«Еду без тормозов!» — предсмертный крик машиниста. Три аудиофайла, три ЧП, одна трагедия, ноль выводов: разбор инсайдов с сети РЖД

Опубликовано 22 июня 2020

«Мы с вами виноваты, все руководители!»

Мы много раз рассказывали о нарушениях техники безопасности на сети РЖД, которые заканчивались трагедией. Наш материал «Голову на плаху РЖД» набрал сотни тысяч просмотров и стал своеобразным манифестом от сотрудников монополии, кричащих: «Мы хотим жить!» Сегодняшнее расследование посвящено двум происшествиям на разных дорогах. К счастью, на сей раз фатальных последствий удалось избежать. К несчастью, оба эпизода показывают, что выводы сделаны не были. И признают это все, от работяг «на земле» до кабинетных начальников не последнего звена. Чьи голоса вы услышите совсем скоро.

В подавляющем большинстве телеграмм по случаям проездов запрещающих сигналов в качестве причины указывается «ненаблюдение за показанием сигналов», «невыполнение регламента переговоров». Причины настолько банальны, что они действительно имеют место быть. Виновными заранее назначены машинист и его помощник, и поэтому то, что привело локомотивную бригаду к «ненаблюдению» и «невыполнению», всегда остаётся за рамками разборов. Мы не собираемся отрицать вину бригад, допустивших проезды, но она лишь верхушка айсберга, основная масса которого всегда остаётся вне поля зрения.

Всегда, но не в этот раз. 6 июня, станция Червлённая-Узловая Северо-Кавказской ж/д. Тепловоз с хозяйственным поездом под управлением бригады, не знакомой с участком, проехав входной сигнал с запрещающим показанием, протаранил другой поезд. В сходе тепловоз и шесть вагонов. Случай обычный, и из рутины его выделяет лишь скорость, с которой совершён проезд — 50 км/ч. Мы подробно рассказывали об этом инциденте в нашем дайджесте железнодорожных ЧП. Происшествие более чем заурядное для сети РЖД, однако то, что произошло после него, можно назвать прецедентом.

Из аудиофайла, оказавшегося в распоряжении редакции vgudok.com (его вы можете найти ниже, и мы настоятельно рекомендуем дослушать запись до конца), следует, что руководитель, проводящий селектор по итогам аварии на СКЖД, в первые две с половиной минуты записи даёт качественный технический разбор — что и как произошло. Само по себе это уже в новинку, обычно выше начальника депо никто в такие подробности не вникает. Затем оратор констатирует глобальное наличие липовых заключений о праве работать на участках обслуживания (т.н. «обкаток») у машинистов. Сказать о таком вслух до сих пор не решался никто, хотя знали об этом, конечно же, все. Далее — констатация возможности обхода предрейсового медицинского осмотра (ПРМО). И, наконец, самое важное:

«Это не они виноваты. Это виноваты вот все вы, мы вместе с вами, все руководители. Мы вот это всё сделали с вами сегодня» (04:20).

Никогда и ни один руководитель в ОАО «РЖД» такого не говорил. Виноваты могут быть кто угодно, только не сами начальники. Виновными их могут назначить или признать, но вот чтобы так — «мы виноваты» — это небывалое доселе признание истинных, а не производных причин случившегося.

Далее — справедливое, но противоречащее трудовому законодательству принуждение всех кадровиков и машинистов-инструкторов дороги работать ночью, проверяя соответствие записей в личных делах о наличии заключений данным в АРМах (автоматизированных рабочих местах):

«Кто не будет на рабочем месте находиться — работать не будет с завтрашнего дня».

Результативность решения спорная — помните же: «Поспешишь — людей насмешишь».

Слушая запись, мы в очередной раз вспомнили о наличии огромного количества АРМов и иных электронных баз данных, которые не смогли поставить логический запрет выезда на участок машинисту, с этим участком не знакомому. Досталось и Тихорецкой базе ПМС (путевая машинная станция — прим. ред.):

«Там сами себе все принадлежат!»

