Пять лет, а за ними вечность. 37 лет строгого режима на двоих: Мещанский суд Москвы поставил точку в деле совладельцев «Суммы» братьев Магомедовых

Опубликовано 01 декабря 2022

Совладелец группы «Сумма» Зиявудин Магомедов осуждён на 19 лет колонии по делу о создании ОПС и хищении 11 млрд рублей. Его брат Магомед получил 18 лет.

«Назначить Зиявудину Магомедову наказание в виде 19 лет лишения свободы в колонии строгого режима со штрафом в размере 2,5 млн рублей, Магомеду Магомедову назначить наказание в виде 18 лет колонии строгого режима со штрафом в размере 2,5 млн рублей», — огласила приговор судья Олеся Менделеева.

Вместе с ними реальные сроки получили бизнесмены Артур Максидов и Юрий Петров, а также топ-менеджеры «Объединённой зерновой компании» Сергей Поляков и Роман Грибанов.
Мещанский суд Москвы рассматривал дело больше 5 лет. Зачитывал приговор — 6 дней, 4 раза прерываясь на эвакуацию зала суда из-за звонков о якобы заложенном в зале взрывном устройстве.

В итоге в четверг 1 декабря суд удовлетворил иски к фигурантам дела совладельца группы «Сумма» Зиявудина Магомедова на 3,6 млрд рублей. 

«Удовлетворить гражданские иски, заявленные в рамках уголовного судопроизводства», — огласила приговор судья Олеся Менделеева, перечислив несколько удовлетворённых исков на общую сумму 3,6 млрд рублей, рапортовал ТАСС.

Деньги должны быть взысканы со всех подсудимых солидарно из их арестованного имущества. Также иски на 5,8 млрд рублей суд оставил без рассмотрения, они могут быть поданы в рамках гражданского судопроизводства.

Магомедовых также признали виновными в организации преступного сообщества. Помимо этого, Магомеду Магомедову вменяли незаконное хранение оружия. Таким образом, в деле, которое расследовалось уже пять лет (всё это время коммерсанты провели в СИЗО), была поставлена точка. Вся эта история, в которой, как говорится, не жалко никого, уже навязла на зубах. Да и простому читателю за пять лет уже совсем не ясно, что происходит. А на наших глазах разворачивается финал грандиозной драмы по переделу собственности в транспортном бизнесе.

Поэтому напомним, что Магомедовы — это не кавказские спортсмены, переквалифицировавшиеся в бизнесменов в штанах «Adidas». Братья закончили экономический факультет МГУ, где с ними на курс моложе учился Аркадий Дворкович. Более того, молва и «Википедия» утверждают, что Зиявудин жил вместе с Аркадием в ДАСе (Доме аспиранта и студента). Однако последний факт сомнителен, так как Дворкович москвич, и ему дефицитное место в ДАСе никак не полагалось, да и не было нужным. Одновременно с Магомедовыми на экфаке МГУ учился и нынешний глава Нагорного Карабаха Рубен Варданян.

Магомедовы ещё во время обучения на экономическом факультете занялись бизнесом — возили компьютеры из Польши. В 90-е гг. они последовательно вошли в кооперативное движение, потом стали использовать заработанное в приватизации. Тем временем Дворкович вошёл в команду Грефа, работал экспертом в различных группах под крылом администрации президента, а начиная с 2000 года его политическая карьера начала расти как на дрожжах.

Советник, а потом заместитель министра экономического развития (им был тогда Герман Греф), с 2004 года — начальник экспертного управления при Президенте, с мая 2008 года — помощник президента Российской Федерации (Дмитрия Медведева). И, видимо, в это время студенческие друзья слились в экономическом экстазе. Не обвиняем Аркадия Дворковича в коррупции, но для современников, не утративших памяти, очевидно, что рост благосостояния Магомедовых шёл вместе с усилением влияния Дворковича.

22 июня 2015 года Дворкович был назначен председателем совета директоров ОАО «РЖД», покинул должность в июне 2018 года в связи с потерей поста в правительстве России. Его кураторство над железнодорожной отраслью, специалистом в которой Дворкович никогда не был, т.к. соответствующей образовательной подготовки не имел, оценивалось экспертами как недостаточно компетентное и эффективное. Критиковались, в частности, хроническая многолетняя нехватка вагонов для перевозок по всей России грузов, в том числе стратегических, срыв государственных планов по строительству.

