Из Европы с любовью. Корреспондент vgudok.com искал дух средневекового города в железнодорожном Калининграде

Опубликовано 15 июня 2018

Калининград — это старинный немецкий город Кёнигсберг (Königsberg), получивший имя всероссийского старосты в 1946 году. На территории Восточной Пруссии общая протяжённость ж/д путей европейской колеи 1435 мм приближалась к двум тысячам километров. После войны часть путей была перешита на 1524 мм, часть разобрана.

Все мы слышали выражение «железнодорожный узел». В отношении калининградского ж/д узла можно сказать, что это узел из узлов, настолько хитро переплетаются, пересекаются и расходятся пути в этом российском эксклаве. Шутка ли, здесь сходятся семь ж/д линий.


Скриншот с сайта www.openrailwaymap.org. Розовым и серо-коричневым цветом обозначены трамвайные пути. К слову, как и во многих городах России они активно демонтируются, а ведь это уникальная
трамвайная система с шириной колеи 1000 мм

Отправляясь в Калининград, мы были уверены, что найдём там особый местный колорит, дух исторического города. Однако дух не спешил себя проявить. То ли официантка в гостинице в шлёпанцах и трениках не шла из головы, то ли мешали советские и современные дома, соседствующие с открыточными видами Кёнигсберга…

На территории города два вокзала — Южный и Северный. Дорога от одного к другому лежит по мосту через реку Преголю, извилистую выемку и тоннель под площадью Победы. Интересно, что электрички следуют через мост с опущенными токоприёмниками — жёсткая вставка создаёт риск их излома.

Тоннель — блестящее инженерное решение, позволившее развести в разные уровни ж/д и автотранспорт, которого во времена проектирования сооружения было, что называется, «кот наплакал».

Мост длиной 199 метров — двухуровневый, нижний уровень отдан автомобилям и пешеходам. Разводной пролёт имеет вертикальную подъёмную систему. Построен в 1924 году. Мост пришёл на замену старому немецкому, находившемуся чуть выше по течению. Сам мост разобран, а вот опоры его дожили до наших дней. От правой опоры дворами можно пройти к Железнодорожным воротам в парке Победы, встретив кое-где остатки старого пути. Ворота были построены за два этапа в 1866 и 1889 годах: сначала они были однопутными, затем стали двухпутными. Поверху проходит дорога.

Северный вокзал сейчас используется только для пригородного движения, причём электрички отправляются как с самого вокзала, так и приходят с Южного, делая промежуточную остановку. К чемпионату мира по футболу в Калининград уже передано две «Ласточки» — ЭС2Г-043 и 044, вот-вот подоспеют ещё две — 041 и 042. После мундиаля машины останутся здесь. Те читатели, кто помнит наш рассказ о «скоростных птичках», знают, что это последние машины сборки завода «Синара», которых не коснулась рука российского инженера. Повезло местным парням.

На перроне установлен в качестве памятника паровоз ТЭ-858 (Т — «трофейный», аналогичный по характеристикам паровозу серии Э). Немецкая машина, получившая прозвище «Фрау», была построена для европейской колеи. После войны колёсные пары паровоза были заменены, а тендера распрессованы и установлены на свои же оси под «широкую» колею.

Здание Северного вокзала несло свою непосредственную функцию только при немцах. После восстановления города в нём располагаются организации, не имеющие к дороге никакого отношения. Пассажиры пригородных поездов довольствуются маленьким павильоном.

В день нашей прогулки по Калининграду на Северном вокзале готовился митинг с участием губернатора, посвящённый запуску «Ласточек», но мы решили не тратить драгоценное время на прослушивание предсказуемых речей и отправились дальше.

Южный вокзал, построенный в 1929 году, сохранил дебаркадер, которых в России по пальцам одной руки пересчитать. Похожие есть на Киевском вокзале в Москве и на Витебском в Санкт-Петербурге. Ширина дебаркадера — 120 метров, состоит он из трёх пролётов. С него отправляются как пригородные поезда на электрической и дизельной тяге, так и поезда дальнего следования. Дальние составы в эксклав особым спросом не пользуются: из-за таможенных особенностей стран Балтии билеты можно купить только в кассе и не ранее, чем за три дня, поэтому большинство пассажиров отдаёт предпочтение самолётам.

