Чокнутые железнодорожники. Кино как отражение исторических перипетий страны

Опубликовано 13 ноября 2020

11 ноября отмечалась 183-я годовщина со дня открытия первой в России железной дороги, связавшей столицу империи Санкт-Петербург с монаршими резиденциями в Павловском и Царском Селе. Вероятно, именно к этой дате один из федеральных телеканалов приурочил показ фильма «Чокнутые», снятый в 1991 году.

Само название ленты довольно-таки спорное, учитывая тот факт, что фильмы с аналогичными или синонимическими названиями («Сумасшедшие на стадионе», «Чокнутый профессор» и т.д.), — это бессодержательные комедии с гэгами и фривольным юмором. Для картины, претендовавшей на некую историчность, где героями выступали реальные персонажи в лице Николая I (в исполнении Михаила Боярского), шефа жандармов Александра Бенкендорфа (Алексей Жарков), смысл названия становится понятен, только исходя из исторического контекста.

Действительно, в стране, в которой ко времени строительства «чугунки» процветал абсолютизм и крепостничество, появление нового вида транспортного сообщения было сродни запуску первого искусственного спутника Земли. Поэтому энтузиазм, которым чешский инженер, профессор Венского политехнического института Франц фон Герстнер, ставший инициатором строительства Царскосельской ЖД, заразил косного и упрямого самодержца, граничит с безумием. Такими же «не совсем в своём уме», по тогдашним представлениям, можно считать и членов команды Герстнера: поручика Родиона Кирюхина (Николай Караченцов), ставшего своего рода строительным прорабом, Фёдора (Сергей Степанченко), выполнявшего функции службы безопасности, и внедрённого сотрудника III жандармского отделения Тихона Зайцева (Леонид Ярмольник), превратившегося со временем в неофита железных дорог.

Лента, заявленная как комедия, не веселит. От слова «совсем».

Для придания историческому сюжету «киношности» сценаристы добавили мифический персонаж Машеньку (Ольга Кабо) — ангела-хранителя группы «чокнутых» железнодорожных подвижников. Благодаря её сверхъестественным техническим способностям изобретателю паровозов Джорджу Стефенсону (Александр Ширвиндт), у которого Герстнер сотоварищи по фильму покупали первую тягу для Царскосельской ЖД, не удалось впарить наивным ж/д энтузиастам из России устаревшие модели локомотивов. Машенька также от имени «высших сил» спасала своих подопечных от провокаций противников технического прогресса. Роль этих самых консерваторов по сценарию досталась хозяевам извозчичьих компаний, которые ради дискредитации конкурента не брезговали самыми коварными методами. И даже наняли «специалиста по переворотам» с исконно русскими ФИО, будто списанными с образца заполнения бланков в сберкассе: Ивана Ивановича Иванова (Виктор Проскурин).

Касалось бы, режиссёр Алла Сурикова предусмотрела всё. И хитроумные, потенциально смешные интриги оппонентов Герстнера и Ко (спаивание строителей бесплатной водкой, захват люмпенами штаба строительства и т.д.), и блестящий актёрский состав с мощным комическим «бэкграундом» (к уже упомянутым артистам можно добавить Наталью Гундареву, Семёна Фараду, Наталью Крачковскую). Однако лента, заявленная как комедия, не веселит. От слова «совсем».

Ну разве что эпизодом, в котором Бенкендорф провожает своего агента Зайцева в Австрию для сбора сведений о Герстнере. «Под видом богатого скотопромышленника внедришься в австрийские научные круги. Для поддержания контактов будешь вести разгульный образ жизни: карты, рулетка, вино, женщины», — напутствует шеф жандармов разомлевшего от открывающихся перед ним перспектив героя Ярмольника. Но после ремарки своего помощника («У нас нет на это денег») вносит корректировку в план: «Легенда меняется. В Австрию поедешь под видом разорившегося помещика. Жить будешь подаянием, ночевать на улицах». Уже в постсоветское время эта сцена из «Чокнутых» стала основой для анекдота о молодом российском разведчике, который из-за неосторожного нелицеприятного отзыва о своём начальнике вместо амплуа прожигателя жизни в Париже должен был вживаться в роль одноглазого, больного педераста, живущего под мостом.

А ведь всего-то за четыре года до «Чокнутых», в 1987 году Сурикова выдала феерически смешного «Человека с бульвара Капуцинов», который благодаря искромётному юмору моментально стал популярен в народе и разошёлся на цитаты. Поменяв сюжет с выдуманного американского на исторический российский, но оставив показывавшие свою эффективность режиссёрские приёмы (в «Чокнутых» есть поставочные юморные сцены драк, которыми и прославился «Человек»), она надеялась повторить свой успех. Но, увы, не получилось.

Возможно, злую шутку с Аллой Суриковой и её фильмом сыграло время.

Возможно, как и Гайдай, который после «Не может быть!» 1975 года до конца своей жизни не выпустил ни одной по-настоящему остроумной комедии, так и Сурикова «исснималась». Возможно, прав один из рецензентов ленты, который так её охарактеризовал: «То ли сюжет недостаточно смешной, то ли режиссура не дотягивает, то ли сценарий писал человек, имеющий очень точное определение юмора и неукоснительно следующий ему. Вот именно такими и получились шутки — соответствующими событиям, в чётко определённых местах, шаблонно правильными».

А возможно, злую шутку с Аллой Суриковой и её лентой сыграло время. 1991 год стал последним годом не только для СССР, но и для советского кинематографа. Уже во время поздней перестройки кинотеатры страны наводнили зарубежные ленты от комедий до триллеров, которые смотрелись тогда свежо и увлекательно. А видеоиндустрия окончательно добила монополию «Мосфильма» и других советских студий.

Отечественный же кинематограф в это время охватила болезнь «киночернухи»: режиссёры стали с каким-то маниакальным сладострастием смаковать запретные при Советах темы мафии, проституции, наркотиков и т.д. При этом цензура, которая, несмотря на свою идеологическую заточенность, позволяла отсеивать откровенную пошлость и иной «киношлак», сошла на нет. В итоге попытка Аллы Суриковой сохранить свой островок традиционного кино, тиражируя сюжет и режиссёрские приёмы, смотрится нелепо, что и чувствуется в каждом кадре этой вымученной несмешной картины.

Сложно сказать, насколько Сурикова угадала с жанром, сделав свой фильм в стиле комедии-буфф. Сам же исторический сюжет появления в России первой железной дороги в любом случае достоин экранизации. И не однажды! А вдруг к 185-летию Царскосельской ЖД какой-нибудь современный российский режиссёр при поддержке, например, РЖД сподобится более адекватно духу времени воплотить знаковое для истории страны событие? Например, в жанре сериальной мелодрамы. А почему бы и нет?!

Транспортные новости российских мегаполисов и мировых столиц ищите в нашем разделе ГОРОД, лучший фото и видео контент на нашей странице в Instagram

Семён Карабанов