Помочь помощнику машиниста. РЖД пытаются отсудить у бывшего сотрудника деньги, потраченные на обучение, которое не закончилось ничем

Опубликовано 29 мая 2018

Плох тот солдат, который не мечтает стать генералом, говорил один известный полководец. Плох тот помощник, который не хочет стать машинистом — эту истину знают в каждом депо.

Помощник машиниста электропоезда моторвагонного депо Свердловск Павел Нечаев плохим помощником себя не считал, и когда пришла пора, отправился учиться на машиниста. В нынешние времена любое обучение стоит денег и, чтобы застраховать себя от недобросовестных учеников, работодатель (ОАО «РЖД»), оплачивающий услугу, заключает с помощниками, направляемыми на обучение, ученический договор.

Машинист IV класса — это тот, кто только что назначен на эту должность, и до экзамена на III класс он будет допущен минимум через год безупречной работы.

Здесь необходимо пояснить, что, в отличие от курсов водителей или любых других, получение свидетельства на право управления локомотивом не означает автоматического назначения на должность. Отучившись «на права», помощник машиниста возвращается в своё депо «помощником с правами». Согласно действующим правилам, такие помощники ставятся в одну бригаду к машинистам, не имеющим класса квалификации (в просторечии — к машинистам IV класса). Машинист IV класса — это тот, кто только что назначен на эту должность, и до экзамена на III класс он будет допущен минимум через год безупречной работы. Таким образом, мы видим, что помощник с правами, с одной стороны — кандидат в машинисты, с другой — квалифицированная «подпорка» для молодого машиниста. Эту дилемму обычно решают просто: в течение года помощник с правами работает с молодым машинистом, после чего сам пересаживается за правое крыло.


Павел Нечаев

Пересадка эта тоже происходит не автоматом. Во-первых, помощник с правами должен вызывать доверие у руководителей: они, как и пассажиры, хотят спать спокойно. Если с этим всё в порядке, то кандидат в машинисты проходит специальную программу у машиниста-инструктора по обучению в депо. Прошли этот этап, дальше — собеседование и направление на экзамены. Важный момент: направление на экзамены осуществляется при наличии письменного заявления от кандидата, об этом сказано во внутреннем документе ОАО «РЖД» (приказ 23ц).

Фактически всё так и происходит, с той лишь разницей, что от помощника с правами мало что зависит. Назначить на должность машиниста можно лишь в пределах штатного расписания, а если медицина никого не «бракует» и машинисты, достигшие пенсионного возраста, не торопятся покидать предприятие, то кандидат может быть хоть семи пядей во лбу, но он будет продолжать работать помощником. До тех пор, пока машинист-инструктор не объявит помощнику с правами, что хочет отправить его на «постановку». Писать заявления о назначении на должность машиниста — пустая трата бумаги.

Павел Нечаев принял непростое для себя решение — уйти с дороги. Сейчас он работает в сфере мебельного производства, условиями труда доволен, и о «железке» был бы счастлив не вспоминать.

Павел Нечаев машинистом стать хотел и неоднократно объявлял об этом своему машинисту-инструктору. В ответ: «Подожди». У этих разговоров с инструктором есть свидетели, но идти в суд давать показания против работодателя ни один машинист не осмелится. Терпения Павла хватило больше чем на два года. Жену и двух детишек нужно кормить, а зарплата помощника весьма скромна. В результате Павел Нечаев принял непростое для себя решение — уйти с дороги. Сейчас он работает в сфере мебельного производства, условиями труда доволен, и о «железке» был бы счастлив не вспоминать.

Но не тут-то было. Едва за Павлом закрылись ворота депо, вслед за ним отправился работодатель. Отправился в суд взыскивать с бывшего работника более шестидесяти тысяч рублей за обучение — за период, который Павел не доработал до трёхлетнего срока с момента окончания обучения. В полном соответствии с условиями ученического договора. Всё дело в том, что действовавшая на тот момент типовая форма ученического договора распространялась как на повышение квалификации (получение прав), так и на первоначальное обучение. Пункт 3.1.7: «Проработать после обучения […] на должности, предложенной Работодателем по полученной профессии, не менее […]».

Сам работодатель при этом берёт на себя обязательство предоставить работу по полученной специальности, тоже почти в соответствии с типовой формой (изменён лишь номер пункта):

Полученной специальностью, согласно условиям договора, является «машинист электропоезда».

Получается, что условия договора не исполнил не только Павел, но и работодатель? Значит, «фифти-фифти», расходимся с миром? Однако Железнодорожный районный суд Екатеринбурга отсутствие письменного заявления счёл достаточным основанием для удовлетворения иска.

К сожалению, существующие в РЖД порядки, о которых мы рассказали, суд во внимание не принял, исковое требование работодателя удовлетворил. Павел Нечаев с таким решением не согласился, и подал апелляционную жалобу. Слушание по данному делу ориентировочно назначено на конец мая. Редакция vgudok.com надеется, что Свердловский областной суд примет во внимание то обстоятельство, что без ведома работодателя работать машинистом Павел Нечаев не мог никак, и отменит решение суда первой инстанции.

P.S. Исходя из представленных документов, у Павла Нечаева не меньше оснований для предъявления иска к РЖД, чем у РЖД к нему. Было бы справедливо, если бы ответчик не упустил возможности стать истцом. Хотя бы ради того, чтобы точка в этом деле была поставлена в нужном месте.

Сергей Вершинин