Машинисты и пассажиры дошли до кондиции. Жара в вагонах и кабинах — побочный эффект от аукционов с одним участником

Опубликовано 26 июня 2019

Жара в столице постепенно спадает, а градус возмущения работой кондиционеров в электричках, а порой и самих поездов, наоборот, растёт. Температура бьёт все мыслимые и немыслимые рекорды не только в вагонах, где чахнут и потеют пассажиры, но и в кабинах машинистов.

Локомотивные бригады СКЖД даже написали письмо гендиректору РЖД Олегу Белозёрову. В депеше, которую изучили наши коллеги из ростовского издания «Блокнот», машинисты пожаловались на то, что от жары теряют сознание. +60 в кабинах, а кондиционеры в новых локомотивах производства ТМХ попросту не работают. Хуже всего — бригадам в Туапсе. Жара там стоит до сих пор. И вроде бы парк тяги обновили только недавно, заменив старые электровозы локомотивами 2ЭС4К, но работающих систем охлаждения от этого не прибавилось.  

Судя по содержанию письма, машинисты докладывали о проблеме руководству, но решения так и не последовало. Пробовали договориться с обслуживающей организацией («ЛокоТех-Сервис», ТМХ) о ремонте, но и там заявили, что ни оборудования, ни специалистов по охлаждающей технике нет.

На станциях скандалы, в расписании сбой, электрички отстают от графика минимум на 40 минут.

Напоминаем, по технике безопасности, выходить на линию с неисправным кондиционером летом запрещено. Но кому до этого есть дело?.. Локомотивные бригады предупреждают, что долго так не протянут. У одних кровь носом идёт, другие в обморок падают после 12-часовой смены при +60 градусах. Да и гарантировать безопасность пассажиров при таких условиях труда они тоже не берутся.

Кстати, о пассажирах. На Горьковском направлении ж.д. пожаловались, что в электричках дышать нечем: нет ни кондиционера, ни форточек нормальных (недавно в целях безопасности их заменили на откидные). Пассажирам приходится всю дорогу держать двери открытыми. Машинисты при этом, по той же технике безопасности, не могут трогаться с места. Как следствие — на станциях скандалы, в расписании сбой. Электрички отстают от графика минимум на 40 минут. То есть мучения людей в вагонах только растягиваются.

Аналогичная ситуация с электричками в Подольске и Воронеже. И это только те случаи, где жалобы пассажиров дошли до СМИ. Но объединяет их одно: локомотивы — производства «Трансмашхолдинга», подвижной состав — производства ТМХ. 

По регламенту пригородные электрички и пассажирские вагоны должны быть оборудованы кондиционерами или на худой конец вентиляцией. Есть даже свои температурные нормативы: в пассажирских вагонах всех типов и классов должно быть не выше плюс 20–24 градусов при уличной температуре ниже + 20, и до 28 градусов тепла, когда за окном от 20 до 40 градусов выше нуля.

А ещё эти самые вагоны, по идее, должны ехать. Однако, как показывает практика, и это отнюдь не аксиома. 24 июня на Рижском направлении МЖД тысячи пассажиров стали заложниками жары и… неисправности подвижного состава. На станции «Нахабино» застряла уже знакомая нам «Иволга». Приземлилась «птица», в целом, удачно: не в чистом поле, а на станции, но пассажирам от этого легче не стало.

Что именно случилось со столь любимой РЖД, ЦППК и властями Москвы электричкой, так никто и не объяснил. Это, в принципе, логично. Что касается средств передвижения или работы, выбора ни у пассажиров, ни у машинистов нет и, кажется, не предвидится. Мы уже писали об аукционах, где поставщик подвижного состава (будь то ж/д или метро) всем заранее известен. И спойлер: этот поставщик, к примеру, в ближайшие годы обеспечит поездами «Иволга» (да-да, теми самыми) Московские центральные диаметры (МЦД). На безальтернативной основе.

Отсутствием вариантов на «рельсовых» аукционах на днях озадачились в Общественной палате РФ. Как заявил в эфире BFM первый зампредседателя комиссии по общественному контролю ОП, председатель Российского союза налогоплательщиков Артём Кирьянов, с монополией ТМХ пора бороться.

«Абсолютно непонятно, почему в ущерб интересам граждан и вразрез поставленным президентом задачам, контракт на поставку подвижного состава реализуется по монопольной схеме. Мы в общественной палате уже разбираемся с этой проблемой. Отправлены запросы в ФАС и прокуратуру Москвы. Если оперативно ответов и решений не последует, то мы будем обращаться по этой ситуации вплоть до руководства страны, до президента, так как на лицо полное нарушение конкурентной политики», — заявил Артём Кирьянов.

Не пора подлечить отрасль и поделить существующие тендеры между участниками рынка?

А ведь как раз об этой самой конкурентной политике глава государства не раз говорил. И до визита на «Тверской вагоностроительный завод» (ТВЗ, актив ТМХ), который после посещения гаранта конституции обрёл второе дыхание, и после. Оно и понятно, тверские вагоностроители, благодаря обозначенным выше обстоятельствам, оказались обеспечены заказами на более чем продолжительное время. По словам гендиректораТВЗ Андрея Соловья, лет этак на 8–11. Это, безусловно, прекрасно. В современных санкционных реалиях и тренде на поддержку отечественного производителя.

Жаль только, что столь позитивный посыл осуществляется по принципу «одного окна», а из-за недоработок монополиста (и мы в кои-то веки не про РЖД) страдают не только конечные потребители в лице пассажиров, но и те, кто должен этих самых пассажиров доставлять по месту следования. Желательно живыми.

Хочется спросить, а что дальше? Может быть, вспомнить о старой доброй конкуренции? В 2014 что-то подобное пытались исполнить сразу несколько компаний, навязавших борьбу «Трансмашхолдингу» в конкурсе на поставку поездов для столичного метрополитена. Правда, уже тогда и УВЗ (ещё без всесильного «Ростеха» за спиной), и небезызвестный Bombardier и СП испанской CAF с группой «Синара» остались не у дел. Всё досталось ТМХ.

В итоге что мы видим через пять лет? У поездов монополиста «то лапы ломит, то хвост отваливается». Не пора ли уже немного подлечить отрасль и в срочном порядке поделить существующие тендеры между участниками рынка? Чтобы работы хватало и в Твери, и на Урале. Чтобы электрички ни там, ни там, ни в Москве (над и под землёй) не вставали. Чтобы машинисты не знали, что такое «плюс 60», если дело не касается премии, а пассажиры знали, что подлетающая «Иволга» не обязательно к дождю

Михаил Задорожный