Миллер может потерять в зарплате в 24 раза, а Белозёров всего в 7. Доходы топ-менеджеров Роснефти, РЖД, Газпрома и других госкомпаний предлагают ограничить «премьерским» потолком

Опубликовано 10 июня 2020

В правительстве рассматривается идея ограничить потолок совокупного годового дохода топ-менеджеров госкомпаний, госкорпораций и подконтрольных им структур уровнем трёхкратного денежного содержания премьера Михаила Мишустина. Таким образом, денежное вознаграждение (зарплата, иные выплаты и бонусы) не должно быть более 30 млн руб. в год на одного руководящего сотрудника, сообщили «Ъ» источники, знакомые с ходом обсуждения в Белом доме. Исключения возможны, но устанавливать их будет лично президент РФ. Если эта идея будет реализована, то Миллер перестанет получать более 700 млн рублей в год, Сечин миллиард, Белозёров 200 млн в год. На эту скользкую тему можно посмотреть с разных сторон. Попробуем взвесить «за» и против».

Адвокат «против», наверное, высказался бы так:

– В бытность помощником президента Андрей Белоусов успел прославиться идеей отнять у олигархов сверхприбыли и поделить их на не очень понятные бюджетные расходы типа инфраструктуры. Недавно переехавший со Старой площади в Белый дом первый вице-премьер уже освоился на новом месте и родил очередную популистско-большевистскую идею — ограничить зарплаты топ-менеджеров госкомпаний и госкорпораций в 30 млн рублей, взяв за ориентир трёхкратное денежное содержание премьера Мишустина. Мол, РЖД в 2019 году потратили на выплату 24 членам правления 2,7 млрд рублей (по 112,5 млн рублей на нос), «Газпром» — 1,5 млрд, «Роснефть» — 3,57 млрд, «Аэрофлот» — 2,1 млрд. Не по-людски это, посчитал Белоусов сотоварищи, когда доходы народа склевал «чёрный лебедь» коронавируса.

Главный вопрос — Белоусову больше заняться нечем, как считать деньги в чужом кармане?

Вопросов к целесообразности и реализуемости этой идеи множество. Почему ориентир — это з/п премьер-министра, а не президента, который, кстати, может делать избранным лицам исключения в 30-миллионном лимите? А был ли проведён анализ эффективности системы обязательной декларации доходов чиновниками и госменеджерами, если они даже в условиях публичности всё равно умудряются купаться в роскоши?

Для госкомпаний, работающих на конкурентном рынке, и где акционером кроме государства выступают другие юридические (в т.ч. иностранные) или физические лица, такая уравниловка — это новый сигнал инвесторам в том, что сегодня ограничат доходы менеджмента, а завтра примутся и за их дивиденды. Для госкомпаний-монополистов, например, тех же РЖД, не лучше ли сначала модернизировать KPI менеджмента, который бы измерялся не только тонно-километрами и рублями, а качеством услуг и своевременной реализацией инвестпроектов типа модернизации Восточного полигона? Напомним, что Белоусов — предсовдира РЖД.


Андрей Белоусов

Главный вопрос — Белоусову больше заняться нечем, как считать деньги в чужом кармане? Или он, ни дня не проработавший на управленческой должности даже в задрипанном ООО, таким образом мстит зажиточным нуворишам от госкапитализма? Или это даёт о себе знать генетика? Отец чиновника, советский экономист Рэм Белоусов был назван одной из модных в первые годы советской власти аббревиатурой «Революция, Энгельс, Маркс». Как в песне: «Есть у революции начало, нет у революции конца!»

Адвокат «за» увидел бы в этой мысли идейное соответствие действительности:

– Громкие зарплаты топ-менеджеров — это только вершина айсберга. На самом деле речь может идти о нескольких десятках миллиардов рублей, которые уходят в карманы, по сути, госчиновников. И если Махмудов, Бокарев, Усманов и Потанин с Мельниченко вольны платить своим сотрудникам, сколько им вздумается, то государство может ограничить доходы руководителей национальных компаний. В конце концов, служба Родине — это не только 12 месяцев в армии. Если человек идёт на госслужбу, он должен поступиться своими экономическими амбициями и получать зарплату, ориентируясь не на доходы Джорджа Сороса, а сопоставимую с зарплатами в стране.

Несколько десятков миллиардов рублей — это танки, ракеты, медицинское оборудование, школьные учебники всем, а не спортивные машины мальчикам-мажорам, британские университеты зазнавшимся отпрыскам, тысячеметровые дворцы любовницам госбанкиров и персональные самолёты собачкам. Неслучайно шутят: помните, если вы не заплатили налоги, где-то заплакал маленький ребёнок чиновника, которому в ночном клубе не хватило на шампанское «Кристалл».

Да и кстати, не такие уж наши топ-менеджеры конкурентоспособные. Вряд ли на порогах госкорпораций стоят хед-хантеры, ждущие, когда же эти ценнейшие кадры, устроенные на свои места благодаря клановым связям, наконец-то освободятся от мафиозных уз и смогут поднять с колен международные корпорации. Если этим людям платить меньше, они не будут работать ни меньше, ни хуже. Основная их мотивация — это ответственность перед вышестоящими и страх перед правоохранительными органами.

Если вы не заплатили налоги, где-то заплакал маленький ребёнок чиновника, которому в ночном клубе не хватило на шампанское «Кристалл».

Автор идеи, Андрей ли Белоусов или кто-то другой, прав по сути. Если страна ни с кем не конкурирует, а выживает, если миллиардерами и миллионерами становятся не благодаря талантам, а из-за уровня близости к власти и бюджету, то шиш вам всем. Неплохой такой шиш в размере 30 миллионов рублей. На них и жить можно неплохо, и ипотеку выплачивать, и коммерческое обучение детям в МГУ или МГИМО позволить, и айфон последней модели купить без кредита.

Безусловно, эта идея понравится миллионам россиян. Они не верят сложным интеллектуальным выкрутасам Фонда борьбы с коррупцией, но, что касается зарплат, тут всё понятно самому аполитичному простаку-пенсионеру. И тут инициатор «зарплатного обрезания» мгновенно станет лидером общественного мнения. Перехватить идею восстановления социальной справедливости у нашей инвалидной оппозиции нетрудно. И ничего, что саму социальную справедливость это не восстановит. Просто исчезнет явный раздражитель в виде ежегодных деклараций о доходах с космическими цифрами доходов.

Выслушав адвокатов, простой зритель имеет право задуматься, а изменится ли что-то на самом деле? И скептически ответит сам себе: вряд ли. Не было такого никогда, чтобы хищники отказывались от мяса. Проще поверить в то, что мяса стало меньше и предлагается очередной вариант его распределения. Согласно этому варианту, бета-самцы будут получать меньше, а крохи, которые доходят до остальных членов стада, подсократятся.

Дмитрий Борисов