, вероятнее всего, не пострадает. Его не трогали ни пламенные прибалтийские патриоты, ни Ющенко. Но вопрос дальнейшего вектора развития останется открытым. За достаточно небольшое время националисты могут связать Белоруссию таким количеством обязательств, что расхлёбывать это придётся довольно долго. Ясно, что для белорусов не является моделью для подражания ни Украина, ни Литва, но агрессию польского капитала сбрасывать со счётов нельзя. Это трагический случай для небольшого народа, который всё время находится между двумя большими славянскими нациями, каждая из которых стремится проглотить маленького соседа. Но, давайте положим руку на сердце, нам больше хочется, чтобы Белоруссия оставалась с нами, а не убежала в Евросоюз.

И тут важно понять, что чисто внешне жизнь в Белоруссии идёт своим чередом, и, казалось бы, никаких поводов к восстанию нет. Однако белорусская система подошла к определённому психологическому пределу — в обществе накопилось ощущение стагнации, отсутствия развития и перспектив. Именно оно и толкает людей на улицы.

Собственно, это довольно распространённое явление, когда внешне сравнительно благополучное общество ввергается в революцию, при этом с плачевными для себя результатами и последующим резким ухудшением условий жизни... СССР рухнул по тем же причинам: накопившаяся в обществе усталость и чувство бесперспективности, на которые система не смогла отреагировать. Причём это проблема в основном авторитарных режимов: они коснеют, бронзовеют и оказываются не в состоянии вовремя перестроиться и ответить на изменившиеся общественные ожидания. В результате запрос на перемены обретает разрушительный характер, — анализируют ситуацию в Минске.

Для свободы белорусам не нужны иностранный спецназ и танки на проспекте Независимости.

Белорусы не намерены унижаться ни перед поляками, ни перед русскими из-за того, что их всего 10 миллионов. Модель Союзного государства тем психологически хороша, что позволяет быть независимыми. По нашему прогнозу, Белоруссия выберет чешскую модель приватизации, и иностранные инвесторы смогут подключиться к ней только на втором этапе. Россия должна помочь Белоруссии пережить экономические трудности переходного периода. Речь идёт о необходимости предоставить кредиты, осуществить прямые инвестиции в экономику и участвовать в приватизации.

Это не просто инвестиции. Это вложение в будущее, в безопасность, в границу по линии Керзона (по Бугу) и в отношения с близким народом, чья национальная идентичность только обогатит наше общество, а экономика сделает богаче оба государства.

Больше лёгкого чтива для тяжёлых будней ищите в нашем разделе LIGHT и в нашем Telegram-канале @Vgudok

Дмитрий Борисов