Бонд. Пенс бонд: ВЭБ закупится у РЖД. Госкорпорация готова приобрести у госхолдинга облигаций на 100 млрд рублей

Опубликовано 25 мая 2020

Государство разрешило Внешэкономбанку потратить до 100 млрд руб. для покупки «вечных» облигаций РЖД. Средства пойдут на покрытие дефицита инвестиционной программы холдинга. Вкладывать ВЭБ будет пенсионные накопления граждан, попавшие в банк по программе обязательного пенсионного страхования.

О том, что госкорпорация ВЭБ.РФ вложится в РЖД, следует из пояснительной записки к проекту постановления правительства, опубликованной Минфином на портале проектов нормативно-правовых актов. Новоиспечённый инвестор задействует в этой финансовой операции средства так называемых «молчунов», тех россиян, которые до сих пор не определились, в какой именно негосударственный пенсионный фонд они собираются отдавать свои финансы в счёт будущей пенсии.

ВЭБ сможет инвестировать пенсионные средства в облигации РЖД при соблюдении ряда условий: либо эмитент не сможет в одностороннем порядке отказаться от выплаты купонного дохода, либо исполнение обязательств по выплате купонного дохода по таким облигациям будет обеспечено безотзывной независимой гарантией банка с высоким рейтингом. Правительством также может быть предусмотрен механизм компенсации купонного дохода, не полученного ВЭБ из-за отказа эмитента от выплаты, следует из проекта постановления.

Несмотря на то, что холдинг очень здорово развился в нулевые годы, там есть чем заняться.

Это инвестиции в долгосрочные программы РЖД. Сама идея, что именно пенсионные деньги должны вкладываться в проекты с гарантированной доходностью, правильная, но с оговорками, рассказал vgudok.com экономист Михаил Делягин.

«Учитывая качество управления РЖД, есть большие вопросы. Гораздо спокойнее было бы, если бы ВЭБ начал вкладываться в ЖКХ крупных, средних и относительно обеспеченных малых городов. Это был бы надёжнее проект. А так это всё выглядит, как ещё одно нерациональное использование денег, — считает эксперт. — Если ВЭБ готов тратить деньги, то первое, что навскидку приходит в голову — это проект покойного Дмитрия Босова, то есть строительство второго Северомуйского тоннеля. Также можно вложиться в модернизацию БАМа, это необходимо в любом случае. В целом, у РЖД есть что модернизировать, во что вкладывать, что спонсировать. Несмотря на то, что холдинг очень здорово развился в нулевые годы, там есть чем заняться».

ВЭБ сможет инвестировать пенсионные деньги в бонды РЖД при условии, что им будет присвоен высокий рейтинг российскими агентствами АКРА (не ниже уровня «A- (RU)») и «Эксперт РА» (не ниже уровня «ruA-»). При отсутствии рейтинга ВЭБ сможет опираться на рейтинг эмитента, который должен быть не ниже уровней «AАА (RU)» и «ruAАА» соответственно.


Дмитрий Орешкин

Такие решения — следствие искренней веры Владимира Путина и его главного экономического советника Андрея Белоусова в определяющую роль государства в развитии экономики, объяснил vgudok.com происходящее между ВЭБ и РЖД политолог Дмитрий Орешкин.

«Государство инвестирует, и вложенные деньги должны быть более «плодотворными», чем частные. Плюс с помощью этих финансов власть контролирует ключевые направления бизнеса. Таким образом, она не выпускает из рук контроля над экономикой. Есть несколько ключевых направлений: нефть (Сечин), газ (Миллер), алюминий (Дерипаска), железные дороги (правительство РФ). Эти направления должны зависеть от государства, — напоминает эксперт. — Если они вдруг уйдут в частные руки, это будет воспринято как угроза политической стабильности. ВЭБ тоже, по сути, государственный банк. Это обозначает, что средства пенсионного направления государство вкладывает в госмонополию. Из благих намерений, это не значит, что там хотят что-то украсть».

По мнению Дмитрия Орешкина, дожидаться каких-то реальных доходов от таких вложений, которые намерен сделать ВЭБ, не стоит.

«Идея следующая: «мы будем действовать в стиле Рузвельта. Создаём крупные инфраструктурные проекты, вкладываем в них деньги, они будут создавать рабочие места и, так получится, постепенно развивать экономику. Всё это замечательно, но Рузвельт вкладывал деньги в частный бизнес. И когда этот бизнес поднимался, государство не пыталось его замести под себя, — напоминает наш собеседник. — В России же этот самый государственный бизнес понимает, что в сложный момент власть ему штаны поддержит. Тем более это касается РЖД. Нельзя остановить железнодорожное строительство.

В данном случае деньги пенсионеров, которые вкладываются в РЖД, теоретически будут приносить прибыль. Но почему-то выходит, что у холдинга фиксируется постоянно не прибыль, а убыток. То есть прибыли не будет, а деньги куда-то уползут. Самое печально, что эти инвестиции потратят не оптимальным образом. Деньги угробят, инфраструктуры не построят, а в итоге опять обратятся к государству за средствами для поддержки штанов».

Минфин уже подготовил изменения в инвестиционную декларацию государственной управляющей компании, которые позволят ей вкладывать пенсионные накопления в «вечные» бонды, раньше такие вложения ВЭБ делать не мог.


Олег Белозёров

Ещё в мае на совещании с президентом Владимиром Путиным глава РЖД Олег Белозёров сообщил, что инвестпрограмма РЖД может сократиться с 820 млрд до 210 млрд руб. из-за влияния на госкомпанию мер по ограничению распространения коронавирусной инфекции. Монополия  намерена сохранить её на уровне не менее 620 млрд руб. за счёт привлечения средств через механизм бессрочных облигаций. Первый шаг уже сделан, правительство решило разместить бессрочные бумаги РЖД на 370 млрд руб.

Максим Ярошевский