«Уголь является объектом активной «демонизации». Экологические проблемы преувеличены, считает эксперт Сергей Кияница

Опубликовано 18 февраля 2021

ИРТТЭК специально для vgudok.com предоставил комментарий эксперта по углехимии, члена научно-координационного совета Программы научно-исследовательских и опытно-конструкторских работ в области углехимии Сергея Кияницы об основных проблемах угольной промышленности Кузбасса, логистических ограничениях при отправке грузов в порты Дальнего Востока, развитии экологических программ, мировой демонизации «твёрдого золота» и новых проектах по добыче на ДВ. 

Потребление угля на внутреннем рынке России снижается уже 30 лет — с 1990 г. минус 45 процентов. Причиной снижения потребления является ориентированность топливного баланса России на газ, стоимость которого регулируется государством, что делает его использование более выгодным по сравнению с углём. Соотношение цен уголь/газ в пересчёте на тонну условного топлива в данный момент составляет 1 к 1,6, а для равноценной конкуренции данное соотношение должно составлять не менее 1 к 2,5.

Из-за высокой конкуренции на внутреннем рынке уровень цен на энергетический уголь в России в данный момент находится на уровне немногим больше себестоимости его добычи, а по отдельным направлениям продаж (например, поставки крупным круглогодичным потребителям — угольным ТЭЦ) и ниже себестоимости. Цены на коксующиеся угли также находятся на невысоком уровне из-за проблем металлургии

Сокращение внутреннего рынка России и одновременно рост спроса в Азии определили экспортную направленность отрасли: поставки российского угля зарубежным потребителям ежегодно растут. С 1994 г. экспорт российского угля вырос более чем в 7 раз.

В то же время, при организации экспорта существуют значительные проблемы: экспорт угля в наиболее перспективном восточном направлении ограничен пропускной способностью железных дорог — в данный момент согласовывается только треть от размещённых объёмов поставок по заявкам угольных компаний (35 вагонов из 100).

Кроме того, поставки на экспорт, являясь необходимыми для обеспечения регулярного денежного потока, не являются источником значительной прибыли, в первую очередь из-за высокого уровня транспортных расходов.

Реализация кузбасского угля ограничивается значительными расстояниями (свыше 4500 км) до рынков как восточного, так и западного направления. Высокий уровень ЖД-тарифов, которые выросли с 1999 года более, чем в 7 раз, привёл к тому, что сегодня стоимость ЖД-перевозки угля превышает его товарную стоимость. С одной тонны энергетического угля, проданной на экспорт по средней цене $45 в порту, $10–12 получают порты, $19–26 железная дорога. Двадцать лет назад, в 2005 году, доля угольных компаний в структуре цены составляла 70–80% при уровне мировых цен на уголь (около 50 долл./т). 

Крупные угольные компании, обладающие собственной портовой инфраструктурой, имеют примерно больший доход при экспорте, так как осуществляют перевалку в порту по внутрикорпоративным ценам. Однако модернизация портов, новые экологические требования к погрузке всё равно не позволяют сильно экономить, так как порты постоянно требуют дополнительных инвестиций.

Мировая «демонизация» угля и развитие экологических программ


Под вопросом остаётся стратегическая перспектива развития экспортных поставок угля из РФ.В данный момент в мире уголь является объектом активной «демонизации», в первую очередь с точки зрения экологии. В соответствии с экологическими программами снижается потребление угля в Европе и других странах с развитой экономикой, что привело к превышению предложения угля над спросом на мировом рынке.

В Европе крупнейшими импортёрами российского угля являются Великобритания, Нидерланды, Германия, Украина. Многие из них в ближайшие годы полностью откажутся от угольных ТЭС. В Великобритании последнюю ТЭС на угле планировали закрыть в 2025 году, но уже даже перенесли это событие на один год раньше (2024), в Нидерландах — к концу 2029 года, в Германии — не позже 2038 года. К 2050 году ЕС станет углеродно-нейтральным. В Министерстве энергетики и защиты окружающей среды Украины сейчас обсуждается вопрос отказа от угля в электроэнергетике к 2050 году.

В Азии российский уголь в первую очередь идёт в Южную Корею, Китай и Японию. В этих странах в обозримом будущем уголь по-прежнему будет составлять основу энергетики. Однако первые сигналы грядущего сокращения спроса на самое грязное ископаемое топливо начинают поступать и отсюда. Южная Корея в марте остановила половину своих угольных ТЭС из-за сильного загрязнения воздуха. Аналогичные отключения уже имели место в стране ранее. Более того, в Южной Корее в ближайшее время ожидается объявление о переходе к углеродной нейтральности к 2050 году, что исключит финансирование угольных проектов.

Обостряется и внутрироссийская конкуренция производителей. Государством, в том числе посредством создания территорий опережающего развития (ТОР), стимулируется реализация масштабных инфраструктурных проектов и проектов по освоению новых районов угледобычи, расположенных ближе к портам отгрузки на восточном направлении, наиболее перспективном для экспорта в долгосрочном периоде.

Всего в утверждённой Правительством РФ «Программе развития угольной промышленности России до 2030 г.» представлено к реализации 48 инвестиционных проектов, из них 21 проект касается регионов Восточной Сибири и Дальнего Востока. Максимально возможные объёмы добычи угля в этих регионах могут составить к 2030 году 175–208 млн.т (+66–99 млн.т), в том числе энергетических углей 135–160 млн.т (+50–70 млн.т).
В восточном направлении также планируется развитие транспортной инфраструктуры — за счёт развития Восточного полигона и портовых мощностей на Дальнем Востоке России. Строительство угольных терминалов в бухте Мучка, в бухте Петровского порта Восточный, бухте Суходол, на мысе Открытый, на острове Сахалин.

Реализация данных проектов позволит развивать экспортные поставки России в страны АТР, однако компании Кузбасса из-за больших транспортных расходов будут фактически отрезаны новыми угледобывающими предприятиями от экспортных рынков.

В итоге можем прийти к выводу, что добыча угля с последующей перевозкой на большие расстояния не имеет стратегических перспектив, и угольной промышленности Кузбасса необходима реструктуризация с целью адаптации к новым условиям. Учитывая активное участие государства в развитии угледобычи Дальнего Востока, представляется справедливым участие государства и в структурном изменении угольной промышленности Кузбасса.

При этом сама реструктуризация должна развиваться по нескольким  направлениям:

- закрытие убыточных предприятий с социальной помощью работникам;

- поддержка наиболее эффективных предприятий, которые будут ориентированы на обеспечение потребностей внутреннего рынка и экспортных рынков в западном направлении;

- перевод предприятий, уголь которых имеет наилучшие свойства для получения продуктов углехимии, на глубокую переработку угля.

Таким образом, регионализация угля на базе его глубокой переработки в месте добычи становится актуальной практической задачей.

Вместо P. S. На наш взгляд, данный материал написан в интересах кузбасских производителей и вызывает много вопросов, однако мы открыты для дискуссии и готовы выслушать и обсудить любую точку зрения.

Больше лёгкого чтива для тяжёлых будней ищите в нашем разделе LIGHT, лучший фото и видео контент на нашей странице в Instagram