После президентской инаугурации Владимира Путина в мае 2018 года на четвёртый срок Дворкович в состав нового правительства не вошёл, покинул он и многие посты, которые занимал по должности вице-премьера. Перестав быть председателем совета директоров ОАО «РЖД», Дворкович остался членом СД, председателем комитета по кадрам и вознаграждениям.

Тем временем «Сумма» превратилась в гигантскую империю, в которую входили, в частности, группа FESCO и «Новороссийский морской торговый порт».

Компании Магомедовых процветали, выигрывали государственные тендеры на стройку, на телекоммуникационные контракты. В 2017 году подконтрольная государству и Магомедову компания ОЗК была назначена единственным закупщиком Министерства сельского хозяйства.

Но в 2018 году карьера Дворковича пошла под уклон, его постепенно отстранили от всех государственных постов, а братья Магомедовы отправились за решётку. С 31 марта 2018 года Зиявудин и его брат Магомед находятся под стражей по делу о хищении 11 млрд руб. при исполнении государственных контрактов. Свою вину оба отрицали, факт совместной деятельности Зиявудин также отрицал — якобы общаться они перестали ещё в 2012-м. У беспристрастного наблюдателя много вопросов к тому, как шёл суд, и к тому, какие аргументы предъявляли стороны. Но очевидно одно: в наше время ни одна самая надёжная «крыша», особенно либерального происхождения, «крышей» не является.

Прокуратура запрашивает для обвиняемых Магомеда и Зиявудина 21 и 24 года колонии строгого режима. И в довесок штраф в 1,5 млн рублей, который, с учётом колоссальных сумм и имущества, которые уже были изъяты не только у братьев, но и у членов их семей, выглядит, скорее, как насмешка. Общая сумма гражданских исков, заявленная к Магомедовым, составляет более 9 млрд руб.

Судебный процесс в отношении совладельцев группы «Сумма» в Мещанском суде Москвы начался в декабре 2020 г. Братьям вменяется создание ОПС, хищения в особо крупном размере и растрата. Сумму вменяемых им с 2010 по 2018 г. хищений следствие оценивает более чем в 11 млрд рублей.

При этом 27 мая 2022 г. Хамовнический суд Москвы удовлетворил иск Генпрокуратуры РФ к Магомедовым и обратил в доход государства рекордную в России сумму в 750 млн долларов. Ведомство посчитало, что деньги, полученные Магомедовыми от продажи «Транснефти» акций АО «Новороссийский морской торговый порт», являются имуществом, «в отношении которого не представлены в соответствии с законодательством РФ о противодействии коррупции доказательства его приобретения на законные доходы». Порт был приобретён на доходы, полученные в период, когда Магомед Магомедов занимал пост члена Совета Федерации от Смоленской области, утверждали в Генпрокуратуре.

Другим подсудимым — бывшим главам компаний «Интэкс» Артуру Максидову, АО «Объединённая зерновая компания» (ОЗК) Сергею Полякову, начальнику департамента экономической безопасности ОЗК Роману Грибанову и гендиректору предприятия «Энергия-М» Юрию Петрову — прокурор предложил назначить от 8 до 18 лет с таким же штрафом.

В уголовном деле речь идёт о девяти эпизодах. По версии следствия, фигуранты вывели денежные средства при строительстве стадиона «Балтика» к чемпионату мира по футболу 2018 года и при реконструкции аэропорта «Храброво» в Калининграде, автомобильной дороги «Чуйский тракт», создании искусственного земельного участка в районе Крестовского острова в Санкт-Петербурге, а также у Федеральной сетевой компании.

Магомедовы за время слушаний не раз просили вынести им оправдательный приговор.


Защитники братьев уверяют, что никакого преступного сообщества и уж тем более преступной группировки, якобы организованной обвиняемыми, не существовало. И настаивают на признании за их подзащитными права на реабилитацию.

Основывается защита на том, что все фигурирующие в деле предприятия создали задолго до инкриминируемых совладельцам «Суммы» деяний и вели законную деятельность.  При этом всех подсудимых (по делу проходят шесть человек) связывали исключительно деловые, а вовсе не криминальные отношения.

Адвокат Магомеда Магомедова Михаил Ошеров на предыдущих слушаниях указывал, что если следовать положениям ст. 210 Уголовного кодекса России, то все компании и организации, перечисленные в деле — ОАО «Глобалэлектросервис», ООО «Интэкс», ОАО «ОЗК» и ООО «Стройновация», должны были быть созданы для совершения преступлений и зарегистрированы в процессе создания организованного преступного сообщества без цели ведения законной предпринимательской деятельности. Однако все эти компании появились ещё в 2005–2007 годах.

