Москвич, Собянин смотрит на тебя! А родственники и бизнес-партнёры Максима Ликсутова зарабатывают на этом деньги

Опубликовано 04 августа 2020

Русская служба ВВС, одно из немногих изданий, ещё не охваченных т.н. маркетинговыми контрактами с мэрией Москвы, провела анализ деятельности столичных властей в сфере работы с большими данными. Из пространного расследования, изобилующего деталями, скринами документов и гиперссылками, vgudok.com сделал небольшое резюме, которое даёт представление об активности в этой области мэрии вообще и Департамента транспорта в частности.

Итак, как сообщает ВВС, мэрия Москвы объявила о проведении аукциона на выполнение работ по оснащению подвижного состава ГУП «Московский метрополитен» оборудованием видеонаблюдения со стартовой ценой в 1,393 млрд рублей. На эти деньги будут закуплены видеокамеры (по 8 штук в каждом вагоне) и специализированное программное обеспечение, которые позволят различать и сортировать лица. Итоги конкурса будут подведены в конце июля, а к концу 2020 года в 1500 вагонах Мосметро из шеститысячного парка должно появиться «всевидящее око».

В 2018 году Московский метрополитен по итогам открытого конкурса заключил контракт на 252 млн рублей с компанией «Инфокомпас» на услуги по проектированию и разработке информационных технологий для прикладных задач и тестированию программного обеспечения. Это подразумевает создание системы персональных коммуникаций на основе использования больших данных, что на практике означает сбор информации о «транспортном поведении» москвичей.

Мэрия в рамках контракта становится обладателем информации о поле, возрасте, уровне дохода, социальном статусе пассажиров метро и его контактных данных.

Одна из заявленных задач системы — информирование пассажиров обо всех изменениях и новшествах в работе транспортного комплекса Москвы, например, с помощью СМС-сообщений о закрытии станций метро. Другая — на основе анализа транспортных передвижений горожан составлять их социально-демографический портрет. В итоге мэрия в рамках контракта становится обладателем информации о поле, возрасте, уровне дохода, социальном статусе пассажиров метро и его контактных данных.

В «котёл» этих супермассивов данных сбрасываются не только данные Мосметро и «Мосгортранса» о валидации проездных в метро и наземном транспорте, но и парковочные сессии от «Администратора городского парковочного пространства», и информация о движении частного транспорта, которую фиксируют фото- и видеокамеры «Центра организации дорожного движения», и даже сведения об использовании городского велопроката от компании «Ситибайк».

Кроме того, в систему также поступает информация о номере телефона пассажира с возможностью его дешифровки. Поставщиком этих данных в контракте указано АО «МаксимаТелеком», крупнейший оператор общественного Wi-Fi в России, который работает и в Московском метрополитене. В самой компании открещиваются от сотрудничества с мэрией по этому проекту. «МаксимаТелеком» не передавала и не передаёт данные в рамках указанных договоров, не участвует в работе системы», — заявил ВВС представитель Wi-Fi-оператора.

В январе 2020 года Московский метрополитен заключил новый договор на 279 млн рублей на развитии автоматизированной системы персональных коммуникаций на основе использования больших данных, исполнителем которого стало ООО «Программный продукт».


Максим Ликсутов

По данным ВВС, эта фирма только в 2019 году получила контрактов от госструктур, в том числе Дептранса, на 1 млрд рублей. Владельцем «Программного продукта» является предприниматель Сергей Александров, которому принадлежит бутик неаполитанской марки мужской одежды Cesare Attolini в здании отеля Ritz Carlton. Полгода в 2019 году деловым партнёром Александрова в этом бизнесе была 73-летняя пенсионерка из Эстонии Нина Ликсутова, которую называют матерью заммэра Москвы и главы Дептранса Максима Ликсутова. Правда, после публикации этой информации в издании Baza доля Ликсутовой была переписана на саму компанию.

