Машинисты РЖД бегут от репрессий в декрет. На железной дороге не прекращаются войны между администрациями депо и работниками

Опубликовано 08 августа 2021

Очередной конфликт между работодателем и железнодорожником случился в карельском Медвежьегорске, в эксплуатационном локомотивном депо Медвежья Гора (ТЧ-25) Октябрьской дирекции тяги. Администрация ополчилась против машиниста Алексея Умнова. Яблоком раздора послужил документ с длинным названием «Особенности режима рабочего времени и времени отдыха, условий труда отдельных категорий работников железнодорожного транспорта общего пользования, работа которых непосредственно связана с движением поездов», утверждённый приказом Минтранса РФ от 9 марта 2016 г. Железнодорожники называют его просто «приказ 44».

44-й приказ предусматривает для некоторых категорий работников дежурство на дому при возможности вызова на работу. Рабочих локомотивных бригад в этом перечне нет. Тем не менее, в депо Медвежья Гора фактически введена вызывная система. Она очень удобна работодателю, но законных оснований для её применения нет, за одним исключением: «в случаях нарушения работы по графикам сменности». Другими словами, в форс-мажорных обстоятельствах.

Забота администрации — как можно скорее эти обстоятельства устранить и вернуться к нормальным графикам.

Машинист, обратившийся в редакцию vgudok.com, попросил работодателя применять к нему способ информирования о графике работы, предусмотренный действующим нормативным документом. Ответ работодателя: «В соответствии с п.5.7 Правил внутреннего трудового распорядка […] работа организуется […] по вызывной системе […]». Исполнителем документа значится зам по кадрам Александр Назаренко. О том, что на предприятиях Октябрьской дирекции тяги работа по подбору персонала провалена, наши читатели знают.

Как в отдельно взятом депо в локальном нормативном акте предприятия могли оказаться положения, которых нет в вышестоящем документе? Это первый курс юридического института. Если вопиющего нарушения не увидели ни в самом депо, ни в Окт Т, то, может, это заметят в Дирекции тяги (ЦТ)?

Машиниста Умнова начали травить. Брат вступился за брата. Назаренко, только на этот раз Сергей, машинист-инструктор, пытался лишить Алексея талона предупреждения по надуманному поводу. Машинист талон не сдал. Инструктор Назаренко назначает строптивому работнику тестирование на компьютере (АСПТ). Во-первых, система далека от результативной из-за странных вопросов. Во-вторых, часто используется как средство сведения счётов.

Уверенный в своей правоте машинист проходить тестирование отказался. Логический запрет не позволил нарядчикам выставлять его на явки. Чудесным образом через некоторое время АСПТ было пройдено «само собой», без участия Алексея. Про полную бесполезность систем, выдающих подобные запреты, мы писали неоднократно.

Вскоре в кабину к машинисту Умнову пришёл… начальник депо. Коллеги, поднимите руки, кто видел ТЧ у себя в кабине?! Все нормативы личного участия — фикция, не начальника это дело — поезда сопровождать, а липовые нормативы инженеры оформят. Итог поездки, прошедшей в удивительно миролюбивой обстановке — приказ на отстранение Умнова от работы и уведомление о явке на разбор. Вердикт разбора — предупредительный талон №2. Правда, без подписи ТЧ, но это же такая мелочь! Забегая вперёд, отметим: оплаты времени, проведённого на разборе, машинисту пришлось добиваться в суде.

Внимательный читатель помнит, что большая часть конфликтов машинистов с администрацией, о которых мы рассказывали, начинается с законного требования рабочего о соблюдении требований 44-го приказа. А ведь этот документ рождён в недрах монополии и лишь утверждён Минтрансом. Понаписали такого, что самим не выполнить? Это первое. Второе — все конфликты идут по спирали.

Работник требует — попадает в немилость. Защищается — попадает под обстрел карательных экзаменов и проверок.


Проваливает принимаемый с пристрастием экзамен — сначала отстраняется от работы, а там и отдел кадров недалеко.

Почему администрации предприятий уверены в своей безнаказанности? Где «официальный» профсоюз? В ста процентах историй, рассказанных нашими читателями, конфликты можно было погасить в зародыше. В ста процентах администрация предпочла конфронтацию с неугодными.

