Узкая колея широкой русской души. Органный мастер построил ЖД, ставшую изюминкой участка. Эксклюзивный репортаж vgudok.com

Опубликовано 29 июня 2018

Железным дорогам в России сто восемьдесят лет. Узкоколейка «GulbenesAluksnes Banitis» в Латвии готовится отметить свой сто пятнадцатый день рожденья. Узкоколейка садовая, а именно так называются железные дороги такого типа, в посёлке Ульяновка под Санкт-Петербургом отметила свой первый юбилей — десять лет.

Павел Чилин, построивший и продолжающий развивать узкоколейку на своём участке, инженером почувствовал себя классе в девятом. Ленинградский институт авиационного приборостроения открыл путь к инженерскому будущему. Было у Павла ещё две страсти: железная дорога, причём, именно узкоколейная — один буфер, цепная сцепка. И строительство органов.


Павел и Валентин Чилины

В очередной раз разоружив юного Павла, родители не смогли больше закрывать глаза на технический склад ума сына. ГДРовская железная дорога в масштабе 1:87 должна была принять на себя полёт конструкторской мысли мальчишки. Машинистом Павел себя не почувствовал. «Оно и к лучшему», — видя, что происходит на дороге сейчас, говорит он.

Отвезя супругу в роддом, Павел воспользовался свободным временем и на подсыпку легла первая плеть рельсошпальной решётки.

Проработав большую часть жизни инженером, будущий органный мастер и железнодорожник берёг увлечения «на потом». Обе страсти вырвались на свободу с переездом загород. Строительство дома, земельные работы на участке — всё делалось с прицелом на узкоколейку. Десять лет назад, отвезя супругу Наталью в роддом, Павел воспользовался свободным временем и на подсыпку легла первая плеть рельсошпальной решётки. Первое назначение «железки» — облегчить труд при транспортировке по участку большого количества грунта.

«Самое сложное в строительстве узкоколейки – выбрать ширину колеи, — вспоминает владелец инфраструктуры. — Есть немецкий стандарт 260 мм, есть 381 мм, это Англия. Я остановился на двенадцатидюймовке — 305 мм, но вскоре узнал о трёхсотмиллиметровой колее в Чехии и у нас, в Москве, и перешил уже готовые участки под этот размер. Сейчас можно констатировать, что эта ширина стала неким стандартом: кроме нашей, есть три таких дороги в Питере и одна в Москве. Мы общаемся, и не исключаем встреч с передачей друг другу подвижного состава».

К десятилетию магистраль подошла с третью километра пути, четырьмя вагонами, ручной дрезиной (как в «Неуловимых мстителях»), одним мотовозом, одиннадцатью стрелками и одним глухим пересечением. Самая первая стрелка — собственной конструкции, без остряков. Остальные — традиционные, сейчас используется четвёртая их модификация. Дорога проходит по трём мостам. В качестве рельсов использована стальная полоса двадцать на сорок миллиметров, шпалы – собственного производства, обработанные в шпалопропиточном котле. Собственной конструкции. Перепад высот — около двух метров: есть возможность и «приложиться» от души на ручной дрезине, и прокатиться под горку с ветерком. Есть задумка, которая уже начала частично реализовываться: строительство восьмиместного пассажирского вагона.

«Ну, разве это звук мотора «зззь-зззь», — делится секретом органный мастер Павел Чилин, – то ли дело благородное «пух-пух-пух!»

Несколько лет назад мотовоз был подвергнут реконструкции — замене двигателя. Первый мотор был от скутера, сейчас – от мотоблока. Знаете, в чём главная причина замены силового агрегата? «Ну, разве это звук мотора «зззь-зззь», — делится секретом обладающий идеальным слухом органный мастер Павел Чилин, – то ли дело благородное «пух-пух-пух», как сейчас».

Строительство дороги и подвижного состава шло бы сложнее, если бы не помощь профессионала. Им стал Сергей Терехов, мастер по ремонту паровозов. Познакомившись с Павлом на одном из форумов, Сергей проявил интерес к узкоколейке, и с тех пор все работы идут под его контролем.


Валентин Чилин

Как только с устройством участка было покончено, появилась душа узкоколейки. Помимо практического назначения дорога стала местом приложения душевных сил. Сын Валентин, подросший ровесник магистрали, заинтересовался сооружением. Сегодня он гоняет и на ручной дрезине, и на мотовозе.

- Долго учился управлять мотовозом, что было самым трудным? — спрашиваю Валентина.

- Да, долго, минут пять, — отвечает Валя. — Сложно было справиться с чувством ответственности: я ведь и пассажиров везу, и на пути может кто-то оказаться.

Не мог я не спросить и о детской железной дороге в Питере – месте, где могут научить только хорошему. Валентин от обучения там не отказался бы, но признаётся, что и домашней дороги ему хватает. Отец более строг: «Не хочу ограничивать кругозор сына железной дорогой, есть ещё много областей, достойных внимания, например, водные путешествия». На детской дороге отец с сыном были, и даже оказали ей помощь: оконные рамы на восстановленном паровозе Кп4-447 изготовлены Павлом.

Тема водных путешествий родила идею, которой ещё предстоит реализоваться: строительство катера и более вместительного судна. Оба с паровыми машинами. На большом судне Павел мечтает совершить поход по северным рекам.

Для транспортировки плавсредств от эллинга до места погрузки на транспортёр Павел планирует построить отрезок шестисотмиллиметровой колеи — это один из общепринятых стандартов узкоколеек. Под это сооружение уже есть настоящие рельсы и два вагона, которым предстоит полная реконструкция.

Проблем дороге подкидывают ондатры: норы, которые роют зверьки, вызывают просадки грунта. Результат — в некоторых местах поездка по дороге напоминает путешествие по волнам, а в одной кривой малого радиуса ручная дрезина сходит с рельсов — наружный рельс уходит вниз, гребень набегает на его головку. Помимо обязательной рихтовки пути в качестве выхода из положения инженер Чилин видит подрессоривание одной колёсной пары: дрезина, стоящая на волнистом пути на трёх колёсах, будет опираться на четыре и меньше реагировать на просадки.

Машина будет работать насыщенным паром, котёл уже прошёл испытания. Сифон, конуса — в процессе строительства.

Планов у семьи Чилиных — хоть отбавляй. Например, в мыслях у Павла и Сергея значится строительство… паровоза! Уже готова рама с колёсными парами, навешены сцепные дышла. Собран котёл с двадцатью пятью дымогарными трубами и сухопарником. Готов блок паровых машин с парораспределителем (для знатоков дополним — тип Вальсхарта). Машина будет работать насыщенным паром, а котёл уже прошёл гидравлические испытания. Сифон, конуса — в процессе строительства. Естественно, главный конструктор и строитель паровоза — Сергей Терехов.

Рассказ об узкоколейке был бы неполным без комментария Натальи, супруги Павла и мамы Валентина: «Пусть занимаются. У мужчины должно быть занятие для души».

Сергей Вершинин, фото и видео автора