Пока все дома, не стало дома. На Старой Басманной разбирают дом Варенцова; пути МЦД нужны Москве, диалог — нет

Опубликовано 01 апреля 2020

Несмотря на режим самоизоляции и сложную ситуацию с распространением коронавируса, в Москве приступили к сносу исторического здания на Старой Басманной, 8 — доходного дома предпринимателя Варенцова, автора книги воспоминаний о Москве «Слышанное. Виденное. Передуманное. Пережитое». Зданию не повезло: оно оказалось на пути Московских центральных диаметров (МЦД). Специалисты уже не рассчитывают уберечь строение, но надеются, что отстоят ещё два дома в старейшем районе столицы. Дом был построен в 1880 году. В 1903 его реставрировал известный архитектор Серебряного века Николай Жерихов.

Статуса исторического памятника у здания, находящегося в собственности ОАО «РЖД», увы, не было. Ранее там находилась ведомственная поликлиника. Именно с подачи монополии здание начали разбирать. Делают это строители, что называется, втихую, даже не огородив место сноса забором. Дом Варенцова начали разбирать изнутри и с тыльной стороны. Ту часть, которая выходит на Старую Басманную, пока не тронули. Но это вопрос времени. Архзащитники негодуют, городские власти молчат, оно и понятно — когда на кону такой амбициозный проект, как МЦД, под нож идут не только «Аэроэкспрессы», но и исторические здания.

Этот кусочек Старой Басманной в современном городе довольно хорошо сохранился, последние сносы в районе были в 90-е годы, рассказал vgudok.com координатор движения «Архнадзор» Юрий Егоров.

«Мотивы тех, кто сносит, вполне понятны. Дом стоит на самом краю выемки, по которой проходят железнодорожные линии, выемку надо расширять. Вопрос реконструкции не то что назрел, он перезрел. Плюс ко всему выемка именно в этом месте достаточно глубокая. Может даже так оказаться, что фундамент дома выше, чем железная дорога. Если бы начали раскапывать основание здания, то ситуация могла бы быть аварийной», — говорит наш собеседник.


Юрий Егоров

Если по Старой Басманной фактически всё уже решено, то ещё по двум адресам в районе есть вопросы.

«Старая Басманная, 8 — это один из трёх проблемных адресов по Алексеевской линии. Есть Новая Басманная, 8 и улица Казакова, 8. Хотелось бы всё обсуждать, может быть, есть какие-то варианты сохранить либо часть дома на Старой Басманной, либо как-то его потом воспроизвести в том или ином виде, после того как все строительные работы закончатся, — считает Юрий Егоров. — Хотелось бы также каких-то консультаций на предмет того, можно ли сохранить хотя бы частично этот дом и можно ли сохранить ещё два здания.

Они пока под снос не попали, но, тем не менее, он более чем возможен. Здание на Новой Басманной, 8 стоит на территории объекта культурного наследия. Там ничего такого быть не должно. На Казакова, 8 немного сложнее ситуация. Прямо на его месте рисуются дополнительные тупики. Также хотелось бы по этому поводу провести консультации с проектировщиками. Действительно ли надо всё сносить, или можно как-то с этими объектами «поиграть».

Например, вспомнить практику 30-х годов, когда здания переносились.

«Был опыт передвижки зданий. Классический вариант — это Тверская улица. Там очень много чего уехало во дворы и переулки. Но там здания переносились полным объёмом. На Старой Басманной всё же говорить можно не о передвижке, а скорее о воссоздании, каком-то архитектурном решении, которое бы позволило какую-то часть дома сохранить. Пусть сносят ту часть, которая мешает, можно сделать на оставшейся части дома реплику того фасада, который сейчас оказался в зоне сноса», — высказывает мнение координатор движения «Архнадзор».

Сейчас на месте строительных работ идут два пути, для нужд МЦД строятся ещё два. Проект планировки территории (ППТ), разрезающий дома новыми линиями отвода, утверждён федеральными органами. Столичная мэрия просто молчит. Никакой реакции на снос исторического, пусть и не по документам, здания в центре города нет, и не предвидится. 

«Столичные власти не абстрагируются. Система МЦД и всё, что вокруг делается, конечно же, интересно городу, администрация поддерживает все идеи. Нет согласований — что же, это бывает. Я думаю, что сейчас, когда об этом заговорили, все договорённости будут достигнуты достаточно быстро. Тем более что МЦД строят РЖД совместно с городом. Так что реконструкция всем перечисленным интересна», — говорят архзащитники.

Только совместный поиск проектных решений позволяет находить компромиссы с транспортниками, говорит координатор «Архнадзора».

«Мы пока никаких проектов не видели, может РЖД предложат какие-то неожиданные решения? Наши обращения по поводу того, что планируют сломать — это на самом деле призыв к дальнейшему разговору с проектировщиками. В одном доме процесс сноса, к сожалению, пошёл, может быть, два других удастся отстоять. Пока все проекты на бумаге, техника пока ещё не вышла на объекты», — добавляет Юрий Егоров.

Действительно, дом не являлся памятником культуры города или историческим объектом. Однако почему в РЖД не рассказали о своих планах? Ни местным жителям, ни экспертам. Понятно, что здание принадлежало монополии. Но разве это отменяет возможность публичных слушаний? Не ровен час, по-тихому под снос пойдут и другие строения старейшего района Москвы. Исчезнуть они могут так же незаметно, как это происходит с домом Варенцова. Под громкое молчание городских чиновников.

Михаил Задорожный