«Неужели лучше сдохнуть на работе?» Машинисты РЖД бегают от врачей и не доживают до 40 лет, боясь быть отстранёнными по здоровью

Опубликовано 17 июля 2022

История, рассказанная нашей редакции машинистом, которого беспокоит текущая и грядущая нехватка работников локомотивных бригад (рассказ железнодорожника читайте ЗДЕСЬ), не осталась без внимания. В каких условиях приходится работать этой категории сотрудников РЖД, наши читатели знают. Объявлениями о наборе на курсы помощников машиниста и о вакансиях пестрят группы в соцсетях.

Наш читатель из всего многообразия проблем, приведших к такому положению, делает акцент на одной — медицинской. Проблема, если рассматривать ситуацию под таким углом, появилась не сегодня. Были установлены предельные значения пульса и давления, при превышении которых на предрейсовом медицинском осмотре (ПРМО) работник направлялся на перемер по истечении десяти минут, потом ещё десяти. Если с третьего раза «протиснуться» в параметры не удалось, то от поездки работника стали отстранять и направлять к цеховому терапевту.

Если врач не видел проблем со здоровьем, то разовое превышение параметров относилось на быстрый шаг или подъём по лестнице, работник проводил несколько дней на больничном, после чего возвращался к работе. Если повышенное давление или пульс признавались врачом нормальными для конкретного человека, то ему устанавливались индивидуальные значения. Если врач видел проблему со здоровьем, то назначал соответствующее лечение.

Казалось бы, схема идеальная. На самом деле так и есть, если не проецировать её на нашу действительность. Чтобы худо-бедно заработать, машинист вынужден не вылезать из кабины по двести с лишним часов (кое-где и двести пятьдесят не редкость). О полноценном отдыхе перед поездкой в таком случае можно забыть. Чтобы сбить пульс перед ПРМО, достаточно минуть пять посидеть в кресле. А вот чтобы сбить давление, машинисты стали применять медицинские препараты. Самый распространённый из них — «Тенорик». Таким образом, работник собственными руками стал скрывать от медиков истинное состояние своего здоровья.

«Это раньше можно было не спеша прийти пройти ПРМО, — пишет машинист, имея в виду повальное сокращение накладного времени на приёмку локомотива.

В задачи фельдшера ПРМО не входит увидеть болезнь в зародыше, поэтому разные болячки при помощи медикаментов, дающих сиюминутный эффект, стали благополучно скрываться. То есть спектакль удавался. До тех пор, пока болячки сами не заявят о себе, уже во весь голос.

И зачастую тогда, когда драгоценное время для лечения упущено.

Значительное количество негативных строк в письме нашего читателя досталось аппарату Холтера. В программу прохождения врачебно-экспертной комиссии (ВЭК; один раз в два года, для некоторых категорий раз в год или полгода), как пишет наш читатель, добавлено суточное мониторирование по Холтеру для лиц старше 35 лет.

Наш читатель во главу угла ставит материальное положение своей семьи: «Забракуют меня — как кормить семью? Как платить кредиты?».

Вот тут-то и кроется самый ужас происходящего. Рабочий (и далеко не один) готов скрывать свои болезни ради заработка. Здоровье, то, что принято ценить больше всего, приносится в жертву текущему заработку. О том, что семья может остаться без кормильца, почему-то никто не думает.

Мы рассказывали о смерти машиниста Ивана Михина из депо Лоста Северной дирекции тяги в 2017-м году. Он умер, едва переступив порог депо после сдачи электровоза. Ивану был 31 год. Совсем недавно, в апреле этого года, прямо в кабине, в рабочее время умер помощник машиниста электропоезда моторвагонного депо Александров — Максим Авдеенков. Максиму было 29.

В мае при загадочных обстоятельствах был тяжело травмирован заместитель начальника Сегежской дистанции пути Александр Муратов. В бессознательном состоянии он был обнаружен прямо на перегоне бригадой грузового поезда, результатом наезда которого стала травматическая ампутация стопы. Как, почему мужчина 37 лет от роду, в самом активном возрасте, потерял сознание на рабочем месте? Множества как смертей, так и случаев травмирования можно было бы избежать, окажись медицинские исследования при прохождении ВЭК чуть глубже. Но нашего читателя, к сожалению, беспокоит не это.

Мы попросили прокомментировать ситуацию действующего фельдшера ПРМО. Женщина просила не называть её имени.

«Холтер — это большой плюс. Специально машинистов "браковать" на ВЭКе никто не хочет, не для этого его вводили. Пациенты сами должны хоть немножко думать о своём здоровье.

Неужели лучше, простите за грубость, сдохнуть на работе?


На пенсию многие не успевают выйти! Насчёт «Тенорика» нам, фельдшерам, ничего не известно, а любые препараты от давления нужно принимать только по назначению врача и курсом, а не разово.

У любого препарата есть противопоказания, но о них почему-то никто не вспоминает. Разовый приём препаратов этого спектра действия может только окончательно расшатать организм», — рассказала vgudok.com фельдшер.

Подведём итог. Ситуацию, при которой машинисты вынуждены глотать по пути на работу гипотензивные препараты, нужно менять. Как — об этом нужно подумать и медикам, и работодателю в лице ОАО «РЖД».

Первым — о том, как заботой о здоровье это самое здоровье не гробить. Вторым — о том, как сделать, чтобы машинист не был вынужден работать сверхурочно и не был мотивирован скрывать свои болячки, а, наоборот, при малейшем недомогании бежал к врачу. Без боязни потерять работу.

Больше лёгкого чтива для тяжёлых будней ищите в нашем разделе LIGHT и в Telegram-канале @Vgudok

Владимир Максимов