Наш загнанный в угол машинист идёт в транспортную прокуратуру Республики Карелия и трудовую инспекцию. Случается чудо: у единственного машиниста на всё депо Медвежья Гора Окт Т появляются графики работы! Для всех остальных ограничились графиком выходных, существовавшим только на бумаге. Алексею Умнову повезло: по своему графику он проработал целых три смены. ТЧ своим приказом снял машиниста с этого графика.

Придирки к Алексею не прекратились. То регламент «Минута готовности» он выполнит за 24 секунды, то служебный формуляр перед уходом домой не выложит. Обвиняли машиниста Умнова и в выполнении (!!!) положения 44-го приказа, разрешающего убывать из дома отдыха в пункте оборота пассажиром по истечении времени отдыха. Не желающий отбиваться от нелепых обвинений машинист ушёл в декретный отпуск в надежде на то, что за время его отсутствия администрация поостынет.

В надежде на защиту от несправедливых обвинений, машинист-декретник обратился к начальнику Дирекции тяги Олегу Валинскому. По советской традиции обращение спустилось туда, на кого пожаловались.

На «декретные» семью кормить не с руки, и Алексей решил выйти из отпуска по уходу досрочно. Его ждала очередная медкомиссия и психиатрическое освидетельствование. Эту часть осмотра ему было предложено пройти за свои деньги замом по кадрам Александром Назаренко. И снова вопрос в Окт Т и ЦТ: уважаемые руководители, вы уверены, что специалисты на местах чтут Трудовой кодекс? Подскажите, пусть заглянут. Статья 212, если что. Далее — отказ работника исполнить незаконное требование работодателя и столь же незаконное отстранение от работы.

Права правами, но семью кормить надо.

Освидетельствование машинист за свой счёт прошёл, но даже спустя полгода расходы ему не возмещены. Межрегиональный профсоюз железнодорожников (МПЖ), в котором состоит Алексей, пытался его защитить, но при отсутствии внятных действий со стороны прокуратуры и инспекции по труду добиться чего-либо сложно. К слову, эти два органа категорически не видят нарушений режима труда и отдыха, расследуя сход по Заделью в мае этого года и проезд по Сегеже в апреле прошлого.

Думаете, всё? Как бы ни так! Далее — внеочередная аттестация. Охрану труда принимал лично ТЧ. Чтобы иметь возможность защититься от предвзятого подхода, сдачу экзамена Алексей снял на видео. Сюжет занятный, поэтому экзаменуемый выложил его в сеть.

Вкратце: начальник депо не знает правильного ответа на вопрос, знания по которому проверяет у подчинённого. Окт Т, у вас точно с подбором кадров всё хорошо?

Из-за использования литературы (нигде не запрещённого), первую аттестацию у машиниста принимать отказались. Результат второй: «Не аттестован». Отстранён от работы. Предложена должность маляра.

Само собой, машинист брать в руки кисточку отказался.

Положение «между небом и землёй»: ни зарплаты, ни статуса безработного. Здесь нужно отдать должное администрации: спустя полтора месяца ошибки она признала, пригласив в комиссию по проведению аттестации представителя МПЖ. За время, проведённое без работы, Алексею выплачено 2/3 тарифа. Только вот железнодорожник играть в эти игры уже устал. Помните, мы говорили, что из декрета он вышел досрочно? Сейчас он снова в этом отпуске.

Ну а в Медгоре всё по-прежнему. Та же вызывная система, то же отсутствие оплаты планёрок и разборов. То же отсутствие выходных.

«О какой безопасности может идти речь? Как явиться подготовленным на работу, если ты не знаешь, когда она начнется, через час, два, сутки или двое суток?» — задаётся вопросом машинист Умнов.

Знают ли ответ на этот вопрос в филиалах РЖД? Машинист уверен, что изменений к лучшему ждать не стоит до тех пор, пока в людях не проснется сознание того, что всем нужен нормальный профсоюз. Полностью с ним согласны.

Транспортные новости российских мегаполисов и мировых столиц ищите в нашем разделе ГОРОД и в Telegram-канале @Vgudok

Владимир Максимов