Голову на плаху РЖД. Отряд не заметил потери бойца: машинист электрички потерял помощника и продолжил движение

Опубликовано 18 ноября 2019

В бессознательном состоянии и с разбитым черепом оказался на путях станции Царское село помощник машиниста (моторвагонного депо Санкт-Петербург-Финляндский Октябрьской дирекции моторвагонного подвижного состава) Кирилл Сергеев. Его увидел машинист встречного поезда. Спустя три дня, не приходя в сознание, он скончался.

Факты: у электропоезда, помощником машиниста которого был Сергеев, при разгоне после станции Царское село сработала защита тяговых двигателей со снятием напряжения (для специалистов – БВ, РП, РН). Ситуация малоприятная, но не критическая: потеряно 25% тяги, можно спокойно продолжать разгон, после чего можно попробовать восстановить защиту. Если после этого машина будет держать нагрузку, про ситуацию можно забыть; если нет – до планового заезда в депо можно спокойно ездить и на оставшихся трёх моторных вагонах, благо скорости движения по Витебскому ходу это позволяют.

Любой машинист первым делом выяснит причину загорания этой лампы.

Мы знаем фамилию машиниста этого электропоезда, но до окончания расследования озвучивать её не будем. Машинист оказался сбит с толку загоревшейся лампой «РН» (реле напряжения). Эта лампа – свидетельство либо снятия напряжения в контактной сети, либо обрыва этой сети, либо излома токоприёмника. Возможна также неисправность вспомогательных цепей. Любой машинист первым делом выяснит причину загорания этой лампы, чтобы не допустить повреждения контактной сети. Но есть одно маленькое «но»: если лампа «РН» загорелась одна. Если же в «комплекте» с лампами защиты тяговых двигателей, то, вероятнее всего, с контактной сетью и токоприёмниками всё в порядке.

Дальнейшие события, по нашей информации, развивались следующим образом. Машинист… (слабонервные, закройте текст) даёт указание помощнику высунуться из служебного тамбура и на ходу (на ходу!!!) в темноте осмотреть токоприёмники. Между вторым и первым главными путями станции Царское село расположен мачтовый маршрутный светофор ЧМ I, о который и ударился затылком помощник, не нашедший в себе смелости ответить машинисту отказом на откровенно преступное указание. Думаете, машинист тут же остановился и бросился на помощь помощнику? Нет. Он продолжил движение, как ни в чём ни бывало.

Зеленым цветом обозначено направление движения электропоезда № 6360, синим – платформа Детскосельская, где находился встречный поезд. Красным цветом обозначено место, где был обнаружен Кирилл Сергеев и светофор, о который он ударился (плохо виден).

Мы первыми опубликовали информацию об этом ЧП в наших соцсетях, и читатели успели усомниться: мы точно ничего не путаем, ведь светофоры расположены на значительном расстоянии от пути? Действительно, ситуация более чем невероятная. Но нет, мы не путаем: светофор находится в междупутье, и расстояние до него меньше, чем до светофоров, расположенных сбоку от путей; к тому же попытка увидеть собственные токоприёмники из кабины требует повисания на поручнях на вытянутых руках. Другой читатель предположил, что травмироваться помощник мог о негабаритную решётку в торце платформы, защищающую её от проникновения «зайцев». Место, где он был обнаружен, опровергает эту версию.

Кажется, у меня помощник выпал, посмотри, пожалуйста.

Вернёмся к действиям машиниста. С тех пор, как электропоезда были оборудованы комплексными локомотивными устройствами безопасности (КЛУБ-У), у машиниста исчезла необходимость удерживать кнопку безопасности, а значит, появилась возможность встать из-за контроллера и выглянуть в служебный тамбур. Так поступил бы любой из опрошенных нами машинистов. Наш же машинист… вызвал по рации встречный электропоезд, который только-только отъехал от платформы Детскосельская: «Кажется, у меня помощник выпал, посмотри, пожалуйста». Дальше было то, с чего мы начали нашу статью.

