Органы предсказательной власти. ФОИВы пытаются убедить ж/д отрасль в долгосрочной тарифной политике

Опубликовано 12 сентября 2018

На ВЭФ вице-премьер Максим Акимов отметил, что на текущей фазе бюджетного процесса было принято решение руководствоваться формулой, установленной декабрьским постановлением 2017 года.

Вероятность роста железнодорожных тарифов в РФ выше уровня «инфляция минус» и близка к нулю, заявил зампред правительства журналистам во Владивостоке, где проходит Восточный экономический форум.

«Вероятность, с моей точки зрения, крайне низкая, нулевая, потому что принято решение руководствоваться, по крайней мере на текущей фазе бюджетного процесса, прогнозом социально-экономического развития, постановлением декабрьским 2017 года, где есть четкая формула — «инфляция минус», — сказал Акимов, отвечая на вопрос о возможном изменении грузовых железнодорожных тарифов.

Однако ряд опубликованных данных заставляет усомниться, что правительство не подкинет сюрпризов. Напомним, что в конце августа ФАС утвердила индексацию грузовых тарифов РЖД по формуле «инфляция минус 0,1» до 2025 года. В 2020 году ведомство планирует определить тарифы РЖД до 2030 года.

В декабре 2017 года премьер-министр РФ Дмитрий Медведев утвердил индексацию грузовых тарифов до 2025 года по принципу «инфляция минус» (индексация тарифов ниже инфляции).

В прогнозе МЭР, опубликованном в сентябре, на этот раз приведены параллельно и один показатель, и другой.

В августовском приказе ФАС предусмотрено, что в формуле расчёта долгосрочного тарифа используется не традиционная, привычная инфляция «декабрь к декабрю», обычно используемую в макроэкономических обзорах, а показатель инфляции «в среднем за год». Это важно, поскольку инфляция в среднем за год ниже, чем декабрь к декабрю. В прогнозе МЭР, опубликованном в сентябре, на этот раз приведены параллельно и один показатель, и другой (в предыдущих прогнозах обычно публиковали только  «декабрь к декабрю»). Сегодня это даёт перевозчикам надежду, что с них не снимут дополнительные проценты, возникающие из-за неточности прогнозов МЭР и методик расчёта.

На основе данных МЭР аналитик Фарид Хусаинов составил следующий прогноз:

Однако дьявол, как обычно, кроется в деталях. Прогноз Хусаинова оставляет за скобками (вернее, в примечаниях) лукавство ФОИВов, которые оперируют дополнительными надбавками. Из-за них реальный рост тарифов в 2018 г. составил 7,44 процента, что никак не коррелируется с экономическими реалиями.

Обратим внимание и на первую таблицу с прогнозами МЭР. В нижней строке указан среднегодовой курс доллара. В текущем году он обещан на уровне 61,7 рубля. Курс 68 рублей за доллар предлагалось ожидать к 2024 году. Даже комментировать эти данные нет смысла. А ведь курс доллара весьма важен для транспортной отрасли, в которой импортная технологическая составляющая измеряется миллиардами долларов и евро. Погрешность в одной строке логично валит всю обоснованность прогнозов и дает правительству повод не быть последовательным и не отвечать за обещания.

Читаем Акимова внимательно: «Вероятность, с моей точки зрения, крайне низкая…», «на текущей фазе бюджетного процесса…»

То есть существуют ещё другие точки зрения, хоть низкая, но вероятность изменения присутствует, а на других фазах бюджетного процесса может произойти вообще что угодно. Спасибо, обнадежили.


Владимир Колычев

10 сентября, через 5 дней после публикации прогноза МЭР, замминистра финансов Владимир Колычев заявил, что вероятность того, что инфляция в России превысит 3,5% в 2018 году, крайне низка. При этом МЭР обещает нам показатель в 4,6%. Получается, что разные ФОИВы оперируют разными данными. Минфин отвечает за инфляцию и рисует цифры поменьше. МЭР играет на руку тем, кому выгоден более высокий уровень инфляции. Давайте тогда ещё МИДу разрешим предсказывать свой уровень инфляции, чтобы дипломаты всех заверяли, что у нас инфляция как в Евросоюзе.

Получается, что прогнозы ФОИВов действительно ценятся на уровне предсказаний гадалки. А такое разночтение не даёт уверенности бизнесу в долгосрочности принятых решений. В итоге каждая тарифная кампания, по сути, превращается в маленькую войну с непредсказуемым результатом и, кажется, 2018-й год не будет отличаться от предыдущих.

Дмитрий Борисов