РЖД — Распродать, Желательно, Дорого. От «Трансфина» и «ТрансКонтейнера» до Gefco и ВРК: новогодний SALE монополии

Опубликовано 05 февраля 2020

ОАО «РЖД» планирует избавиться от нескольких активов. В то же время руководство монополии уделяет внимание новым проектам, в том числе зарубежным. Редакция vgudok.com выяснила, с кем в РЖД готовы распрощаться, чем вызвана бизнес-активность компании и куда могут пойти вырученные от продажи средства.

Главным событием ушедшего 2019 года стала продажа РЖД «ТрансКонтейнера», о которой мы подробно писали. Как заявил заместитель генерального директора монополии Андрей Старков, сделка «превзошла ожидания». Цена на аукционе 50% плюс две акции «ТрансКонта» составила 60,3 миллиарда рублей. «По предварительной консолидированной финансовой отчетности компании, мы получили прибыль от этой сделки 42,5 миллиарда рублей», — рассказал топ-менеджер.

В ноябре прошлого года НПФ «Благосостояние» (фонд управляет пенсионными накоплениями РЖД) продали 100% акций ПАО «Трансфин-М» бизнесмену Алексею Тайчеру. Цена — 32,6 млрд рублей. В периметр сделки вошли все активы «Трансфина», включая дочерние предприятия.


Алексей Тайчер

В ближайших планах у монополии распрощаться с долей в группе Gefco. «Мы по-прежнему очень плотно мониторим рынок с точки зрения рыночной ситуации в части Gefco, но вы видите — европейская конъюнктура, опять-таки с неопределенностью Brexit… Рынок перегрет, рынок крайне нервный, поэтому то, что мы точно можем прогнозировать, это рынок внутри России с точки зрения [того], кто заинтересован в наших активах и чтобы нам было интересно», — заявил господин Старков. РЖД в 2012 году купили 75% акций Gefco у PSA Peugeot-Citroen за 800 млн евро. (PSA остаётся владельцем 25% компании.)

Также в перспективе у госкорпорации в наступившем году продажа «Вагоноремонтной компании – 2» («ВРК-2»). «В планах (сделка) стоит, но последнее слово за советом директоров. Директива есть, решение правительства в этой части есть», — заявлял Андрей Старков. Кто именно готов приобрести такой актив, не уточнялось. При этом «ВРК-1» монополия предпочла оставить себе. «ВРК-1» для нас — тот актив, который должен обеспечить (стабильное функционирование этого сегмента) независимо от того, как складывалась работа рынка. И, исходя из географии расположения мощностей, позволит обеспечить нам минимально необходимый уровень и качество ремонтных мощностей РФ. Для нас [это] продолжение истории создания конкурентного рынка вагоноремонта. Мы сохраняем свое присутствие в компании ВРК-1», — сообщил замглавы РЖД.

Ранее РЖД уже продали 100% минус одну акцию «ВРК-3» за 8,65 млрд рублей при стартовой цене 7,016 млрд рублей. Покупателем стала компания «Бизнес оптима», которая входит в Объединённую металлургическую компанию (ОМК).

СПРАВКА. «Дочки» РЖД, «ВРК-1», «ВРК-2», «ВРК-3» создали в 2011 году на базе имущества собственной дирекции по ремонту грузовых вагонов.

Это продолжение последовательной стратегии РЖД по избавлению от непрофильных активов. И ничего нового здесь нет, рассказал vgudok.com генеральный директор Infoline-Аналитика Михаил Бурмистров. Другой вопрос, что конъюнктура рынка для продаж сейчас не выглядит простой.

«В этом плане решения по продаже активов выполнить будет непросто. Можно вспомнить такую даже сравнительно успешно завершившуюся сделку по продаже «Русской тройки». Сколько времени заняла продажа актива, несмотря на то, что на рынке контейнерных перевозок этот сегмент был интересный и растущий? Сделка проходила долго.