То есть задолго до инкриминируемых подсудимым деяний. Более того, они активно работали. По сведениям адвоката, всю информацию можно без проблем проверить. Есть данные ИФНС России №46 по городу Москве, записи в ЕГРЮЛ. Также у всех перечисленных компаний имеются лицензии, сертификаты и свидетельства на занятие определёнными видами деятельности. А также действующие банковские счета для расчётов с контрагентами и уплаты налогов, сборов и иных платежей, включая зарплаты сотрудникам.


Михаил Ошеров

Адвокат добавил, что руководство «Глобалэлектросервиса» только в 2011 году пожертвовало благотворительному фонду «Кронштадтский собор» 100 млн рублей и не менее 505 млн рублей Национальному исследовательскому технологическому университету «МИСиС», Саранской и Мордовской епархиям РПЦ и фонду «Духовное возрождение столицы». Благотворительную деятельность вели и другие компании подсудимых.

Примечательно и другое. Во время предполагаемого участия в преступном сообществе Магомедовым начислялась обычная зарплата, а каких-либо вознаграждений от инкриминируемой им преступной деятельности они не получали. Более того, свидетели рассказали, что начиная с 2010 года «общение братьев между собой стало редким», а с 2012 года совсем прекратилось.

Михаил Ошеров заявил, что «представленные стороной обвинения доказательства не могут являться достаточным подтверждением наличия в действиях его подзащитного состава преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 210 УК РФ» (создание преступного сообщества), и попросил по этой статье его оправдать.  

Параллельно следствию идёт и бизнес-расследование: FESCO уже подала против своего совладельца Зиявудина иск на 80,1 млрд рублей.

С Магомедова хотят взыскать деньги, которые он брал у компании по договорам займа, чтобы погасить долг, взятый на покупку её же акций. Не исключено, что с бизнесмена взыщут и его последний актив — 32,5% в FESCO. Сейчас его оппоненты Михаил Рабинович и Андрей Северилов прямо контролируют 50,3%.

Помимо Магомедова ответчиками по делу выступают компании SGS Universal Investment Holdings Ltd. (зарегистрирована на Британских Виргинских островах), Felix LP (Каймановы острова) и кипрские Maple Ridge Ltd., Smartilicious Consulting Ltd. и Enviartia Consulting Ltd.

В сообщении FESCO поясняется, что в рамках финансового аудита компании выявлено несколько задолженностей, «сформированных в интересах этой группы компаний и владеющих ими бенефициаров».

«Ранее одними акционерами оформлялись займы у компании для погашения своего долга по приобретению бумаг ПАО "ДВМП". Поскольку сейчас эти долговые обязательства не обслуживаются, менеджмент, принимая во внимание интересы всех акционеров, принял решение взыскать средства через суд», — говорится в релизе Группы.

В противном случае, отмечают в FESCO, долговая нагрузка может «значительно ухудшить финансовые и операционные показатели ДВМП» и нанести ущерб компании и акционерам.

Воспользовавшийся правом последнего слова, Зиявудин Магомедов заявил в суде, что, по его мнению, «единственное, чего добился гособвинитель, — сделал Кафку былью».

«Честность — это дочь времени и кормилица души, ложь — это кормилица дискредитированных личностей, так скажем», — подчеркнул подсудимый.

Свою речь Магомедов закончил обращением к судье Олесе Менделеевой:

«Я полагаю, что вы всё понимаете и время всё расставит на свои места».

В свою очередь прокурор Михаил Резниченко пояснил, почему в судебных прениях сравнил уголовное дело с трилогией Василия Аксёнова «Московская сага».

«Для меня в первую очередь «Московская сага» — роман не об искажённых судьбах, а о семье. О людях, которые, несмотря на все хитросплетения судьбы и ссоры, остаются на связи. Правда, никаких денежных средств в отличие от братьев Магомедовых они не расхищали», — сказал Резниченко.

Однако всё это лирика, которая чужда строгой, но справедливой Фемиде. В каком соотношении эти качества «судебной» богини будут применены к братьям Магомедовым, мы узнаем совсем скоро.

Транспортные новости российских мегаполисов и мировых столиц ищите в нашем разделе ГОРОД и в Telegram-канале @Vgudok  

Оксана Войцеховская, Дмитрий Борисов