Символизм РЖД ценой в 700 млрд. Тында — Ванино как «чёрная дыра» БАМа

Опубликовано 17 февраля 2021

Когда РЖД объявили, что для вывоза дополнительных 57 миллионов тонн угля монополии потребуется дополнительно же 700 млрд рублей, масштаб обозначенных сумм на секунду парализовал всех. Дыхание перехватило не только от решимости, но и от, извините, наглости Басманной, которая, оперируя триллионами, легко просит ещё. Возникает сравнение с каким-то монстром, готовым заглотить целые континенты, если не умерить его аппетит.

Однако когда эмоции ушли, хладнокровные размышления заставили задуматься, а кому, собственно говоря, адресован данный, как говорится, «месседж»? Что все заинтересованные стороны должны разглядеть за объявленной без особых претензий на точность суммой?

Вначале ответим на первый вопрос. Первые адресаты — угольщики, которым железнодорожная монополия выставляет «прайс» в ответ на заявленный объём. «Хотите везти — покупайте билет», — заявляют с Басманной.

Во-вторых, цифра адресована в правительство. Огромной суммой РЖД сигнализирует, что берёт на себя ответственность в обмен на инвестиции. А 700 миллиардов должны отпугнуть рачительный Минфин от мегапроекта.

В-третьих, про 700 миллиардов должны услышать главные олигархи, которые никак не могут поделить железнодорожные строительный пирог. Это им сигнал, что пирог может подрасти, что надо включать лоббистские возможности и прочее.

После того, как грубые намёки поняты и просчитаны, становится понятно, что 700 миллиардов — это сумма символическая. Это и много, чтобы отказаться от проекта, и мало, если поделить на всех желающих. Это сумма, мимо которой невозможно пройти, если она есть, но в то же время достаточно крупная, чтобы от неё отказаться. Тут проявляется такая сложная философская диалектика, что у подрядчиков РЖД, у самой монополии, у членов правительства появляются огромные просторы для манёвров. А вот крайними, как обычно, назначены угольщики, которым продаются «билеты».

Клиентам РЖД есть о чём задуматься на досуге, которого у них не очень много.

Последние вряд ли станут безропотно молчать. Как показали события последних лет, у них в достатке ответных ходов, которые попортят кровь всем участникам процесса. Однако ж за всем этим уходит в тень главное — как вывезти уголь, пока на мировом рынке существует на него спрос?

Теперь попытаемся понять, о чём идет речь «на земле». Участок Тында — Ванино сегодня — это 2170 км и приблизительно 11 суток пути. По расчётам РЖД, необходимо построить 956 км дополнительных главных путей и электрифицировать 1700 км трассы. Кроме того, крайне дорогими будут новый мост через Амур и новый Кузнецовский туннель. Отметим, что существующий Кузнецовский туннель тоже называется «новым» и был запущен в эксплуатацию в декабре 2012 года. Он обошёлся в «тех» ценах в 60 млрд рублей.

В целом, если «всё взять и поделить» (то есть 700 млрд рублей на 2173 км), то запрошенные РЖД суммы не представляются астрономическими — это в среднем по 322 млн рублей на км трассы. Но всё равно видно, что эти оценки сделаны по принципу «плюс-минус километр». Дело в том, что эта прикидочная сумма возникла как ответ на запрос вице-премьера Юрия Трутнева, которого, в свою очередь, видимо, «натравили» угольщики Якутии в лице Альберта Авдоляна, который, с одной стороны, пытается решить свои проблемы кулуарно с первыми лицами РЖД, а с другой — ищет возможности для индивидуального прессинга.


Делая выводы, можно только рукоплескать руководству монополии, финансовому блоку и службе коммуникаций. В дискуссию вброшена масштабная, но не очень серьёзная цифра, которая отвлекает от того, что реально происходит на Восточном полигоне сейчас.

Тем временем РЖД протаскивают идею долгосрочных обязывающих контрактов на перевозку угля, которая импонирует первому вице-премьеру Андрею Белоусову. Угольщикам предлагается рассмотреть многосторонние трёх-четырёхлетние договоры. Эта химера, конечно, очень удобна для РЖД, но, как мы писали ранее, не имеет никакого отношения к жизненным реалиям. В 2018 г. погрузка угля на РЖД составила 375 млн тонн, в 2019-м — 372 млн, в 2020-м — 353 млн. О каких обязывающих планах можно говорить, когда рыночные и нерыночные внешние факторы являются определяющими в конъюнктуре мирового угольного рынка, отчего зависят российские экспортёры?

Ну и в качестве финального аккорда обратим внимание на ещё одну хитрость РЖД. Как писали классики, Остап Бендер знал около 400 сравнительно честных способов отъёма денег у населения. Монополия также расширяет горизонты. Не одной инвестнадбавкой можно пополнить кассу, а двумя, если ввести, например, на участке Тында — Ванино дополнительный инвестиционный тариф.

А ещё предлагаются льготы по налогу на имущество, привлечение частных инвесторов к выкупу вечных облигаций РЖД и использование механизма дальневосточной концессии. Так что клиентам железнодорожной корпорации есть о чём задуматься на досуге, которого у них не очень много.

Транспортные новости российских мегаполисов и мировых столиц ищите в нашем разделе ГОРОД и в Telegram-канале @Vgudok

Дмитрий Борисов