Если в сегменте профильных активов, к примеру, сделка по «ТрансКонтейнеру» прошла блестяще, то по непрофильным так удачно продать не получится, — предполагает эксперт. — Сами процедуры по продаже активов у РЖД организованы прозрачно и эффективно с точки зрения конкуренции между потенциальными участниками. Поэтому, конечно, здесь речь идёт о крупных профильных игроках. С другой стороны, надо понимать, что наиболее привлекательные активы РЖД уже распродали. То, что сейчас осталось, и что предлагают к реализации, продать существенно сложнее. Просто потому, что активы объективно менее интересны».

РЖД также планируют продать акции ТГК-14 и ищут варианты реализации актива. Монополии принадлежат 39,8% ТГК-14, структурам НПФ «Благосостояние» — около 50%. «Сейчас программа, которую проводит ФСК, «Россети» в этой части абсолютно адекватна, там все обеспечено, поэтому для нас становится непрофильным, ищем точку выхода», — отметил Андрей Старков.

СПРАВКА. ТГК-14 обеспечивает тепловой энергией потребителей Забайкальского края и Бурятии. В состав компании входит семь ТЭЦ, два энергетических комплекса с установленной электрической мощностью 650 МВт и тепловой мощностью 3,12 тысячи Гкал/ч.

Под распродажу РЖД попали и санатории медицинской дочки компании. 19 учреждений были признаны непрофильными активами, требующими вложения финансовых средств. Здравницы расположены в Сочи, Анапе, Туапсе, Геленджике, Кисловодске, Ессентуках, Калининграде, на Алтае и так далее. После продажи, если она состоится, у РЖД останутся ещё 65 санаториев.

Удивительно, что распродать свои здравницы в РЖД решили только сейчас, считает Михаил Бурмистров.

«В данном случае это осмысленное решение, потому что такие объекты социального назначения совершенно точно не должны находиться на балансе РЖД. Существенно более прозрачным будет взаимодействие на рыночных условиях. Сейчас уровень конкуренции на рынке гостиничных услуг и уровень доступа к этим услугам с помощью программ, агрегаторов типа «Букинга» и так далее, очень высок. В этом плане такой подход обоснован: действительно, давно напрашивается продажа. И очень странно, что это до сих пор не реализовано», — удивляется эксперт

По мнению председателя экспертного совета Института исследования проблем железнодорожного транспорта Павла Иванкина, распродажа медицинских и оздоровительных учреждений наглядно показывает, что железнодорожники знают, от чего и когда избавиться, чтобы не терять собственные средства и при этом заработать. Правда, возникает другой вопрос, кто готов выложиться в эти объекты?

«Эти активы потому и непрофильные, что не соответствуют основной деятельности РЖД, то есть, не задействованы в перевозочном процессе. И помимо прочего не обеспечивают условия труда и отдыха персонала. Возможность выбора финансовых организаций или пенсионных фондов на рынке довольно большая, это можно делать на конкурсной основе, — уверен наш собеседник. — Продажа позволяет снизить затраты, которые несёт монополия на обслуживание своей собственной организации. Это касается санаториев и медицины. Есть определённое количество мест, необходимое для персонала РЖД.

С учётом того что общее количество сотрудников компании сокращается, естественно, появляются избыточные мощности по поликлиникам, санаториям.

Если они не задействованы в процессе обслуживания работников РЖД, то монополия принимает решение об их продаже, передаче муниципалитетам. Если говорить о потенциальных покупателях, то они есть. «Согаз» очень активно покупает и больницы и санатории у РЖД. Хотя, в целом не могу сказать, что из желающих приобрести такие активы выстроится очередь».  

Зато очередь может выстроиться из интересантов приобретения всевозможных недвижимых активов монополии в Москве. Предполагаем, что после введения в эксплуатацию новой штаб-квартиры РЖД, компания объявит очередной акт распродажи. Благо дело активов в столице у корпорации хватает. И вот тогда счёт сделок пойдёт на десятки миллиардов рублей. Так что всем желающим получить в пользование недвижимое имущество ОАО «РЖД» можно начинать копить деньги.   

Впрочем, продавать всё, что плохо лежит, в РЖД не собираются. По словам Андрея Старкова, в компании намерены сохранить присутствие в ряде активов. В частности, речь идёт о 17,5% в негосударственном пенсионном фонде (НПФ) «Благосостояние», доле в «Торговом доме РЖД» (ТД РЖД), 5% в Санкт-Петербургской международной товарно-сырьевой бирже. Также монополия не планируют выходить и из спортивных клубов, работающих под брендом «Локомотив».