С обеих сторон Южного вокзала расположены ворота, под которыми проходят поезда. Пожелание «Счастливого пути» на одних из них, к сожалению, пассажиры не видят, но, как минимум, оно поднимает настроение машинистам.


На дебаркадере красуется логотип нынешнего владельца инфраструктуры - ОАО «РЖД»

С южной стороны Южного вокзала находится здание управления Калининградской железной дороги. Магистраль, являющаяся бывшим отделением Прибалтийской ж/д в СССР, имеет протяжённость менее семисот километров, и зачем ей такое огромное девятиэтажное управление — загадка. Под окнами управления — ж/д музей, открытый для свободного посещения по выходным. Образцы техники ухожены, даже есть сопроводительные таблички. Что мешает сделать доступ постоянным — ещё одна загадка.

Абсолютно непредсказуемым и неприятным для нас стал вопрос, почему ни инспекторы входного контроля Южного вокзала, ни охранники, ни транспортные полицейские не знакомы с «Положением о проведении теле-, видео-, кино- и фотосъёмок на объектах инфраструктуры общего пользования, принадлежащих ОАО «РЖД», утверждённым Распоряжением того же ОАО от 18 июля 2008 г. Намереваясь сделать несколько любительских съёмок ночного Южного вокзала, наш корреспондент был безжалостно сдан полиции доблестными инспекторами входного контроля, предварительно учинившими ему форменный допрос по поводу цели и продолжительности съёмки.

Интересно, почему такой допрос не был учинён днём при тех же самых условиях? Дневная смена недовыполнила должностные обязанности или ночная перевыполнила? Пока гражданин России с документами в руках доказывал своё право на съёмку, время работы вокзала истекло, и наш корреспондент с территории РЖД был выпровожен по этому признаку.

К слову, о порядке фотосъёмки на вокзалах совсем недавно писал федеральный «Гудок». Даже корпоративное издание РЖД признаёт, что полиции и охране будет не лишним напомнить о том, что фотосъёмка разрешена и не требует согласований. Странно получается: РЖД издаёт документы, а те, кто охраняет имущество и спокойствие монополии, об их существовании узнают от граждан. Дух европейского города уходил всё дальше.

Как мы уже упоминали, особенность узла — наличие путей как «нормальной» колеи 1435 мм, так и современной «широкой» — 1520 мм. Нормальная колея уходит в Европу, широкая — в Россию-матушку. В депо недалеко от Южного вокзала есть цех, в который могут заходить тепловозы обоих типов — один рельс сделан двойным. Тепловозы колеи 1435 мм можно легко отличить по винтовым сцепкам и буферам.


Правый путь и тот, что пересекает два других, имеет ширину колеи 1435 мм

Само депо, как и все на территории России, из единого предприятия стало большой коммуналкой. Здесь расположена дирекция тяги, моторвагонная дирекция, дирекция по ремонту тягового подвижного состава и сервисное локомотивное депо, уже почти четыре года не входящее в структуру РЖД. К слову, депо — единственное место, где нам повезло ухватить за хвост покинувший город европейский дух: здесь чисто, а ремонтный персонал одет опрятно.

С удовлетворением отметили: доски почёта как ремонтного, так и эксплуатационного предприятий выполнены аккуратно, фотографии сделаны с одинаковыми границами кадра и нейтральным фоном, а лица направлены к середине доски. Уважают персонал, не лепят абы какие снимки. Вот она, Европа? Кстати, все — рабочие, ни одного начальника. Ну а три галстука на всех — уж это мелочи, придираемся мы.

В поездке, как и в любом деле, важно послевкусие. Это «после» — определяющее. Вернувшись из Калининграда, мы поняли, что ни в каком Кёнигсберге мы не были. Дух города так и не проявил себя.

Сергей Вершинин
Фото (главное) РИА Новости, Игорь Зарембо