Машинист встречной электрички вызвал «скорую». Благо, всё произошло на территории Пушкина – пригорода Санкт-Петербурга, и медики прибыли быстро. В свете описанного такая мелочь, как ведение поезда от Детскосельской до Витебского вокзала (21 км.) машинистом в одиночку, вряд ли достойна подробного описания. Может, ревизор с Октябрьской дороги уделит этому факту побольше внимания?

Помощник машиниста ОАО «РЖД» двадцатитрёхлетний Кирилл Сергеев спустя три дня после падения умер. Надежда на то, что он придёт в себя и сможет рассказать, как всё было на самом деле, погибла вместе с ним. Теперь администрации единственного эксплуатационного моторвагонного депо в Санкт-Петербурге никто не помешает и дальше распространять версию о том, что он якобы самовольно высунулся из двери – этот вариант единственно приемлемый, чтобы защитить свою репутацию и остаться при должностях.

По нашим сведениям, машинист гнёт схожую линию – мол, помощник находился в хвостовой кабине, и всё произошло без ведома машиниста. Если так, то находиться он должен лицом по ходу движения, и что же помешало ему заметить светофор? Записи с камер видеонаблюдения с платформы станции Царское село, если они вдруг «случайно» не исчезнут, как бывало в РЖД много раз, помогут внести ясность в вопрос местонахождения помощника, ну а пока в активе машиниста – оставление собственного помощника в опасности. Деяние, предусмотренное ст. 125 Уголовного кодекса.

В то, что Сергеев вышел из кабины без команды машиниста, в депо не верит никто. Парень он исполнительный, но, как и большинство его сверстников, абсолютно безынициативный. Скажет машинист что-то сделать или куда-то сходить – сделает, нет – так и будет сидеть, не реагируя на неполадки в работе машины.

Мы как-то рассказывали о том, к чему по станции Кунцево привело исполнение помощником указания машиниста, ничего общего не имеющего со здравым смыслом. Тогда обошлось: железа помяли много, но все остались живы. В этот раз абсолютно неграмотные действия машиниста привели к трагическим последствиям.

Почему, заподозрив отсутствие помощника, машинист не применил экстренное торможение?

Что хотел услышать от своего помощника машинист, заставляя его осматривать токоприёмники на ходу? Что они стоят или наоборот, сломаны? Какой толк от этой информации, если раскачивания контактной сети нет, а значит, она цела? Расстояние между Царским и Детскосельской – полтора километра, докатись на выбеге, а там осматривай их с платформы, сколько угодно. Почему, заподозрив отсутствие помощника, машинист не применил экстренное торможение? Побоялся писать объяснение?

Страх перед наказанием, помноженный на отсутствие навыков? Система подготовки машинистов, принятая в ОАО «РЖД», даёт какие угодно знания, только не те, которые с годами перерастут в прочные навыки. Машинисты зубрят неисправности стрелочных переводов, высоту контактного провода и расстояние между осями путей, которое они никогда в жизни измерять не будут. Изучают неисправности колёсных пар и автосцепок, которые осматривают слесаря в депо. Сдают зачёты с абсолютно бредовыми вопросами на компьютерах. Угроза быть наказанным за любую мелочь, а то и по выдуманному поводу парализует разум, не давая ему принять единственно верное в экстремальной ситуации решение. Техзанятия, оторванные от реальности, разбитые кабины и прочие «прелести» формируют соответствующее отношение к работе.

Результат вы знаете.

Александр Каштанов

Вместо постскриптума мы процитируем определение охраны труда, данное в Трудовом кодексе: «Охрана труда - система сохранения жизни и здоровья работников в процессе трудовой деятельности, включающая в себя правовые, социально-экономические, организационно-технические, санитарно-гигиенические, лечебно-профилактические, реабилитационные и иные мероприятия». Если работник ОАО «РЖД» погиб, исполняя служебные обязанности, значит, что-то у работодателя с этими мероприятиями пошло не так.

Дай бог сил пережить всё это родителям и близким Кирилла.