Полгода в 2019 году деловым партнёром Александрова в этом бизнесе была 73-летняя пенсионерка из Эстонии Нина Ликсутова, которую называют матерью заммэра Москвы и главы Дептранса.

«Человек, похожий на мать Ликсутова» также является директором и владеет 50% акций ООО «Р.А.Д. Групп», зарегистрированного в здании на Докучаевом переулке, принадлежащем бывшей жене Ликсутова Татьяне. Одно помещение с «Р.А.Д. Групп» в этом доме делит фирма «АЭ-Инвест», владеющая 12% акций в «Аэроэкспрессе». Как известно, основными акционерами этого ж/д оператора выступают совладельцы ТМХ Андрей Бокарев и Искандар Махмудов, а сам Ликсутов до перехода в мэрию возглавлял компанию.

Прямых следов Максима Ликсутова в «МаксимаТелеком» служба ВВС не нашла, тем не менее судьба одного из пакетов акций компании так или иначе была связана с людьми, которые хорошо его знают или с которыми он знаком. Эта информация даёт основания полагать, что этот Wi-Fi-оператор не чужой для главы Дептранса.

Первый владелец этой доли инвестбанкир Друвис Мурманис входил в совет директоров частной латвийской ж/д компании L-Exspresis, когда её совладельцем был Ликсутов. В этот же совет входил и следующий акционер «МаксимаТелеком» — нынешний заместитель министра обороны России Алексей Криворучко, который после ухода Ликсутова из «Аэроэкспресса» стал главой оператора.

Стоит также добавить, что «МаксимаТелеком» предоставляет услуги беспроводной связи в том же «Аэроэкспрессе», метро Москвы и С.-Петербурга, столичных аэропортах, подмосковных электричках, на МЦК, а также парках, общественных пространствах и библиотеках Москвы, что свидетельствует о нешуточных лоббистских возможностях компании.

О ещё одном контрагенте Дептранса, фирме «Инфокомпас», ВВС сообщает, что она разработала приложение «Помощник Москвы», с помощью которого можно пожаловаться на нарушения правил парковки или нелегальную торговлю в метро. На основе открытых данных по участию компании в тендерах можно сделать вывод, что «Инфокомпас» специализируется на выполнении работ в сфере IT по заказу государственных органов власти, при этом одними из постоянных заказчиков компании выступают дептрансовские ГКУ «ЦОДД» и «Мосгортранс». За пять лет «Инфокомпас» освоил более 2 млрд рублей бюджетных средств.

С 2012 года из бюджета Москвы на программу «Информационный (умный) город» было выделено около 500 млрд рублей.

ВВС в духе т.н. медиаобъективизма, подпорченного, правда, в последние годы историями в стиле «хайли лайкли», устами одного из опрошенных экспертов намекает, что внедряемые московскими властями системы имеют «двойное назначение» и могут использоваться как для помощи гражданам, так и для слежки за ними.

В этом нельзя не согласиться с британским СМИ. После переезда со Старой площади на Тверскую, мэр Сергей Собянин сделал ставку на массовое внедрение цифровых технологий в городскую среду. С 2012 года из бюджета Москвы на программу «Информационный (умный) город» было выделено около 500 млрд рублей. Сейчас в Москве работает свыше 170 информационных систем, и городская система видеонаблюдения — только одна из них. Она охватывает более 175 тысяч камер на улицах, в учреждениях, поликлиниках, рынках и школах, подключённых к единому центру хранения и обработки данных (ЕЦХД). Власти планирует довести их число до 200 тысяч.