Про любимчика монополии «Локомотив» топ-менеджер говорил ещё до того, как в клубе разразился скандал. Маловероятно, что кулуарные разборки как-то повлияют на симпатии со стороны больших боссов и красно-зелёных надумают куда-то и кому-то продавать. Однако факт остаётся фактом: аудит и суд на миллионы рублей не добавляют вистов ни ФК, ни РЖД.

Действуя по заветам известного мультипликационного героя — продавая «что-то ненужное», в РЖД не забывают «что-то нужное покупать». В числе прочего, монополии интересны активы в сфере грузовой логистики, как в России, так и за границей. «Мы готовы рассматривать совместные предприятия или альянсы с разной степенью корпоративного формата как с российскими компаниями, так и с зарубежными (компаниями). Всё, что касается базовой услуги, которой является железнодорожная перевозка, мы всем этим готовы заниматься», — уточнил Старков.

Предполагается наращивать потенциал в сфере строительства, опять же и внутри страны, и за границей. «Мы крайне активно ведём экспорт наших технологий за рубеж в части управления, в том числе системами ж/д транспорта, поэтому для нас это приоритетное направление. Если будет какая-то интересная компания, которая нам будет абсолютно необходима для чего-либо, — будем это смотреть. Мониторим (этот сегмент) постоянно», — отметил топ-менеджер.

Очень бы не хотелось, чтобы благое в целом начинание превратилось в приватизацию «а-ля 90-е». Чем тогда всё закончилось, напоминать никому не надо…

В РЖД также планируют приобретать строительных подрядчиков. «Рассматриваем, причём в первую очередь за рубежом. Потому что мы собираемся наши технологии экспортировать», — сказал Старков.

«В данном случае речь идёт не о столь существенных финансовых средствах, чтобы говорить о вложении их в какие-то серьёзные проекты. Средства, которые РЖД получили от продажи «ТрансКонтейнера», планируется направить на развитие инфраструктуры, необходимой для увеличения контейнерных перевозок, для выполнения указа президента России. То есть, там вопросов нет и объём средств достаточно большой. Когда же речь идёт о не столь крупных сделках, то какие-то значимые направления выделить достаточно сложно. В масштабах инвестиционной программы РЖД это какие-то очень небольшие деньги», — считает глава Infoline-Аналитика Михаил Бурмистров.

Если говорить о том, куда можно потратить полученные средства, то в первую очередь они должны идти на потребности инфраструктуры, считает Павел Иванкин.

«Это вопрос к монополии. Сказать, куда они их направят очень сложно. РЖД собирают много денег по тарифной политике, клиенты платят за технические условия присоединения к корпорации. Но тот объём поступлений, который мы видим, и тот объём сервиса, которые получаем от инфраструктуры, по которой мы едем, пока находятся в определённом дисбалансе», — резюмирует господин Иванкин.

ВМЕСТО P. S. Подведём итоги и мы. В общей сложности монополия в прошлом году распродала непрофильных активов на 72 млрд рублей. В году наступившем господа с Новой Басманной планируют существенно снизить «продажные» обороты. «Ещё примерно 25 миллиардов планируем на 2020 год. То есть только за два года общий доход должен быть около 100 миллиардов рублей», — так определил политику партии Андрей Старков.

Мы всячески приветствуем экономически обоснованные и вполне рыночные решения ОАО «РЖД» разгружать бюджет и при этом зарабатывать, распродавая непрофильные активы. ОТ этого в выигрыше все: и монополия, и частный бизнес. Здесь есть свои нюансы, к примеру, социальный аспект в случае с продажей санаториев. Впрочем, это тема для нашего отдельного расследования. По нынешней же теме основных вопросов два. Первый: на что всё же стоит тратить вырученные средства? И второй: кто в условиях не самой простой макроэкономической ситуации готов тратить миллиарды, выкупая у госкомпании её активы? Очень бы не хотелось, чтобы благое в целом начинание превратилось в приватизацию «а-ля 90-е». Чем тогда всё закончилось, напоминать никому не надо… 

Максим Ярошевский, Артём Войцеховский