И снова отсутствие логического запрета со стороны электронных систем ОАО «РЖД» на выезд локомотива с базы ПМС без соблюдения установленных формальностей.

Бригаду, скорее всего, уволят или показательно накажут. По выговору получит всё руководство и машинисты-инструкторы депо Сальск. Локомотивные бригады депо потеряют право на «безаварийку» за текущий год. Достанется и Северо-Кавказской дирекции тяги. Про ПМС и подумать страшно. А вот приведут ли все эти меры к должному результату — гарантированному отсутствию проездов запрещающих сигналов? Ответ единственный: «нет».

Нет — потому что дорогостоящие электронные системы позволяют обходить заложенные в них запреты.

Нет — потому что гнёт противоречивых инструкций на локомотивную бригаду никто и не подумал ослабить.

Нет — потому что бригада обложена контролем со всех сторон и думает не о безопасности движения, а о том, как не лишиться премии за формальное нарушение.

Нет — потому что руководители не видят ничего страшного в том, чтобы прямо нарушать трудовое законодательство, пусть и в экстремальных условиях.

Олимпийское спокойствие

Второй аудиофайл, который мы сегодня прослушаем (сама запись — чуть ниже, сразу за нашей расшифровкой), по своему содержанию тянет на триллер, при этом все участники переговоров, кроме машиниста, на удивление спокойны.

Машинист докладывает диспетчеру об отсутствии тормозов в поезде:

«775 км 4 пикет, применил экстренное торможение, скорость увеличивается, тормозов нет, скорость 72».

Диспетчер какое-то время категорически не понимает, о чём речь: «Вы сейчас-то остановились?»

«Я еду на экстренном, понимаете?»

Затем звучит автоматическое сообщение о срабатывании КТСМ (комплекс технических средств мониторинга; устройство, бесконтактно выявляющее повышенную температуру узлов подвижного состава — прим. ред.). Далее появляется дежурная по станции Звёздная (Восточно-Сибирская железная дорога), которая дублирует сообщение КТСМ и сообщает о маршруте приёма неуправляемого поезда. К этому времени поезд благодаря профилю пути уже остановился.

На пятой минуте записи появляется ещё более спокойный голос.

«Олимпийское спокойствие. Никаких действий, которые предписаны в нестандартных ситуациях!» — констатирует оратор, а нам становится понятно, что мы слушаем запись селектора с разбором случая отправления поезда с неисправными тормозами.

Дальше — волосы дыбом: на станцию Звёздная, перед которой остановился поезд без тормозов, прибывают начальники локомотивного эксплуатационного депо Лена и ПТО Лена, машинист-инструктор. Причин недостаточного тормозного нажатия комиссия не устанавливает, выдаёт фиктивную справку, на основании которой другая локомотивная бригада продолжит следование с поездом. Ни много ни мало — до Северо-Байкальска, а это 279 км. Только там «вдруг» выясняется, что тормозное оборудование на 26-ти вагонах разоборудовано. Само собой, расчётное тормозное нажатие не соответствует фактическому. Поезд с неисправными тормозами, чудом остановившийся по Звёздной, без выяснения причин и выполнения каких-либо работ был отправлен дальше. Отправлен. Дальше…

Горький P. S.

«Ерал» — единственное, что приходит в голову при прослушивании записи. Если кто-то из монополии запамятовал — освежите.

Или аудио включите, если текст читать лень…

«Еду без тормозов! Скорость 93!» — последние слова погибшего вместе с помощником машиниста. Их тоже кто-то куда-то отправил на «проверенном» поезде.

Кто спас две другие бригады из нашего материала от гибели, остаётся только догадываться. Этот всемогущий персонаж не работает в ОАО «РЖД». И в следующий раз его благосклонности можно и не дождаться.

Владимир Максимов