И хотя Москва занимает лишь 18 место в списке городов с самой многочисленной сетью видеонабления (11,7 камер на 1000 жителей), уступая мегаполисам Китая, Лондону и Сингапуру, однако российская столица опередила тот же Лондон по внедрению системы распознавания лиц. В сентябре 2019 года эту технологию запустили на двух станциях столичной подземки — «Сухаревской» и «Октябрьское поле». В начале 2020 года система распознавания лиц полномасштабно заработала на улицах и во дворах Москвы. «В течение прошлого года мы экспериментировали с системой распознавания лиц. Система показала свою эффективность, поэтому с 1 января мы внедрили её в массовом порядке и заменили городские видеокамеры на камеры с HD-качеством, были подключены системы искусственного интеллекта с распознаванием лица практически по всему городу. До 1 сентября в полном объёме эта система будет введена и в метрополитене», — отметил Сергей Собянин.

«Письма счастья» получали даже те москвичи, которые отсиживались на дачах и ни под какие камеры физически попасть не могли.

То, что цифровые технологии — это палка о двух концах, стало ясно во время коронавирусного карантина. С одной стороны, власти активно использовали цифровые пропуска и камеры для регулирования численности населения на улицах и в транспорте. С другой — система распознавания лиц позволяла отслеживать нарушителей режима самоизоляции и наказывать их. Правда, не обошлось без казусов. Хотя разработчик технологии видеоаналитики для камер наблюдения компания Ntechlab (среди акционеров – «РТ — Развитие бизнеса» Ростеха и фонд Рубена Варданяна) утверждал, что «наш алгоритм способен распознавать лица со значительным процентом перекрытия — до 40%», однако в «масочный период» было выписано 16 тысяч ошибочных штрафов на 80 млн рублей. «Письма счастья» получали даже те москвичи, которые отсиживались на дачах и ни под какие камеры физически попасть не могли.

У цифрового хайпа в нынешних условиях есть чётко выраженная экономическая составляющая. Если в романе Оруэлла «1984» с его «Большим братом», который «смотрит на тебя», за рамками повествования осталась тема поставщика технологий для контроля масс, то в современной России несложно вычислить конкретных выгодоприобретателей политической парадигмы власти. Это могут быть, если верить расследованию ВВС, и структуры, так или иначе связанные с Максимом Ликсутовым, и приближённый к кремлёвским «небожителям» Рубен Варданян. Как эти бизнесмены оценивают своё сотрудничество с властью по столь щепетильной теме, мы, к сожалению, никогда не узнаем.

По официальным заявлениям, те же камеры видеонаблюдения в метро позволят упростить процедуру оплаты проезда по биометрии, а также отслеживать вандалов, хулиганов и других преступников и, таким образом, повышают безопасность и комфорт граждан в транспорте. Вместе с тем, как утверждают авторы антиутопий, эти же инструменты могут быть использованы и в не самых благородных целях. Как писал vgudok.com, тема с цифровыми пропусками во время пандемии и различными приложениями для отслеживания инфицированных, читай неблагонадёжных, стала своего рода апробированием технологий манипуляций и запугивания граждан во имя официально декларируемой благой цели — борьбы с заразой. Однако этот опыт московских властей может быть экстраполирован и на другие экстремальные ситуации, например, народные волнения в период каких-либо выборов или важных политических событий. А несовершенство системы распознавания лиц вообще делает граждан заложниками роботов и практически бесправными перед властью.

Эти тезисы нашли подтверждение в докладе группы «Агора» «Пандемия слежки», в котором подчёркивается, что «введение карантина послужило катализатором развития всех видов слежения, однако прежде всего — цифровых технологий». На основе собранных данных правозащитники делают вывод, что в будущем, при «чрезвычайных» обстоятельствах, которыми отныне может быть объявлено всё что угодно, от новой эпидемии или техногенной катастрофы до массовых акций протеста, накопленный во время карантина опыт и ресурсы позволят быстро развернуть плотное наблюдение и дифференцировать граждан по объёму прав и свобод. Более того, как оказалось, для этого властям даже не требуется объявлять чрезвычайную ситуацию или чрезвычайное положение.

Больше лёгкого чтива для тяжёлых будней ищите в нашем новом разделе LIGHT и в нашем Telegram-канале @Vgudok

Артём Войцеховский